Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -1 ... +1
ночью -2 ... -1
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Жизнь в одесском «гетто»: уехать нельзя остаться…

Понедельник, 14 декабря 2015, 10:59

Надежда Супранович

Слово, 03.12.2015

Прошло уже больше года с тех пор, как санаторий «Куяльник» стал приютом для вынужденных переселенцев с Донбасса. Насколько мне удалось выяснить, там сейчас проживают примерно пятьсот человек, большая часть из которых инвалиды. В свое время волонтеры, видимо в расчете на солидный западный грант, собрали их в Одесской области со всей зоны АТО. Однако этот расчет, надо полагать, не оправдался.

И теперь областные власти остались с проблемой беженцев-инвалидов, как говорится, один на один. Во всяком случае, за минувший год условия проживания этих людей сильно изменились. Если раньше в санатории царила безмятежная курортная обстановка, то теперь выделенный для переселенцев корпус скорее напоминает гетто. Многие люди здесь, без всяких преувеличений, голодают. И изо дня в день их положение становится все более отчаянным…

ХЛЕБ С ЧАЕМ НА ЗАВТРАК, В ОБЕД И НА УЖИН…

В этот раз я приехала в санаторий вместе со служащими «Красного Креста», которые привезли беженцам так называемые продуктовые сертификаты. По такому сертификату в любом магазине «Сільпо» можно бесплатно набрать продуктов общей стоимостью до двухсот гривен. В соответствии с зарубежной благотворительной программой, которую выполняет «Красный Крест», на одного человека приходится всего лишь по одному сертификату в месяц. К сожалению, не густо.

Когда мы вместе с заместителем председателя одесского отделения этой организации Николаем Тарасенко вошли в просторный вестибюль санаторного корпуса, здесь почти никого не было. Однако весть о том, что привезли продуктовые сертификаты, быстро облетела все многоэтажное здание, и через десять минут в вестибюле уже яблоку негде было упасть. Николай Иванович выдавал сертификаты не в порядке живой очереди, а по списку. Тем не менее, обстановка вокруг него была самая что ни на есть нервозная. Люди толпились вокруг стола с документами, напряженно вслушивались в каждое слово служащего и сердились друг на друга за любой шорох и малейшую задержку. Все это до боли напоминало голодную очередь за продуктовыми карточками во время Второй мировой войны.

Даже те из переселенцев, кто имел более или менее солидные денежные сбережения, сейчас уже на мели. Практически единственный источник существования для собравшихся в «Куяльнике» людей – это пенсии по инвалидности в одну-две тысячи гривен. Те, кто приехал с детьми, получают еще пособие — 800 гривен на каждого ребенка. Однако с последним бывают заминки. К примеру, инвалид второй группы Светлана Гайкова приехала сюда вместе с внучкой Дианой Ткаченко. На девочку пособие не положено, потому что Светлана не является ее опекуном. Оформить же опекунство при живой матери тоже нельзя. Родители Дианы остались под Донецком, в поселке Авдеевка.

Думаю, при желании выход из создавшейся ситуации все-таки можно было бы найти. По крайней мере, специалисты областного департамента социальной защиты населения могли бы написать по данному поводу официальный запрос в свое профильное министерство. Возможно, там для Светланы Гайковой и ее внучки сделали бы исключение. В конце концов, война часто разлучала близких людей. И в том, что Диана уехала вместе с бабушкой в Одессу, а ее родители остались в Авдеевке стеречь дом и ухаживать за престарелыми родственниками, нет ничего удивительного. Но, к сожалению, в нашем обществе так уж повелось, что не чиновники существуют для людей, а люди в подавляющем большинстве живут и работают на благо чиновников.

Некоторые, разумеется, скажут, что при желании можно прожить на две тысячи гривен даже вдвоем. Как никак, за жилье в санатории платить не надо. Электричество, водоснабжение и отопление здесь тоже бесплатные. А двух тысяч только на крупы и какие-нибудь суповые наборы вполне достаточно. Однако у проживающих в «Куяльнике» людей нет никакой возможности готовить себе еду самостоятельно. Держать в номерах электроплитки местная администрация категорически запрещает, а оборудовать для людей специальные бытовки областные власти не удосужились. Единственный источник горячего питания – санаторная столовая. На сегодняшний день одна пайка там стоит 15 гривен. Если взять вместе завтрак обед и ужин, то на питание одного человека в день потребуется уже 45 гривен, а в месяц – 2700.

Экономя буквально на всем, в том числе и на лекарствах, Светлана ежедневно давала внучке на обед пятнадцать гривен. Сама же она питалась в основном только сладким чаем и хлебом, который девочка всякий раз приносила из столовой. «Однажды Дианочка сама пообедала, а хлеб принести забыла»,– вспоминает Светлана,– я из-за этого аж расплакалась…В конце концов, спартанская диета для нашей героини закончилась весьма плачевно. Бедная женщина примерно на месяц попала в больницу. Внучку родители забрали обратно в Авдеевку.

Основной рацион питания других семей ненамного лучше: черствый хлеб, яйца, макароны – все то, что можно приготовить при помощи кипятильника и не требует особых условий хранения. Общие холодильники, разумеется, есть на каждом этаже. Однако и продукты, которые туда попадают, тоже автоматически становятся «общими». Значительная часть проживающих здесь людей – инвалиды в силу умственной неполноценности. И в таких условиях поднимать шум из-за украденных продуктов просто глупо. В подавляющем большинстве случаев жильцы хранят свою провизию на балконах. Однако уже были единичные случаи воровства даже оттуда.

Еще одна проблема санаторного содержания: отсутствие медицинской помощи. Во всяком случае, по словам людей, местный терапевт принимает здесь всего лишь два раза в неделю по три часа в день. В течение дня к нему успевают попасть десять, от силы двадцать человек. Тогда как в санатории проживают сотни инвалидов, которым нужно постоянное медицинское наблюдение. Участковый врач из районной поликлиники сюда, разумеется, не поедет. Остается лишь возможность вызвать «скорую помощь», но это когда будет уже совсем невмоготу…

Излишне говорить, что в корпусе царит унылая, безнадежная обстановка. Теперь проживающие здесь люди уже не пугаются шума реактивных самолетов. Их волнуют совсем другие проблемы: как наиболее рационально распределить последние денежные крохи от своей миниатюрной пенсии, как дотащить продукты из ближайшего универсама и стоит ли на этот раз записываться на прием к санаторному врачу… Недавно служащие «Красного Креста» организовали для вынужденных переселенцев бесплатную экскурсию по Одессе. К дверям корпуса подогнали комфортабельный автобус. Однако согласились поехать в основном только дети.

КОМУ ПОД СИЛУ ЧУЖАЯ БОЛЬ?

К сожалению, как бы туго нам в этой жизни иной раз не приходилось, но всегда может быть еще хуже. Недавно жильцы санатория «Куяльник» узнали, что в ближайшее время цены в местной столовой вырастут уже до 25 гривен за пайку. Это значит, что на полноценное питание одного человека за месяц уйдет уже 4700 гривен.

На днях по этой причине подруга и землячка Светланы, Галина Дедикова уехала вместе с пятилетней внучкой обратно в Авдеевку. Когда женщина вместе с ребенком садилась в поезд, в этом поселке было относительно спокойно. Но буквально через несколько часов в Авдеевке снова начались бои.

Школа опять закрыта. Начались перебои с поставками продуктов и электроснабжением. У людей нет ни угля, ни дров на зиму. И, что хуже всего, нет никакой уверенности в том, что завтра твой дом не накроет снарядом…

Если раньше Светлана хотела забрать внучку в Одессу лишь после того, как немного поправит здоровье и сделает очередную операцию, то теперь она собирается привезти сюда девочку буквально на днях. «Каждый день я засыпаю и просыпаюсь с мыслью о том, живы ли они: дочка, зять и моя внучка, – рассказывает бедная женщина, – звоню туда постоянно. Из-за телефонных переговоров у меня почти не осталось денег на продукты. Но лучше уж сидеть голодной, зато знать, что с твоими родными…».

Когда вокруг спокойно катится по накатанным рельсам мирная жизнь, трудно поверить что где-то совсем рядом идет война, и там царят смерть, голод и разруха. Между тем, даже в полу синтетического халата Светланы вплавлен крошечный осколок снаряда. При помощи старенького мобильника женщина показала мне фотографии своего сельского дома. Одна его половина почти полностью разрушена, а вторая по-прежнему обитаема. Недавно вернувшаяся в Авдеевку внучка Светланы сейчас проживает вместе с родителями именно там.

Во время нашего разговора у меня несколько раз соленый ком подкатывал к горлу. Но наша героиня ни разу не проронила ни слезинки. Думаю, любой человек плачет, будучи охваченным, в первую очередь, ощущением беспомощности. А когда он полон энергии и обдумывает дальнейший план действий, его глаза остаются сухими.

«В следующем году Дианочка заканчивает девятый класс. Она мечтает поступить в медучилище. Однако в Донецке все давно закрыто и в Макеевке тоже. Остается только Одесса…», – рассказывает Светлана

На днях побывавшие в санатории волонтеры подарили Светлане для внучки красивую школьную форму. Женщина вынула из шкафа и с гордостью показала мне черненькие пиджачок и юбку. И то и другое – явная синтетика. Зато в стиле Версаче! Ушлые китайцы всегда были горазды на штучки такого рода. Надев на пластмассовые плечики белоснежную блузку, Светлана накинула поверх нее пиджачок и подняла наряд таким образом, чтобы на него падало как можно больше света. В ее глазах и в каждом движении при этом сквозила непередаваемая нежность, которая бывает у женщин только по отношению к детям. Думаю, когда наступает черный час испытаний, почерпнуть душевные силы можно только в своей любви к близким…

ГДЕ ДЕНЬГИ, ЗИН?

Трепетно попрощавшись со Светланой, я, наконец, села в лифт и спустилась обратно в вестибюль. Однако мой рабочий день на этом не кончился.

Там меня поджидали еще две женщины: Ирина Руднева и Ирина Тасназарова. Обе они тоже родом с Донбасса. И до недавнего времени жили вместе с детьми в пансионате «Плай». На днях администрация этого пансионата, видимо, для того, чтобы избавиться от нежелательных жильцов, отключила во всех номерах свет, воду и отопление. Приехав в «Куяльник», обе женщины вынуждены были написать расписки о том, что по истечении пяти дней обязуются покинуть санаторий. Областные власти решили их разместить в помещении бывшей наркологической больницы по улице Красная. Предварительно побывав там, люди пришли в ужас. На этаже лишь один общий санузел, нет горячей воды, а из мебели в палатах одни только тумбочки да железные кровати.

– Как жить в таких условиях вместе с детьми, да еще больными? – спрашивает Ирина Руднева, – у меня дочка – инвалид первой группы. Ей нужен особый уход…

В день моего визита в таком положении находилось лишь семь семей, недавно переехавших из «Плая». Однако через несколько дней выяснилось, что из «Куяльника» будут переводить на Красную и других жильцов. Новость об этой очередной напасти быстро облетела все палаты. Сейчас некоторые люди уже собираются идти пикетировать здание Одесской облгосадминистрации. Что из этого получится и пойдут ли областные власти на контакт с обездоленными людьми, которых выгнала из дома война, нам еще предстоит узнать. Однако санаторная администрация в настоящее время закрыта для общения, как со своими жильцами, так и с журналистами. По крайней мере, из независимых изданий.

Думаю, самый важный на сегодняшний день вопрос: получают ли областные власти на содержание вынужденных переселенцев целевую субвенцию из государственного бюджета? Напомню еще раз, в Одесской области в настоящее время собраны инвалиды со всего Донбасса. И в Министерстве социальной политики Украины об этом наверняка знают. Поэтому трудно поверить, что наш регион не имеет никаких дополнительных ассигнований. Еще труднее себе представить, что санаторий «Куяльник» вынужден содержать беженцев за счет своих скромных доходов. Тем не менее, нынешнее критическое положение спасающихся от войны людей явно свидетельствует в пользу этой невероятной версии. Впрочем, вполне возможно, что выделенная субвенция потихонечку «рассосалась» где-то на банковских счетах и в финансовых «ямах». В этом случае, необщительность администрации «Куяльника» вполне логична.

Узнав, что я собираюсь идти со своими вопросами к директору санатория, Араику Размиковичу Погосяну, несколько женщин вызвались сопровождать меня. В итоге, к нему собралась целая делегация. Мы долго бродили по санаторной территории, донимая всех служащих расспросами: куда пошел директор и где он сейчас может находиться. Наконец, удалось его найти. Араик Размикович вальяжно прогуливался мимо соседнего корпуса в окружении важных гостей. Наше вторжение вся эта элитная компания сочла явно неуместным. Особую настороженность по поводу моего визита почему-то выказали именно гости. Директор же, отказываясь от сотрудничества с нашим изданием, вежливо сослался на крайнюю занятость.

Встретив столь решительный отпор, одна из стоявших рядом со мной женщин расплакалась. Собравшийся было идти дальше Араик Размикович невольно задержался и удивленно спросил: «Что случилось?»

– С нами обращаются как с собаками, – выкрикнула женщина, горестно глотая слезы, – сперва это дорогое питание в столовке, а теперь еще выселяют на Красную, где никаких условий…

– Обращайтесь в облгоадминистрацию, – буркнул директор и решительно повернулся к нам спиной.

Этот поворот показался мне очень символичным. Судя по всему, примерно так же повернулись спиной к проблемам вынужденных переселенцев и местные власти…

По поводу бедственного положения вынужденных переселенцев наша редакция уже подготовила официальные запросы в департамент социальной защиты населения Одесской облгосадминистрации и в территориальное управление счетной палаты по Одесской, Николаевской и Херсонской областям.
9048

Комментировать: