Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... -1
утром -3 ... +1
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Замкнутый круг: медицина бесплатная, а без денег не лечат

Понедельник, 7 января 2013, 21:10

Елена Удовиченко

Юг, 08.12.2012

Только после разразившегося в СМИ громкого скандала пенсионерке Вере Магдиной, пострадавшей в ДТП на пересечении улицы 25-й Чапаевской дивизии и проспекта Маршала Жукова, операцию в городской клинической больнице №11 на Слободке сделали бесплатно. Чужие по сути люди, принявшие непосредственное участие в судьбе пожилой женщины и ее взрослой дочери-инвалида, оценили «щедрость» властей не иначе, как боязнь потерять свои должности. Скандал докатился до премьер-министра Николая Азарова, и «градус» его был очень высоким.

«ВЫ КТО ТАКАЯ? ПОЧЕМУ ВАМИ ИНТЕРЕСУЮТСЯ ЖУРНАЛИСТЫ?»

25 октября Вера Андреевна ехала в троллейбусе одиннадцатого маршрута. Она и предположить не могла, что окажется в тот день на больничной койке. На пересечении улицы 25-й Чапаевской дивизии и проспекта Маршала Жукова в троллейбус врезался грузовой «Мерседес», в результате ДТП водитель троллейбуса и несколько пассажиров получили травмы различной степени тяжести.

Пострадала и Вера Андреевна. В бессознательном состоянии, с множественными переломами ребер, переломом ключицы, двойным открытым переломом бедра, выбитыми зубами и многочисленными ушибами она была госпитализирована в реанимацию городской клинической больницы № 11.

Несколько дней Вера Магдина находилась в коме, затем ее перевели в первое хирургическое отделение для подготовки к нескольким сложным операциям. Оперировать планировалось в третьем травматологическом отделении этой больницы. Но вряд ли бы Вера Андреевна дожила до операции, если бы не соседи по дому, их друзья и знакомые.

Дело в том, что на пребывание в реанимации и в первом хирургическом отделении сразу понадобились немалые деньги, которых у пенсионерки, естественно, не было. Кроме того, врачи предупредили: для предстоящих операций нужны будут две титановые скобы для сращивания костей стоимостью шестьсот пятьдесят долларов каждая, а также дорогие медицинские препараты. И вручили длинный список.

Руководство больницы даже не заикнулось о том, что, согласно закону Украины, лицам, пострадавшим при аварии в городском электротранспорте, положена бесплатная медицинская помощь и бесплатные лекарства. Вере Андреевне прямым текстом было сказано, что если денег не будет, к операции не приступят, а следовательно, она никогда не встанет на ноги.

Это уже потом, когда люди с миру по нитке собрали восемнадцать с половиной тысяч гривень, необходимых для операции, а скандал полыхал ярким пламенем, чиновники от медицины пошли на попятную. Но обо всем по порядку.

Родственников у Веры Андреевны в городе нет. Родом она из Ширяевского района области. Много лет прожила в Одессе в многоэтажном доме на проспекте Маршала Жукова. Муж умер семь лет назад. На ее попечении осталась тридцатидевятилетняя дочь-инвалид по слуху, которая, по словам соседей, редко выходит из дома и социально не адаптирована.

Вера Магдина, будучи на пенсии, подрабатывала уборщицей на Одесской областной станции переливания крови. Соседи по дому ее уважали. В том числе и за то, что, несмотря на свою нелегкую жизнь, она всегда кормила бездомных собак и кошек.

– Когда-то она работала уборщицей на масложиркомбинате, – рассказывает соседка. – После того как комбинат закрыли, она еще около трех лет ездила туда кормить собак, оставшихся на территории. И это с ее-то крошечной пенсией.

Как только случилась беда и потребовались деньги, соседи собрали около двух тысяч гривень. Известили родственников из Ширяевского района, те передали около четырех тысяч. В больнице все эти деньги тут же ушли, как в песок, а впереди еще предстояли операции. Пищеблока в больнице нет. Кормить Веру Андреевну и ее дочь опять же взялись соседи и их друзья.

Больничное руководство, понимая, что денег у пенсионерки нет и не будет, сразу же потеряло к ней всяческий интерес. В хирургии лечащий врач сутками не заходил к ней, и у Веры Андреевны развился плеврит. Результат такого «лечения» был вполне предсказуем, но тут произошло то, чего больничное руководство никак не ожидало.

В одном доме с Верой Магдиной живет наша коллега-журналист, имя которой, по ее просьбе, я называть не стану. Она-то со своими друзьями и встала на защиту Веры Магдиной.

– Об аварии я узнала спустя пару дней, соседки сказали, что Вера в коме и находится в больнице, – рассказывает коллега. – Денег на лечение и операцию не было, и взять их было негде. Я была в отчаянии. Позвонила другу, с которым когда-то много лет вместе работала. И мы стали думать, что делать.

В коме Вера Андреевна пробыла четыре дня, потом ее из реанимации перевели в первое хирургическое отделение. Звоню лечащему врачу и спрашиваю, что можно кушать Вере Андреевне в ее состоянии? В ответ слышу возмущенный крик. Смысл сказанного был такой: надо приехать и узнать это в больнице, а не по телефону. Я пытаюсь объяснить: ехать с Таирова на Слободку только для того, чтобы узнать, а затем вернуться назад, чтобы приготовить, а потом снова ехать на Слободку, чтобы отвезти обед больной, – по крайней мере, нелогично. Но врач, нахамив мне, бросил трубку.

Не потерпев хамства, звоню главврачу одиннадцатой горбольницы, но мне предлагают пообщаться с начмедом, поскольку главврач занят. В ответ услышала такое же хамство. Я поняла так: чиновник от медицины просто не любит СМИ и журналистов, и не ошиблась. В тот же день Вера Андреевна рассказала, что в палату вбежал какой-то врач (вероятно, это и был начмед) и закричал на нее: «Кто вы такая? Почему вами интересуются журналисты? Кто вам разрешил с ними общаться?». Несчастная, покалеченная женщина не знала, что ему ответить.

Но и это еще не все. Врач больницы накричал и на одного из волонтеров: «Что вы носитесь с этой пенсионеркой? У нас молодых бомжей полно, почему ими не занимаетесь?». Только одной этой фразой медик совершенно определенно поставил пожилую женщину на уровень НЕДОчеловека. Логика его возмущения сводится к тому, что если ты пенсионер, то у тебя нет права на жизнь, на помощь врачей и журналистов? Ты – отработанный материал?

Врачи постоянно напоминали о деньгах, однако наотрез отказывали волонтерам в официальной справке о состоянии пациентки. Такая справка была нужна для начала официального благотворительного сбора средств через Интернет. Отказ мотивировали тем, что в Украине, дескать, здравоохранение бесплатное, в случае обнародования просьбы о сборе денег под такую справку у руководства больницы будут неприятности.

Волонтеры, не имея справки, вынуждены были размещать в Интернете обращения к одесситам и фотографии Веры Магдиной на больничной койке.

КОГДА «БЕСПЛАТНАЯ» МЕДИЦИНА НЕ ПО КАРМАНУ

С волонтером Вадимом я познакомилась в третьем травматологическом отделении одиннадцатой горбольницы как раз в то время, когда Вера Андреевна была на операционном столе. Дочь и несколько соседок ожидали ее в палате. Несколько человек ходили по коридору. Сказать, что все переживали, значит ничего не сказать. Люди были в состоянии стресса. Во-первых, ожидали окончания операции, во-вторых, еще не знали, как отнестись к информации о том, что операцию делают бесплатно. Поверить в это было трудно.

– По уровню отношения к больным и их родственникам третье травматологическое и первое хирургическое отделения отличаются друг от друга, как две разные планеты, – сказал Вадим. – Хирургическое можно сравнить разве что с Освенцимом. Хамство младшего медперсонала там запредельное! Даже меняя памперс, норовят это сделать так, чтобы было больнее. Здесь, в травматологическом отделении, все по-другому.

– Оно-то так, но именно в этом отделении были выданы длинные списки с перечнем дорогостоящих лекарств, которые Вера Андреевна должна была приобрести за свой счет, – возразила Вадиму моя коллега. – Кроме лекарства, нужно было купить сорок метров марли, пятнадцать пачек бинтов одного вида и столько же пачек другого вида, десять кусков бактерицидного мыла, сколько-то пар медицинских перчаток. Я написала жалобу по поводу «аппетита» больницы. Действительно, таким метражом бинтов только слона перевязывать.

Вадим рассказал, как неожиданно для себя стал спасать жизнь абсолютно незнакомой женщины. Все началось со звонка моей коллеги, соседки по дому Веры Магдиной.

– Шел третий день, как Вера Андреевна находилась в коме, – рассказывает Вадим. – Мне объяснили, что денег у нее нет, помочь некому, ее надо спасать. По профессии я организатор производства. Вот и стал думать, что делать в такой ситуации. Создать какой-нибудь фонд? Так это долго. Ну а если ничего не делать, так точно ничего не получится. В первую очередь, я обзвонил известных мне депутатов и понял, что это была абсолютно пустая затея. Независимо от политической окраски, реакция у всех была одинаковой. Все были заняты выборами. Но сочувствовали, просили обратиться к ним письменно.

Мы обратились письменно, и они подали запросы в горсовет. Потом получилось так, что все эти запросы и наше обращение «встретились» в горсовете. Так я оказался на приеме у заместителя городского головы Елены Павловой. Мои просьбы попадали, как в вату. Выяснилось, что ответственные лица, к кому поступили наши обращения, отделались письмами в горсовет с просьбой профинансировать помощь Вере Магдиной из городского бюджета. Начался круговорот чиновничьих бумаг и бюрократических распоряжений, но денег на лечение не выделяли…

В интернет-издании «Взгляд из Одессы» мы разместили обращение к одесситам с просьбой оказать посильную финансовую помощь пострадавшей женщине. Написали открытое письмо премьеру Николаю Азарову, разместив его также в Интернете. На это отреагировали журналисты.

Я не сентиментальный человек, но прошибло на слезу, когда позвонила женщина и предложила первые деньги. Я познакомился с Еленой, организатором фонда «Пчелка». Она сказала, что собрать деньги для взрослых очень сложно. Деньги охотнее жертвуют для помощи детям. Потом она предложила мне свой запасной расчетный счет и выделила некую сумму. Так у нас появился расчетный счет от фонда «Пчелка» для сбора средств на лечение Веры Магдиной.

Помню, после телеинтервью мне позвонила девушка. Она сказала, что ей удобнее передать деньги мне в руки. Мы встретились, и она вручила семьсот шестьдесят семь гривень, собранных людьми. Меня это так тронуло, я был просто поражен.

После этого телефон как прорвало: люди звонили и звонили… За три дня собрали около восемнадцати тысяч гривень. Их было бы достаточно для операции, если бы пришлось платить.

Мы заставляли вникать в проблему многих чиновников, в том числе Елену Китайскую, директора департамента труда и социальной политики горсовета. Нам говорили: у них на ответ есть месяц срока. Мы отвечали: месяц есть у них, но не у пострадавшей…

Потом позвонил главврач одиннадцатой горбольницы и сообщил, что они нашли какой-то фонд, который оплатит операцию, заплатит также и за титановые скобы и лекарственные препараты.

Начало этой истории, как правило, типично для нашего государства: если ты без денег и о тебе никто не беспокоится, значит и врачам ты не нужен. Мы потратили на помощь Вере Андреевне больше шести тысяч. За операцию, после поднятого скандала, платить не пришлось. Собранные людьми деньги пойдут на услуги стоматолога (у Веры Магдиной выбиты зубы), на реабилитационный период, на питание…

Кстати, Вадим сказал, что есть идея создать специальный благотворительный фонд, так сказать, фонд самообороны, на случай, если малообеспеченному человеку «бесплатная» медицина окажется не по карману.

ПЕРЕПИСКА, ПЕРЕПИСКА: ПИШЕМ ВАМ, ПИШИТЕ НАМ

– Когда обращения к городским властям и депутатам разного уровня с просьбой оказать благотворительную помощь в организации всех этапов лечения Веры Магдиной в больнице с последующей после выписки реабилитацией остались без ответа, я решила от своего имени обратиться к Николаю Азарову, – рассказывает моя коллега. – В Facebook на странице премьер-министра я разместила письмо, просила помочь деньгами на операцию. Вряд ли Азаров его читал, но вскоре мне пришел электронный ответ, подготовленный, видимо, кем-то из работников, ответственных за его персональную страницу в Facebook. Мне сообщили, что мое обращение получено и переадресовано в Одесскую областную государственную администрацию для принятия мер.

Некоторое время спустя коллега отправила второе письмо премьер-министру. По ее собственной оценке, письма были весьма дерзкими.

Одновременно на Одесском форуме в режиме текущего времени волонтеры размещали информацию о состоянии больной. Она сильно отличалась от официальной информации, размещенной на сайте города, где сообщалось, что в реанимации и в хирургическом отделении Вера Магдина получала бесплатное лечение.

Волонтерам «бесплатное» лечение обошлось в шесть тысяч гривень. Только за смену одного памперса, купленного соседями Веры Андреевны, надо было заплатить пятьдесят гривень.

Приведу несколько цитат из Одесского форума:

«Все, что пока сделал город для помощи Вере Андреевне, так это согласился оплачивать из бюджета департамента труда и социальной политики работу одной из соседок (как соцработника), ухаживающей за больной и ежедневно обеспечивающей ей питание в больнице».

«Утром 12 ноября в хирургию пришли врачи из травматологического отделения, чтобы обследовать Веру Андреевну перед переводом к себе. Они настояли на компьютерной томографии. И исследование показало, что у пациентки развился плеврит. Дело не в поломанных ребрах, которые повредили легкие, а в том, что на протяжении всего пребывания в больнице никакой помощи по поводу легких Вере Магдиной не оказывалось. Врачи из хирургии не удосужились вызвать пульмонолога из терапевтического отделения, обследовать пациентку, назначить соответствующие антибиотики. Вере Андреевне рассказывали, что дышать она не может из-за множественных переломов ребер, что это нормальная картина при ее травмах. Специальных исследований не сделали и узкому специалисту ее не показали. Сейчас операция по сращиванию костей бедра уже во второй раз отложена на неопределенное время. Уже 20 дней пострадавшей в страшном ДТП пожилой женщине не делают крайне необходимую операцию. Все это просто не укладывается в голове...».

«Такое впечатление, как будто они специально тянут, чтобы уже совсем ничего нельзя было сделать. Ждут, когда она своей смертью умрет? Да как же так! 20 дней, а результат – осложнение на легкие! Ведь они были травмированными, тут дураку понятно, что надо было ударную терапию на легкие направить. Она – лежачий человек! Боже! Да что ж там за врачи?! Ей и УЗИ легких только через 20 дней сделали! Это при поломанных ребрах!».

Словом, все, что происходило в больнице, было под пристальным вниманием волонтеров. Без такого информационного шума безденежная пенсионерка умерла бы в больнице. И никто бы этого не заметил…

После операции Вера Андреевна Магдина училась сидеть, а несколько дней назад ее впервые поставили на ноги. С помощью ходунков она теперь будет учиться ходить.

– Мы ломали голову над тем, кто же все-таки профинансировал операцию? – рассказывает коллега-журналист. – Думали так: или горсовет, или облсовет, или обладминистрация. Но вот в тот день, когда Веру Андреевну поставили на ноги, пришло письмо за подписью губернатора Эдуарда Матвийчука. В нем было сказано, что наше обращение о финансировании операции Вере Магдиной… будет рассмотрено. Только рассмотрено! По информации горсовета, операция профинансирована из фонда одиннадцатой городской клинической больницы. Значит, благотворительный фонд в больнице есть, но доступен только избранным. «Благотворительные» взносы, которые больные вынуждены вносить, накапливаются, но о существовании фонда предпочитают умалчивать. Не исключено, что и руководство больницы не может им распоряжаться по собственному усмотрению без указания сверху…

Волонтеры, с которыми мне, автору этой публикации, довелось общаться, склонны думать, что медики всеми силами пытаются скрыть от больных факт проведения бесплатной операции. По этой причине, при полной заполняемости палат, Вера Магдина всегда одна, а если и помещают к ней в палату кого-то, то на очень короткое время. Распространять информацию о возможности получения бесплатного лечения не рекомендуется. К тому же Вера Андреевна общается с журналистами, и мало ли чего больные им расскажут…

НАПОСЛЕДОК: ДВА МНЕНИЯ

Одесситы, принявшие участие в судьбе Веры Андреевны Магдиной, несомненно, люди добрые и милосердные, независимо от того, что они сами думают о своем поступке.

– Я сделала это не от доброты, а от злости на государственную систему, которая позволяет творить такие жуткие вещи со слабыми и беспомощными людьми. Их и за людей-то, видимо, не считают. Мной двигало желание противостоять этой системе. Почти уверена – многие из тех, кто жертвовал деньги, тоже делали это в знак протеста против системы. Разозлила всех эта ситуация. Пока шумел скандал и решалась судьба Веры Магдиной, в морге лежал известный одесский кавээнщик Ян Гельман. Он поступил в эту больницу в бессознательном состоянии с черепно-мозговой травмой и переохлаждением. При нем был мобильный телефон и банковская карточка, но его оформили как неизвестного, как бомжа. На телефоне закончились деньги, а звонить в банк и узнавать, кому принадлежит карточка, никто не стал. Несколько дней его искали друзья. Нашли. Но было поздно…

– Будь ты хоть кем угодно – успешным бизнесменом, чиновником, банкиром, но если ты попадаешь в больницу в бессознательном состоянии, и при тебе нет документа, удостоверяющего личность, шансов выжить у тебя немного. Ты неинтересен врачам, пока тебя не станут искать, и пока родственники не начнут платить за твое спасение…

Какие еще нужны комментарии?! Как говорится, делайте выводы сами. А главное – берегите свое здоровье, оно о-о-о-очень дорого стоит. На каждого больного, пострадавшего журналистов и неравнодушных людей не напасешься. К великому сожалению…

3871

Комментировать: