Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +5
ночью +1 ... +3
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Законодательство не позволило вернуть похищенную камеру

Среда, 1 июля 2015, 09:24

Сергей Панащук

Слово, 25.06.2015

В начале этого года газета «Слово» писала об «обокраденном» в Киеве английском журналисте, Джоне Роббинсе (имя и фамилия были изменены). Напомним, что нападение на иностранца было совершено прямо в номере гостиницы «Днепр» людьми в камуфляже, после чего он не досчитался айфона последней модели и 5D фотокамеры обшей стоимостью 3300 долларов.

Спустя практически полгода после совершения преступления милиции удалось установить личности виновных и местонахождение дорогой фотокамеры, которая оказалась в одном из ломбардов в центре столицы. Вроде как здесь и должен наступить хэппи-энд, но оказалось, что для проведения решительных действий, ареста виновного и изъятия похищенного имущества… необходимо личное присутствие потерпевшего. Поскольку потерпевший в это время пребывал с журналистским заданием в США, одновременно с этим находиться в Украине он просто не мог. Да и стоимость авиа перелета в обе стороны сделала бы такое путешествие совершенно экономически не выгодным. Пока Роббинс общался со столичными милиционерами через переводчика, находящегося в Украине … камера нашла себе нового хозяина. Ломбард продал краденое имущество. В этом факте в общем-то нет ничего удивительного, в конце концов, скупка и продажа краденого была основой самого существования ломбардов во все времена. Примечательно, что милиция, зная о наличии краденого имущества в ломбарде, не смогла (не захотела?) ничего сделать.

– После 2012 года была изменено законодательство: раньше мы могли изымать имущество, если оно фигурировало в уголовных делах, теперь необходима санкция суда. Мы ничего не можем с этим сделать, у нас связаны руки. В данном случае, нам нужны показания, взятые у англичанина, он должен опознать подозреваемого. Тогда мы передадим дело в прокуратуру, потом оно перейдет в суд, суд должен вынести постановление о признании имущества краденым и его изъятии. Весь процесс занимает от двух до четырех недель. Это единственный путь, предусмотренный законом, не мы эти законы писали, – в неофициальном разговоре с корреспондентом газеты «Слово» оправдывались в столичной милиции.

Роббинса такое положение вещей привело в шок. Спустя почти полгода после произошедшего, когда журналист уже успел забыть обо всем и залечить душевные раны, ему дали надежду, что камеру можно вернуть. А потом также неожиданно ее забрали.

– Это очевидно, что я не живу в Украине, неужели нельзя было что-нибудь придумать? Я мог прилететь, только если бы мне предоставили гарантию возвращения камеры, вместо этого мне сказали, что у местной полиции нет полномочий изымать имущество и задерживать преступников без подписи потерпевшего. Якобы таковы особенности украинского законодательства, но мне же от этого не легче! Украинское законодательство и правоохранители не смогли пресечь беззаконие в моем отношении, а теперь те, кто его совершил, видимо, окажутся безнаказанными, потому что я не могу тратить пару тысяч долларов на то, чтобы приехать в Киев и показать на них пальцем. Для того, чтобы установить, что камера принадлежит мне, достаточно сверить ее серийный номер с тем, который я им прислал. Я не много знаю об украинском законодательстве, но вряд ли оно разрешает скупку и продажу краденого имущества. В любом случае, пусть все это будет на совести виновных, я потерял много денег, но приобрел опыт, – сказал Роббинс газете «Слово».
7997

Комментировать: