Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... -1
вечером -2 ... -1
Курсы валют USD: 25.899
EUR: 27.561
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Живые и мертвые: история с продолжением

Понедельник, 21 мая 2007, 08:47

Евгений ВОЛОКИН

Тиква

«Не найдено ни одного документа, соответствующего запросу «Евреи в Любашовке (Одесская обл.)», — четко рапортуют всезнающие интернетовские поисковики. И — не врут. Евреев в Любашовке сегодня действительно нет. Ни одного. Но это, если говорить о живых. Евреи в Любашовке были и есть. Мертвые.

Для нас эта история началась со звонка в редакцию «Тиква»-«Ор Самеах» заместителя председателя райгосадминистрации Любашовского района Михаила Панченко. А для него самого все началось год назад: в район тянули долгожданный газопровод, начали рыть траншеи под трубы, а там — человеческие кости.

Михаил Панченко — коренной житель Любашовки, но откуда эти останки, чьи они — не знал. Впрочем, не знал не только он — молодой человек (ему чуть за 30), не смогли прояснить дело и те, кто постарше. Правда, «еврейская версия» появилась сразу: до войны половину населения городка составляли евреи, что с евреями в войну стало — известно.

\"\"В районе есть несколько памятных знаков, установленных на местах массовых казней, местные жители за ними присматривают. Памятники эти достаточно давно ставили одесситы Борис Гидалевич и Леонид Дусман. Гидалевича уже нет в этом мире, а Леонид Моисеевич, сам бывший узник гетто и концлагеря, продолжает исследовать историю Катастрофы в Одессе и области, устанавливать мемориальные стелы, выяснять имена и факты. В общем, если бы Михаил Панченко познакомился с Леонидом Дусманом не в этот наш приезд, а пораньше, не пришлось бы любашовцам проводить целое расследование, ответы на все свои вопросы они получили бы прямо на месте…

Инициатором расследования стал, собственно, Панченко. Вместе с председателем райадминистрации Анатолием Островским создали комиссию, которая занялась архивными поисками. Связывались с архивами местными, с архивом в Москве… И в результате получили документы, рассказывающие, что в Любашовском районе (впрочем, как и в иных городах и местечках Одесской области) было еврейское гетто (концлагерь). Располагался он в селе Гвоздавка. Здесь тоже есть памятный знак, установленный Гидалевичем и Дусманом. О нем мало кто знает: стела далеко от села, к ней даже машиной добираться минут 20, а потом еще пешком идти по лесу…

\"\"Сельский голова Гвоздавки Вера Крыжановская говорит, что все здесь буквально стоит на костях. Неподалеку от памятного знака в Гвоздавке — тропинка. Пару дней назад там то ли дождь подмыл, то ли кто-то из местных ямку копать начал — под совсем тонким слоем земли проглянули человеческие останки, нигде не учтенная братская могила. И так — повсюду. В гараже за сельсоветом в картонной коробке собраны кости, которые просто находили за селом. Как правильно с ними поступить, ни в селе, ни в районе не знают. Но уверены, что сделать все надо «по правилам»…

Потому и решили обратиться в еврейскую организацию, в «Тикву». Обратились с идеей создания мемориала в память об убитых здесь евреях — одного, общего на всех. Мемориал хотят возвести в Гвоздавке, на пересечение дорог. Как раз там, где был концлагерь (теперь на этом месте производственные цеха, пилорама; через пару метров — и автобусная остановка, и местная церковь, то есть, самый центр жизни).

- Ведь, - говорит Михаил Панченко, - над каждой могилой памятник не поставишь, да и чтоб обнаружить все эти могилы, пришлось бы перекопать весь район.

А Анатолий Островский добавляет:
- Время уходит, память стирается. И поставить памятник надо там, где он будет виден всем, чтобы память осталась.

\"\" Впрочем, в этих местах еще живут люди, которые помнят, как это было. Сейчас — по совету Леонида Дусмана, который много лет сотрудничает с иерусалимским мемориальным центром «Яд ва-Шем», — в районе занимаются документированием свидетельств. С одним из таких свидетелей, Парфением Абрамовичем Богопольским, нас познакомили в Гвоздавке. Ему 85 лет, но у него отличная память, и он все помнит. Есть в Гвоздавке еще женщина, которая жила прямо напротив гетто, еще несколько людей в районе, которые помнят, что и как тут было…

Мы с ними непременно встретимся. В общем, продолжение следует — уже при участии главного раввина Одессы и области Шломо Бакшта; его эта история по-настоящему его тронула. Будут новые встречи, будут решаться и финансовые вопросы (куда ж без них: району, понятное дело, своими силами возведение мемориала «не потянуть»), и то, как сделать все «по правилам»… По-человечески.
410

Комментировать: