Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -6 ... -4
вечером -7 ... -6
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Жажда

Воскресенье, 10 июня 2007, 19:16

Алена ВОЙТЕНКО, Виктор МАМОНТОВ

Мы идем по Раздельной с директором КП «Раздельная-водоканал» Владимиром Симоненко. В раскаленном воздухе маревом стоит пыль. Она скрипит на зубах, покрывает листья деревьев и траву, одежду и обувь.

Моего спутника периодически останавливают, расспрашивают. Притом все об одном: о перспективах, о том, когда из пустых, пересохших кранов польется вода.

– В интернете по прогнозу все обещают небольшой дождь,.. – так отвечает на вопросы человек, который знает все о водоснабжении Раздельной.

Неоправданный пессимизм? Отнюдь. Ситуация в Раздельной навевает воспоминания о старом фильме «Жажда». Здесь, правда, полегче. На городских предприятиях, что позажиточней, есть артезианские скважины. Настоящий оазис – железнодорожный вокзал – тут своя скважина, чисто, прохладно и из кранов идет вода.

Два мира – два образа жизни. Кажется, так когда-то назывались популярные телепрограммы. Здесь, в Раздельной, ситуация аналогична. А во главе угла – местный водоканал. Но виноват ли Владимир Симоненко в проблемах с водой в Раздельной и может ли он что-то изменить в сложившейся ситуации?

Чтобы получить объективный ответ на этот вопрос, достаточно заглянуть во двор возглавляемого Владимиром Александровичем предприятия. Здесь – как после войны. Старая, разбитая, полуразобранная техника, годная разве что к сдаче в металлолом. Официально это называется так: пять единиц автомобильной и пять единиц тракторной техники. Как она работает – понять сложно, по причине невозможности передвижения.

Владимир Симоненко откровенен: «Работать нечем. Если возникает какой-то прорыв, мы технику нанимаем в соседних организациях, по предприятиям города. К сожалению, наша платежеспособность оставляет желать лучшего, поэтому с наймом техники тоже возникают проблемы».

В кабинете – разрывается телефон. Из трубки несутся угрозы, слезы и проклятия. Это – местные жители, которые практически круглосуточно пытаются выяснить, когда же в кранах появится вода… Людям нечего пить, не на чем готовить еду, купать детей, поливать огороды…

В коммунальном предприятии сегодня работает 50 человек. Средняя зарплата – 650 – 700 гривень – для Раздельной достаточно высока. Однако никто не стремится сюда на работу, хотя стабильно имеется не меньше пяти вакансий (о чем пишется практически в каждом номере местной газеты), а предприятий со свободными рабочими местами и своевременно выплачиваемой зарплатой в Раздельной раз-два и обчелся. Многие жители ездят работать в Одессу. К слову, вакансии в КП не самые худшие: требуются главный инженер, мастер, водители, рабочие.

Все очень просто: труд здесь – не сахар. По два-три ежедневных прорыва приходится устранять вне зависимости от погоды и времени года. Один прорыв – это две единицы техники, бригада из четырех человек и день работы.

Кроме того, увидев по приборам, что образовался прорыв, его еще нужно найти на тринадцатикилометровом участке от места подачи воды до Раздельной. Искать, правда, долго не приходится. Прорывы больше напоминают камчатские гейзеры по высоте и мощности водяной струи. О потерях воды и говорить не приходится, но не исключено, что значительная часть в действующих на сегодняшний день тарифах – это тысячи кубометров воды, поднимаемой с большой глубины мощными насосами и бесцельно пропадающей в сухой степи под Раздельной…

Но самое страшное другое: ликвидируя два-три прорыва в день, рабочие знают, что завтра все начнется сначала: трубу прорвет в метре от того места, где они работали. Старые изношенные трубы не выдерживают давления воды.

Насосы поднимают воду из скважины на поверхность земли, а потом из специального резервуара 180 кубометров воды каждый час идут на Раздельную. Городу необходимо около 5 тысяч кубометров воды в сутки. С поддержкой нескольких локальных скважин проблема была бы решена полностью, но участок Степановка – Раздельная сводит все добрые начинания на нет. Старые, не менявшиеся с середины прошлого века трубы, не выдерживают, и вода уходит в землю.

Есть еще одна причина происходящего безводья.

– Сейчас период полива рассады, – рассказывает Владимир Симоненко. – Я здесь работаю с 2004 года. Был машинистом, а обязанности директора коммунального предприятия выполняю всего полгода. На своем опыте знаю, что как только наступает это время, начинаются проблемы. Их помогали решать дожди, но ведь дождя уже давно не было.

…Когда мы ходили по Раздельной, в запыленных дворах изумрудно зеленели грядки с рассадой, политые, судя по всему, совсем недавно и явно не из ведра…

– Призывы к совести, к порядочности никто не слышит, – вздыхает руководитель КП. – Мы публикуем статьи в местной газете, рассказываем о штрафных санкциях до 5 тысяч гривень.

На сегодняшний день эти статьи – практически единственная гипотетическая возможность воздействовать на местных умельцев – ведь без поддержки правоохранительных органов представители водоканала не имеют права переступить порог частного владения, где воруют воду.

Информация к размышлению: в Раздельной 6559 водопользователей, водомеры стоят у трети, притом проживает эта треть отнюдь не в частном секторе, где водомеры ставить невыгодно, поскольку платежи за используемую воду резко возрастут. А ведь долгов по воде уже на 300 тысяч, практически аналогичную сумму коммунальное предприятие должно Пенсионному фонду.

В частном секторе Раздельной творятся поистине чудеса.

– Мастерство народных умельцев достигает такого уровня, до которого нашим ученым далеко, – рассказывает Владимир Симоненко. – Мы выявляем остановки водомеров, двойные и обходные трубы вокруг водомеров и многое другое. Но наши санкции неравноценны суммам, которые люди зарабатывают на выращивании рассады.

Двести тысяч гривень, выделенные несколько месяцев назад на закупку и ремонт насосного оборудования, были для Раздельной фантастической суммой. Сколько же нужно, чтобы в раздельнянских кранах стабильно присутствовала вода?

Замена фонтанирующего магистрального водовода от Степановки до Раздельной – порядка 15 миллионов гривень – трубы здесь нужны пластиковые и дорогостоящие, выдерживающие высокое давление. Но и это – не панацея. Ведь потом начнет рвать старые трубы в Раздельной.

Протяженность сетей в городе – 77 км. Трубы здесь нужны подешевле, а вот работы дороже. Необходимо обустраивать предусмотренные технологией колодцы, сооружать обходы дорог или делать проколы под ними. Но и это не решение вопроса. В домах-то останутся старые, текущие сети, проложенные, Бог знает когда. Где же выход?

– У меня есть схемы водовода от Степановки до Раздельной, где первая труба была проложена в 1899 году, – рассказывает Владимир Симоненко. – Сегодня мы пользуемся водоводом, заложенным в середине прошлого века. Он периодически латался. Нужна комплексная программа развития водоснабжения города и прилегающих сел с очень серьезным финансированием и выходом на Кабмин. Собственно говоря, имеющийся проект 2004 года предусматривает ремонт разводящих сетей города. В соответствии с ним в городе должны были поменяться все сети, в 2004 году это стоило около 3 млн гривень…

Конечно, это изменит ситуацию в городе к лучшему, но пока 13 километров участка Степановка – Раздельная останутся в прежнем, гейзерном состоянии, говорить о стабильном водоснабжении, наверное, будет преждевременно.

Здесь – слово за депутатским корпусом, городской властью. Однако встретиться и пообщаться с мэром Раздельной Борисом Киндюком, несмотря на предварительную договоренность, мне не удалось. Мэр был на совещании.

Зато местные жители, постоянно обращающиеся в редакцию и письменно, и по телефону, на встречи и беседы шли охотно. Тем более что машина-водовозка на момент моего приезда в Раздельную работала только третий день, до этого ее чинили. Это латаная-перелатаная цистерна, 70-х годов прошлого века рождения, на 4 кубометра, оборудованная на базе «ЗИЛ-130». Она ездит по улицам, и местные жители набирают из нее артезианскую воду в миски и кастрюли. На дворе – ХХІ век…

– Воды нет несколько недель. Обычно день она есть, два-три отсутствует, – рассказывают супруги Демченко, живущие в центре Раздельной, на улице Ленина. Их переписка с местными властями занимает не одну папку. Во дворе под краном – высохшие в ожидании воды ведра.

Геннадий Трифонович и Евгения Павловна переживают не только за себя, но и за соседей, среди которых – инвалиды, ветераны, матери с маленькими детьми.

– Водовозка подвезла воду, – рассказывает Евгения Павловна. – Мы наносили с мужем бочку. Соседка выползла на костылях, она не может наносить воду, что ей делать? Стоит бедная и плачет перед этой миской с пятью литрами воды. Как ей помочь, в чем она виновата?

Проблема раздельнянской воды – это целый комплекс взаимосвязанных между собой проблем. Решать их местной власти, при наличии воли и желания. Одну из них мне удалось решить прямо на месте. Начальник милиции подполковник Игорь Пайлык на мой вопрос о возможности проведения совместных рейдов с водоканалом по документированию и предотвращению хищений воды ответил по-военному четко: «Мы готовы в данной ситуации идти навстречу и совместными усилиями работать на жителей города. По любой заявке мы направим сотрудников милиции, будь это наряд или участковый инспектор, чтобы провести все необходимые действия в рамках закона».

Перед сдачей материала я позвонила в Раздельную. Коммунальное предприятие меняет очередной участок трубы, милиция уже несколько раз выходила с коммунальщиками в рейды, документировала и штрафовала нарушителей. Жители городка смотрят на небо в ожидании хоть одного облачка – а дождя все нет. В местном храме молят о ниспослании живительной влаги, а в редакцию продолжают идти письма и звонки от местных жителей, которые почему-то не верят в возможности местной власти…

Алена ВОЙТЕНКО

Именно о ней в прошлую среду шел эмоциональный разговор на заседании исполкома Ананьевского горсовета. Город вот уже которую неделю посажен по сути на голодный водный паек. Живительная влага поступает с большими перебоями, люди набирают ее в ванны, бочки, бидоны, ведра, кастрюли, миски… В высотных домах она не поднимается к кранам даже на первом этаже. Те, кто имеет приусадебные участки, купили насосы и закачивают воду в емкости, в то время как кто-то не может набрать ее хотя бы кружку… И в этой ситуации, как гром среди ясного, с беспощадно палящим все живое солнцем, неба прозвучало письмо руководителя Производственного управления жилищно-коммунального хозяйства Екатерины Алюшиной, вынудившее членов исполкома включить в повестку дня своего заседания, как внеочередной и экстремальный, вопрос о водоснабжении города. В зачитанном заместителем городского головы Иваном Осадчим письме в адрес председателя райгосадминистрации Василия Велкова и Ананьевского городского головы Ларисы Киселевой, в частности, говорится: «Доводим до вашего сведения о том, что срок действия лицензии на водообеспечение закончился в 2004 г. По настоящее время ПУЖКХ занимается предпринимательской деятельностью без лицензии». Далее сообщается о том, что суд отказал в рассмотрении исков, предъявленных ПУЖКХ к неплательщикам за использованную воду, по причине отсутствия лицензии. Управление же не имеет денег на ее приобретение. «Поэтому с 4.06.2007 г. мы прекращаем свою деятельность по водоснабжению и водоотведению», – предупредила руководителей города и района Е. Алюшина. И для убедительности своей, изложенной бескомпромиссно, позиции добавила информацию о том, что лицензию (а цена-то ее в пределах одной тысячи гривень) можно будет приобрести лишь после получения разрешения на водопользование. А это разрешение возможно в свою очередь только после завершения капитального ремонта очистных сооружений, о котором разговоры ведутся уже не один год. Для усиления всей сложности ситуации Е. Алюшина упомянула и о том, что ею уже заинтересовалась прокуратура.

Не буду перечислять всех тревожных фактов, прозвучавших на заседании и свидетельствующих о малоэффективной работе не только жилищно-коммунального хозяйства, а и других городских звеньев. Они вызвали законный вопрос у председателя райгосадминистрации Василия Велкова, внимательно выслушавшего всех выступающих: «Почему с 2004 года, когда закончилось действие лицензии, исполком не анализировал кардинально ситуацию с водоснабжением жителей Ананьева?» В ответ – молчание. Оказывается, ПУЖКХ действовало по принципу отливов и приливов: поступят деньги от плательщиков за услугу – что-то сделают, не поступят – пусть все идет самотеком. И не случайно в информации о социально-экономическом состоянии Ананьевского района по итогам работы за 1-й квартал нынешнего года, подготовленной начальником отдела экономического развития райгосадминистрации Людмилой Семеновой, записано: «В районе осталось одно предприятие-должник из экономически активных предприятий: ПУЖКХ. Его долг составляет 58,8 тыс. грн». Как выяснилось на заседании, все это городское водоснабжающее хозяйство обслуживает… один человек?!

Выступившие Виталий Пянтковский, Иван Осадчий, Павел Маковецкий, Андрей Берновега и другие с болью в душе говорили о прогнивших трубах, заржавевших задвижках, забитой канализации, неритмично работающих насосах, о недостатке полномочий для применения санкций к тем, кто не соблюдает требования Кодекса Украины об административных правонарушениях. Шла речь и о сложной экологической ситуации в районе, судьбе реки Тилигул. Все сошлись во мнении, что многие проблемы отпали бы сами собой, если бы вошли в строй очистные сооружения. Но создается такое впечатление, что те, кто уже намечали и обнародовали сроки завершения их капитального ремонта, забыли о своих обещаниях. Я не буду называть конкретные фамилии, т.к. о проблеме имею информацию одной стороны, но скажу, что ананьевцы их не забыли и вспоминают сегодня «не злым, тихим словом». Как и не считаю, что во всех бедах надо обвинять только ПУЖКХ. К примеру, виновно ли оно в том, что на одной из скважин уворовали кабель и преступников не нашли, или в том, что люди не платят за воду.

Как это ни парадоксально, но в городе не могут официально объявить о сложившейся чрезвычайной ситуации, т.к. она может быть зафиксирована при наличии факторов, возникших в Ананьеве с девятью тысячами населения, только в населенных пунктах, где проживает 100 тысяч человек. И не случайно на заседании исполкома прозвучала фраза: «А мы, выходит, что – не люди?» Да, видимо, авторы этой ориентировочной цифры не испытывали на себе гнетущее действие жажды, когда ртутный столбик термометра зашкаливает за 300, а воды – кот наплакал.

Что же решил исполком? Прислушались к рекомендациям председателя райгосадминистрации Василия Велкова и председателя райсовета Николая Балана рассмотреть варианты реорганизации ПУЖКХ, провести оперативно (создана специальная комиссия) инвентаризацию «водного хозяйства». Изыскать средства для замены задвижек. Удлинить трубы (там, где возможно) для забора воды из скважин, в связи со снижением его уровня. Выделить молоковоз для доставки питьевой воды населению. Но пока это – полумеры, стремление отодвинуть тот день, когда Ананьев может остаться вообще без воды, хотя многие жители говорили мне: «Стоим на воде, а ее не имеем».

На фоне тревожных фактов надеждой на улучшение дел прозвучало сообщение Василия Велкова, недавно возглавившего райгосадминистрацию и пытающегося сдвинуть с мертвой точки решение многих насущных вопросов, о том, что на капитальный ремонт водоводов в г. Ананьеве выделен 1 миллион 300 тысяч гривень. Думается, что район, в силу не только субъективных, а и объективных причин являющийся дотационным, может рассчитывать на то, что подобная поддержка будет не разовой, а постоянной. А то, что вопросы водоснабжения райцентра в течение ряда лет были на второстепенном плане у городской власти, Василий Велков назвал своеобразным преступлением. И с ним нельзя не согласиться. Ибо для человека во все времена главнее главного были, как и сегодня, – хлеб и вода.

Виктор МАМОНТОВ
461

Комментировать: