Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -5 ... -3
днем -3 ... 0
Курсы валют USD: 25.899
EUR: 27.561
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Живым остается слово

Вторник, 15 сентября 2015, 07:51

Светлана Комисаренко

Одесские известия, 12.09.2015

По заказу Госкомитета телевидения и радиовещания Украины, в рамках программы «Украинская книга», редакционно-издательская фирма «Пресс-курьер» выпустила в свет книгу «Жизнь и смерть Редактора. Книга памяти Бориса Деревянко».

Жизнь редактора «Вечерней Одессы» оборвалась 11 августа 1997 года. По пути на работу он был застрелен наемным убийцей. Судебное разбирательство началось 11 ноября 1998 года и длилось до 19 марта 1999 года. То был первый случай, когда убийство связали с профессиональной деятельностью журналиста. К пожизненному заключению был приговорен Александр Глек.

Как отметила составитель издания, нынешний редактор газеты Лариса Бурчо, Борис Федорович всегда занимал твердую гражданскую позицию, оставался на стороне правды, до конца отстаивая интересы незаслуженно обиженных и наказанных. Конечно, нравилось это не всем. Лариса Бурчо приводит весьма красноречивую выдержку из дневника Деревянко: «У меня в этом городе столько врагов, сколько есть в нем дураков, подлецов, негодяев, чинуш, тупиц, воинственной бездарности, фальши, корыстолюбия, национальной ограниченности, самодовольства, интриганства, наглости, продажности, чванства…».

С момента создания «Вечерки» непросто строились отношения Бориса Федоровича и с коллегами. Ведь уже тогда начинала зарождаться весьма опасная тенденция сращивания власти и СМИ, о которой еще в 1997 году Деревянко написал в дневнике следующее: «Зерно свободы, брошенное на неподготовленную для него почву, может произвести на свет мутантов. Слово – весьма мощное оружие, но, как всякое оружие, оно может использоваться как во благо, так и во зло. Им можно защитить преступников и лжецов, и в то же время им можно воспользоваться как кистенем, опуская его на головы неугодных… СМИ сегодня весьма успешно используются в своих интересах различными финансово-политическими группировками. К сожалению, эта тенденция характерна для большинства государств, возникших на развалинах Советского Союза. Кто не знает о существовании «газетных киллеров», готовых за приличное вознаграждение уничтожить политических оппонентов или деловых конкурентов. Их услугами в последнее время начинают пользоваться все чаще и чаще… И это не может не настораживать. У нас есть шанс оказаться в начале необратимого процесса деинтеллектуализации средств массовой информации, а вместе с ними и деинтеллектуализации общества».

В книге есть пронзительные размышления Валерия Барановского о неизбежности одиночества личностей такого уровня, как Борис Федорович. Бывший мэр Одессы Руслан Боделан вспоминает, как за полгода до трагедии Деревянко делился с ним своими опасениями. Но на предложение о выделении охраны лишь отмахнулся: мол, от судьбы не уйдешь.

Много вопросов оставляет и подробный рассказ о ходе расследования убийства Бориса Федоровича. Тогда общественным обвинителем на суде выступил сотрудник «Вечерней Одессы» Юрий Иванов. Он был фактически единственным журналистом, который ознакомился со всеми без исключения материалами этого дела и написал ходатайство о возвращении его на дополнительное расследование. По мнению Юрия Иванова, представленные следствием доказательства не давали возможности сделать однозначный вывод о том, кто заказал и кто именно исполнил это убийство.

Лариса Бурчо пишет о найденной тогда в столе редактора после его убийства статье «Криминальные авторитеты рвутся к власти». В ней были названы совершенно конкретные фамилии известных в городе людей, перечислены факты допущенных ими злоупотреблений и нити, которые выводят на те самые «авторитеты», рвущиеся к власти из криминального мира. Но никто из названных в статье по делу допрошен так и не был. Не разрабатывались следствием и 56 критических статей самого Деревянко и журналистов «Вечерки», первоначально отобранных следователями. Все это и давало коллективу редакции основание делать вывод о том, что дело должным образом не расследовано.

В конце 2001 года покончил жизнь самоубийством (по официальной версии – застрелился на могиле матери) Юрий Иванов. Все сомнения сотрудников редакции относительно того, была ли эта смерть на самом деле самоубийством, правоохранительные органы проигнорировали. Уголовное дело не возбуждали, тело кремировали. Нет человека – нет проблемы.

Очередную попытку привлечь внимание к расследованию дела Деревянко сотрудники редакции предприняли в 2005 году, на пресс-конференции, посвященной 100 дням пребывания на посту Президента Украины Виктора Ющенко. Поскольку на таких мероприятиях представителям региональных СМИ пробиться к микрофону оказывается делом практически невыполнимым, Дора Дукова набросала свой вопрос на листе из блокнота и передала его в президиум вместе с публикациями о деле Деревянко и текстом обращения коллектива редакции в Верховный Суд Украины.

Уже на следующий день в «Вечерку» перезвонили из пресс-службы Президента и предложили прислать юриста для разговора о том, что надо делать дальше. Редакция, конечно же, командировала в Киев своего юрисконсульта.

Но, увы. Разговор свелся к тому, что «нельзя Президенту задавать вопросы на листке из блокнота в клеточку, а для того, чтобы дело сдвинулось с места, надо, чтобы об этом официально, в соответствующей форме и на соответствующих бланках, походатайствовали губернатор области, мэр Одессы и хотя бы несколько народных депутатов, желательно – председателей профильных комиссий ВР. Ну и коллектив редакции может свое ходатайство прислать, официальное».

В связи с этим вспомнилось гениальное высказывание театрального педагога Михаила Чехова о том, что самая большая опасность, существующая в современном мире, – это подмена истинных смыслов ложными. Потому и листок в клеточку пока оказывается важнее установления справедливости в деле убийства Бориса Федоровича Деревянко. Комментарии, как говорится, излишни…
8510

Комментировать: