Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... +2
днем 0 ... +3
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Журналистское исследование — репортаж из Китеж-града

Вторник, 17 февраля 2009, 07:32

Одесские известия, 12.02.2009

«И СКАЗАЛ БОГ: ДА БУДЕТ ТВЕРДЬ ПОСРЕДИ ВОДЫ...»

Начать необходимо с истории. Ведь она у города Вилково уникальна. В обозримом прошлом постоянные поселенцы в дельте Дуная появились в XVll веке. Это были донские казаки. Под предводительством Кондратия Булавина и атамана Игната Некрасова они осмелились поднять бунт против царского правительства, но были разбиты правительственными войсками.

Донские казаки, надо сказать, давно были не в милости русского царя, поскольку часть из них была старообрядцами. Они не соглашались с реформами патриарха Никона (1653 г.), проводимыми при поддержке государя Алексея Михайловича с целью привести русскую церковную практику в полное согласие с церковью Константинопольской – по политическим мотивам. Те, кто не пожелал креститься тремя перстами и соблюдать некоторые другие нововведения в чинах и обрядах христианского богослужения, были объявлены раскольниками, подверглись гонениям, многие были казнены. Большинство старообрядцев ушло в сибирскую глушь, другие – на Дон. Именно им впоследствии пришлось спасать свою свободу совести в непроходимых зарослях Дунайской дельты (эта территория продолжительное время принадлежала Османской империи).

На первый взгляд, среди болот дельты Дуная выжить человеку было невозможно. При весенних паводках и сильных ветрах со стороны моря острова заливало водой. Но старообрядцы не просто выжили, а, работая неустанно, осушили топи, вручную проложив километры малых и больших каналов. Они действовали по образу и подобию Божьему, который, как сказано в Ветхом Завете, создавая этот мир, отделил твердь от воды.

Чуть позже на Нижний Дунай пришла новая волна переселенцев – здесь от царского правительства спасались запорожские казаки.

В дальнейшем беспощадная история сводила в боях братьев по крови. Но как бы там ни было, потомки былых бунтарей, способных пойти супротив царя, если тот посягнул на их волю и средства к существованию, живут в дельте Дуная и поныне. Они сумели сохранить свою религию, твердые моральные устои, мудрые традиции и самобытный характер – твердый в основе и добрый извне.

Историки, фольклористы, филологи видят в местном населении живой «осколок» XVll века, который благодаря обособленному существованию и замкнутости, свойственной старообрядцам (в Вилково их 70%), сохранился до наших дней.

Таким образом, сегодня можно говорить о наличии на юге Одесщины отдельного этносоциального организма, субэтноса. Согласно ст. 10 Закона Украины «О национальных меньшинствах», «держава гарантує національним меншинам право на збереження життєвого середовища у місцях їх історичного й сучасного розселення».

Подчеркнув данное положение, вкратце скажем о современной истории. Украинская часть дельты стала заповедной с 1973 года – здесь был создан Дунайский филиал Черноморского государственного заповедника. В 1994 году в рамках проекта «Сохранение биологического разнообразия дельты Дуная» Всемирный банк выделил Украине грант в сумме 1,5 миллиона долларов. Условие было одно – чтобы в заповедной зоне не велась хозяйственная деятельность. Это, по сути, означало, что коренные жители лишаются средств к существованию.

Спустя еще немного времени Дунайский биосферный заповедник решением ЮНЕСКО был занесен в Планетарную сеть биосферных заповедников ЮНЕСКО. Таким образом, территория обитания потомков донских и запорожских казаков была объявлена «мировым достоянием». С этого момента жители Вилково перестали чувствовать себя хозяевами на земле, которую их предки в буквальном смысле создали своими руками.

Нельзя не сказать о том, что в советский период, который еще не забыт, уделялось внимание развитию этого края.

– Я родился в 1945 году на острове Анкудинов и вырос там, – рассказывает житель украинской Венеции Аким Петраков. – На нашем острове были построены электростанция, клуб и магазин. Каждый день привозили почту. Работала семилетняя школа, шесть классов которой я закончил. Потом эту школу сократили, она стала четырехлетней, а после сильного наводнения закрыли совсем. Когда не стало школы, жители острова, у которых были дети, вынуждены были перебираться на постоянное место жительства в Вилково. На островах остались в основном пожилые. Лично у меня на Анкудинове есть хатка, которая досталась мне в наследство от матери. Но когда оформлял документы, мне написали, что на острове – только приусадебный участок. Тогда по наивности я не разбирался, в чем разница домовладения от участка. А теперь мне объясняют: в документах жилой дом не значится, а, значит, я там не живу и жить не имею права!..

Вилково и прилегающие к городу острова, заселенные людьми, – территория специфическая, она просто не вписывается в некоторые положения отечественного законодательства. Так, например, согласно Водному кодексу, не разрешено заниматься хозяйственной деятельностью в природоохранной зоне – 100-метровой полосе вдоль водоемов. Но как соблюсти это условие в Вилково, в городе, который стоит на воде? Как быть жителям островов, которые не могут отступить от кромки берега на 100 метров – дальше идут плавни, заселенные дикими кабанами, пушным зверьком, пернатыми? Для сохранения украинской Венеции по большому счету необходимо отдельное законодательство, регламентирующее все специфические вопросы жизнедеятельности этого уникального городка.

Как только В.А. Поздняк стал городским головой, сразу взялся за разработку генплана населенного пункта, поставив цель включить в границы города и земли дельты, где жители Вилково содержат свои сады-огороды и живут. Это бы дало возможность городскому совету узаконить участки, а людям – оформить право собственности.

Но несмотря на все усилия мэрии, разработка генплана ведется крайне медленно. Карта, изготовление которой уже обошлось в 275 тыс. грн, в настоящее время находится на экспертизе. Впереди – внесение поправок, проведение геодезии, что обойдется громаде еще как минимум в 90 тыс. грн.

А пока документация находится в пути, в дельте активно скупаются земли.

…Мой проводник накрепко привязывает лодку к маленькому деревянному причалу. Веселые хозяйские псы – тут как тут. Из домика выходит пенсионерка Лидия Григорьевна Маляренко, которой подробно объясняю цель своего визита.

Как предупредил меня кормчий, для обитателей островов я – человек «с ветру». К гостям местные жители относятся настороженно, а если угощают, то из отдельной посуды.

– Не обижайтесь, это, говоря современным языком, карантин, вызванный жизненной необходимостью: никому из островитян не хочется заболеть гриппом или подхватить другую инфекцию «с ветру». Врачей-то на островах нет, аптеки – тоже.

Наконец пожилая хозяйка разрешает сойти на берег (похоже, доверие ей внушает кормчий – он свой) и ведет показывать местообитание семьи. Это около 50 соток земли, которые разделены на отдельные грядки сетью небольших каналов – ереков.

– В конце лета, когда Дунай падает, каждый хозяин, в том числе и мой 70-летний муж, углубляет свои каналы, перелопачивая сотни тонн ила, – рассказывает о специфике огородничества на островах Лидия Григорьевна. – Извлеченный грунт насыпается на грядки: они должны быть как можно выше, чтобы во время половодья не затопило хату и огород. Это не просто трудная, это – каторжная работа! Но если огороды не насыпать, если за ними не ухаживать, они превратятся в плавни.

И Лидия Григорьевна повела на межу, к соседнему огороду, который уже несколько лет не обрабатывается, зарос камышом и наполовину затоплен водой.

– На острове мы живем постоянно, выращиваем здесь овощи, ягоды, виноград. У нас есть взрослые внуки. Они просят нас с дедом не продавать эти огороды – здесь прошло их детство, эта земля им дорога. Но документов на землю нет, и мы не можем оформить наследство. А потом, когда мы, старики, помрем, окажется, что все эти земли уже кем-то куплены. И наших внуков отсюда просто выгонят!

Островитянка знает, что говорит: тысячи гектаров на островах уже переданы в долгосрочную аренду на 49 лет фирмам, владельцы которых предпочитают не афишировать свои имена. И Килийская райгосадминистрация, принимавшая в свое время эти решения, тоже не довела их до ведома местной общины.

Итак, первая и главная проблема жителей украинской Венеции – земельные вопросы, где все шито-крыто. Это – первый фактор постоянного социального напряжения.
2097

Комментировать: