Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +5
утром +5 ... +7
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Женское мужество

Воскресенье, 22 марта 2015, 16:42

Лидия Чемисова

Слово, 12.03.2915

В августе 1940 года, после окончания средней школы я отправилась в Москву за счастьем. Ехала в столицу с намерением поступить учиться в «Тимирязевку» (Тимирязевская сельскохозяйственная академия). Но земляки уговорили поступить в Московский институт инженеров транспорта (МИИТ). Через год я поменяла свои планы и все-таки перешла на учебу в сельскохозяйственную академию. Но все мои надежды перевернула начавшаяся война. Прямо из общежития утром нас, студентов, посадили в 14 автобусов и повезли строить оборонительные сооружения около Смоленска. Здесь я впервые увидела немецкие самолеты, которые то и дело сбрасывали бомбы.

Нас разместили в нескольких деревнях недалеко от станции Ярцево. Наша работа состояла в рытье противотанковых рвов. На позиции нужно было идти семь километров. Каждому устанавливалась дневная норма — 3,5 кубометра. Смена длилась 12 часов, да два с половиной часа уходило на дорогу туда и обратно. С непривычки ныли ноги, руки покрывались кровавыми волдырями и мозолями. Фронт подходил все ближе и ближе. В середине июля начались систематические налеты на Москву. Стервятники летали сотнями над нашими головами, но на нас бомбы не бросали.

Наконец, прозвучала команда: «Сдать лопаты!». Все четыреста человек в дырявой обуви отправились в пеший поход и «на одном дыхании» прошли 45 километров. По пути пришлось опять копать окопы. В конце августа 1941 года мы вернулись в Москву.

Она была уже неузнаваемой: разрушенные дома, станции метро превращены в бомбоубежища, в магазинах огромные очереди. Тогда были введены продовольственные карточки, началась эвакуация предприятий и населения, а по радио звучали сообщения: «Оставили... Оставили после тяжелых и продолжительных боев...». Назывались только большие города. Около военкоматов — толпы молодых мужчин, а около них — женщины и дети. Солдаты и добровольцы идут строем с котомками за плечами и винтовками образца 1897 года (на несколько человек одна винтовка). Их направляют на ближние подступы к Москве. Нас, студентов, привлекли к строительству оборонительных сооружений в северо-западной части Москвы. Туда мы ездили на трамвае, и нам нужно было рыть окопы перед «ежами», так назывались противотанковые заграждения из вбитых в землю и сваренных между собой железных рельсов. Немцы приближались к Москве. Несколько студентов, в том числе и я, попросились домой, в Дмитровск.

Декан отпустил нас на пять дней. Нам удалось побывать у родителей, а последним поездом вернуться в Москву. По дороге наш эшелон несколько раз обстреливали немецкие самолеты, но в наш вагон не попали, хотя другие пострадали от обстрела, и там были раненые.
После захвата Орла и Дмитровска немцами я пришла в военкомат с просьбой отправить меня на фронт, но мне отказали, так как я не имела военной специальности. Когда немецкие танки оказались на окраине Москвы (Химки), началась эвакуация населения и предприятий, отправляли в тыл вузы. Наш факультет прибыл в город Владимир, а оттуда — в Узбекистан. Дорога до Самарканда заняла целый месяц.

Подъезжая к Самарканду, мы узнали, что немцев от Москвы отогнали, и наступление наших войск продолжается. В местном сельскохозяйственном институте нас разместили в общежитии и выделили для нас кабинеты и аудитории. Занятия, которые вскоре начались, прервались весенними работами в поле. Нас всех распределили по колхозам: жить пришлось в узбекских кишлаках. Из местных жителей редко кто знал русский, и нам пришлось учиться говорить по-узбекски. В тракторной бригаде, где мы работали, нам доверяли водить машины и ремонтировать их. В мае 1942 года мы вернулись в Самарканд. К этому времени уже начался набор женщин в армию. Я прошла медкомиссию и была направлена на курсы шоферов.

После месячного обучения в автобате нас отправили на Дальний Восток, в Приморский край, и я вместе с другими девчонками попала в 618-й батальон аэродромного обслуживания 9-й воздушной армии, самолеты которой располагались на аэродромах от Хабаровска до Владивостока.

Автомашины, за которыми закрепили нас, девчат, были сильно изношены, требовали постоянного ремонта и досмотра. Заводить их приходилось чаще рукояткой, так как аккумуляторы были старыми и в холодное время «не тянули».

Нас научили регулировать «момент зажигания» так, чтобы машина заводилась «с полоборота». Мы все время ходили с грязными руками, лицом и в измазанных гимнастерках.

Задания мне приходилось выполнять самые разные: возить людей на работу и с работы, перевозить различные грузы. Неприятными и опасными были дальние рейсы в незнакомые места и с незнакомыми людьми. У меня в кабине всегда висела винтовка с пятью патронами. Кроме обязанностей шофера, приходилось нести караульную службу, работать на стройке, содержать казарму в чистоте.

Мы обеспечивали порядок в гараже. В «свободное время» чистили оружие, особенно после учебных стрельб. Часто приходилось нести наряд на кухне.

Иногда по вечерам ходили в кино, но там часто засыпали: сказывалась усталость после рабочего дня.

Летом 43-го меня «пересадили» на бензозаправщик, и я начала осваивать специфику работы на этой трехосной машине. Заново училась особенностям заправки самолетов разных марок — У-2 (ПО-2), Ла-5, СБ и, наконец, знаменитых «летающих танков» — штурмовиков Ил-2.

Но самой изнурительной работой была разгрузка железнодорожных цистерн. Их нужно было быстро опорожнить и развезти бензин на склады. А они находились на разных расстояниях между сопками. В такие дни спать приходилось урывками в неотапливаемых помещениях (бывших бараках для заключенных). Часто приходилось дежурить по гаражу. В такие дни спать не полагалось сутки. Эта изнурительная работа продолжалась до 9 мая 1945 года, когда мы узнали о Победе.

А уже 9 августа была объявлена война Японии, и мы перешли на военное положение: круглые сутки находились в гараже и по первому сигналу обеспечивали всем необходимым — бомбами, снарядами, патронами, бензином — вылетающие на задание самолеты.

После капитуляции Японии в сентябре 1945 года я была демобилизована и с группой девчат вернулась в свой родной Дмитровск. Затем поехала в Москву заканчивать учебу на зоофаке «Тимирязевки».

Занятия совмещала с работой в котельной, а затем работала лаборантом на кафедре. Несмотря на все эти трудности студенческой жизни, я с отличием окончила факультет, после этого была назначена начальником цеха свиноводства в учебном хозяйстве. В эти же годы защитила кандидатскую диссертацию и перешла в Одесский сельскохозяйственный институт на преподавательскую работу.

Тяжелые годы жизни во время войны и после нее сказались на состоянии здоровья: теперь я инвалид Великой Отечественной войны 1-й группы. Награждена орденом Отечественной войны, медалями: «За участие в войне 1941-1945 годов», «За боевые заслуги», «За победу над Японией», «За мужество»
7186

Комментировать: