Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +1 ... +3
утром +2 ... +5
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Забытый бунт

Понедельник, 23 августа 2010, 06:53

Петро Роженко

Час пик, 22.08.2010

В вину участникам ГКЧП вменяли статью «Измена Родине». Той самой Родине, которую направо и налево уже продавали «демократ» Горбачев и стая дорвавшихся до власти предателей. Они были уверены в собственной недосягаемости для судебных органов, и жаждали управлять своими уделами, на которые, в конечном итоге, и разделили великую страну.

Очередная годовщина т. н. «августовского путча», произошедшего 18 21 августа 1991 года, оказалась обойдена вниманием СМИ. Оно и понятно. Не выгодно нашей власти, даже не националистического толка, вспоминать добрым словом тех, кто пытался спасти нашу огромную страну от анархии и развала. Хотя о самих участниках учрежденного тогда Государственного Комитета по Чрезвычайному Положению в СССР (ГКЧП) следует сказать, что из-за недостатка политической стойкости и твердости у некоторых из них их дело обернулось поражением.

Плохо это или хорошо? Судите сами. Страна, занимавшая на тот момент почти 1/6 часть суши, обладавшая собственным независимым мнением, и сумевшая на равных противостоять беспрецедентному давлению стран коллективного Запада превратилась в кучку удельных княжеств, постоянно между собой грызущихся и вымаливающих у Лондона и Вашингтона очередную подачку в виде валютного займа.

Гнилостные процессы начались в государстве раньше 1991 года, как раз с приходом на должность Генерального секретаря большого друга Америки и всего Запада Михаила Горбачева. О его заслугах на Западе помнят. Сегодня горе-руководитель возглавляет фонд собственного имени, который занимается исследованиями… истории перестройки, а также исследованиями проблем, якобы актуальных для российской и мировой истории. Финансируется за счет личных средств М. Горбачева, грантов и пожертвований граждан, компаний и международных организаций. Что это за таинственные международные организации и граждане, щедро дающие подаяния Фонду Горбачева, догадаться несложно.

К нынешней годовщине ГКЧП Фонд Горбачева развернул бурную информационно-пропагандистскую деятельность. Появились публикации, посвященные тем событиям: «Мы частично публиковали эти материалы в 1996 и 2001 годах — с тех пор читатели изменились, а спецслужбы — нет, — пишется в отчете Фонда. — Материалы обвинительного заключения, нигде не оглашавшиеся, — перед вами. Гэкачеписты подпали под амнистию, и в зале суда эти тома не читались. Они подслушивали друг друга и пили. Отдавали приказы сбивать самолеты и оборудовали спецлагеря для политзаключенных. Сегодня 19 лет попытке госпереворота. В следующем году — юбилей. Судя по нынешней роли спецслужб в жизни России, поражение ГКЧП признавать рано…».

Фантомные политические боли не дают М. Горбачеву забыть происшествие 19 летней давности. Сумеречные воспоминания возвращают его в те далекие дни, когда желейное тело аморфно-безвольного руководителя находилось в опасности. Что значит целостность всей страны в сравнении с целостностью всего августейшего тела? Сущую безделицу, пустяк. Поэтому обладатель тела печется ныне о правильном мнении общественности о собственной персоне. И заявляет о покаянии неудавшихся мятежников, пытавшихся помешать торжеству демократии.

Умалчивает М. Горбачев только об истинных причинах ГКЧП — необходимости восстановления законности в СССР и прекращения распада государства, когда национальные окраины с легкой руки наших демократов превращались в сырьевые придатки Запада. Среди противников «демократии» следует тогда назвать орденоносного генерала Валентина Варенникова, тоже поддержавшего ГКЧП. Не в пример доморощенным демократам, В. Варенников — не кабинетный стратег. Уже в августе 1941 года его призвали в армию и направили в военное училище. После его окончания в 1942 году Варенников в звании лейтенанта был направлен на Сталинградский фронт. Затем он участвовал в форсировании Днепра, сражался за освобождение Белоруссии и Польши, брал Берлин. Он был трижды ранен, был награжден четырьмя боевыми орденами. В июне 1945 года участвовал в Параде Победы, встречал привезенное из Берлина Знамя Победы и сопровождал его в Генштаб.

После войны Варенников остался в армии, занимал ряд командных должностей, окончил Военную академию имени Фрунзе, Военную академию Генерального Штаба Вооруженных Сил СССР имени Ворошилова, Высшие академические курсы Генерального штаба. За проведение успешных операций во время «афганской» кампании был награжден Золотой Звездой Героя.

В 1994 году Варенников — единственный из обвиняемых по делу ГКЧП — отказался принять амнистию, предстал перед судом и был оправдан. Генпрокуратура опротестовала решение суда. Президиум Верховного суда РФ повторно оправдательный приговор оставил в силе. Напомню, что в 1994 году генералу Варенникову шел 72 й год. Несмотря на это, лихорадочно цеплявшимся за власть демократам и самому главному демократу — М. Горбачеву — показательный суд над прославленным военачальником был в радость. Но если об их поступках доброй памяти у народа не останется, то в связи с кончиной Варенникова в 2006 году, президент РФ Д. Медведев заявил: «Смелый, открытый и порядочный человек, для которого превыше всего была офицерская честь, Валентин Иванович всегда пользовался неоспоримым авторитетом. До последнего дня он активно участвовал в ветеранском движении, в патриотическом воспитании молодых воинов». Иными словами, Варенников занимался прямо противоположными делами, чем наши демократы. И учил не только рассказом, но и показом. По огненным ущельям Афганистана прошел не только он сам, но и его сын, ныне генерал-лейтенант Российской армии.

Под стать Варенникову был и другой участник ГКЧП — маршал СССР Д. Язов. В Красную Армию вступил добровольно в ноябре 1941 года, не успев окончить среднюю школу. Участвовал в обороне Ленинграда, в наступательных операциях советских войск в Прибалтике, в блокаде Курляндской группировки германских войск. В период Карибского кризиса мотострелковый полк Язова был скрытно переброшен на Кубу и находился там длительное время в боевой готовности для отражения вторжения войск США на остров. Консерватор, он был непопулярен в кругах сторонников перестройки, которые хотели всего и сразу. Причем за счет народа. Уже после освобождения Язова из-под ареста, нечистоплотные журналисты прогорбачевской ориентации распространили слухи о том, будто бы маршал просил у Горбачева прощения и называл себя «старым дураком».

В борьбе против своих политических оппонентов демократическая власть особой щепетильностью не страдает, не жалея ни седин, ни заслуг перед Отечеством. Характерно, что в вину участникам ГКЧП вменяли статью «Измена Родине». Той самой Родине, которую распродавали налево и направо противники ГКЧП. Они были уверены в собственной недосягаемости для судебных органов, и полагали, что им лучше знать, как управлять страной. Один из членов ГКЧП был председатель КГБ Владимир Крючков, участник войны в Афганистане и разработчик тактики знаменитого штурма дворца Амина в Кабуле. Он открыто обвинил в развале Советского Союза Б. Ельцина. Ельцин и его клевреты сделали вид, что это неправда, и продолжали обвинять путчистов в убийствах мирных граждан. Молчали только о тех, кого погубили они сами. Выстрелом в голову свел счеты с жизнью министр МВД Борис Пуго (кстати, латыш по национальности). Застрелилась и его жена. Видимо, понимали, что пощады от «отца перестройки» ждать не приходилось. На арест Б. Пуго с радостью выехал Григорий Явлинский, самый известный российский либерал. По его собственному признанию, они, не дожидаясь группы захвата, «начали действовать». Вошли в квартиру, где и увидели окровавленного Б. Пуго и его раненую жену. Она умерла в больнице через сутки, так и не придя в сознание.

Повесился маршал С. Ахромеев, патриот с большой буквы. Участник блокады Ленинграда и Сталинградской битвы, руководитель планирования военных операций в Афганистане на всех этапах, включая и вывод войск. За два дня до гибели он отправил М. Горбачеву личное письмо: «Почему я приехал в Москву по своей инициативе… и начал работать в Комитете? Ведь я был уверен, что эта авантюра потерпит поражение, а приехав в Москву, еще раз убедился в этом. Дело в том, что, начиная с 1990 года, я был убежден, как убежден и сегодня, что наша страна идет к гибели. Вскоре она окажется расчлененной. Я искал способ громко заявить об этом. Посчитал, что мое участие в обеспечении работы Комитета и последующее, связанное с этим разбирательство даст мне возможность прямо сказать об этом. Звучит, наверное, неубедительно и наивно, но это так. Никаких корыстных мотивов в этом моем решении не было». В записке, оставленной для родных и близких, маршал С. Ахромеев писал: «Не могу жить, когда гибнет мое Отечество и уничтожается все, что я всегда считал смыслом в моей жизни. Возраст и прошедшая моя жизнь дают мне право уйти из жизни. Я боролся до конца».

Впечатляет характеристика, данная С. Ахромееву американским генералом Уильямом Кроувом: «Маршал Сергей Ахромеев был моим другом. Его самоубийство — это трагедия, отражающая конвульсии, которые сотрясают Советский Союз. Он был коммунистом, патриотом и солдатом. И я полагаю, что именно так он сказал бы о себе сам».

Как-то на вопрос одного из помощников М. Горбачева: «Зачем надо производить столько вооружений?», маршал С. Ахромеев резко ответил: «Потому что ценой огромных жертв мы создали первоклассные заводы, не хуже, чем у американцев. Вы что, прикажете им прекратить работу и производить кастрюли?». За такие высказывания и непокорный характер с прославленного ветерана могли спросить по всей строгости демократических законов. С. Ахромеев знал это, и пощады не ждал. В его записной книжке, уже после смерти, обнаружили запись: «Я был уверен, что эта авантюра потерпит поражение, а, приехав в Москву, лично убедился в этом. Пусть в истории хоть останется след — против гибели такого великого государства протестовали». Президент Академии военных наук РФ генерал армии М. Гареев сказал потом: «Он понимал, что многое делается уже неправильно, в ущерб интересам нашей страны, но, будучи сам человеком честным, был уверен, что такими должны быть и другие люди, полагая, что все это делается по недоразумению, по чьим-то необъективным докладам». Еще в конце 80 х годов С. Ахромеев неоднократно выступал на заседаниях Съезда народных депутатов и Верховного Совета СССР, а также в печати со статьями, где говорил об опасности быстрого завоевания СССР странами НАТО. Высказывал несогласие с военной реформой и ослаблением советской военной мощи, чем и навлек на себя гнев М. Горбачева. Сегодня, через 20 лет, мы знаем, что проницательный маршал был прав. Базы стран НАТО имеются в Узбекистане, Киргизии, Грузии. Членами НАТО являются Литва, Латвия и Эстония. Туда же хотят не мытьем, так катаньем затащить Молдавию и Украину. Натовские стратеги обхаживают Азербайджан и Таджикистан, надеясь закрепиться и там. Кольцо сужается. Мы же страдаем наивным прекраснодушием, полагая, что нас это не касается.

К сожалению, ни Варенников, ни Язов, ни Ахромеев не обладали неограниченными полномочиями. Другие участники ГКЧП банально оказались тряпками (это была уже «школа Горбачева») — с трясущимися руками такие «воители» спасти страну не могли. И они тут же пошли на попятную, уступив откровенным мерзавцам.

Увы, народ тогда ничего не решал. Решали те, кто уже считал барыши от дележа народного добра, к которому тоже приступили задолго до августа 1991 года — с тех пор, как началась перестройка, главным содержанием которой, как оказалось, стал выход из тюрем противников социалистического строя.

Так «демократизация» огромного пространства уступила место его криминализации. И за годы независимости только на Украине мы потеряли больше людей, чем в годы Великой Отечественной воны. А в России, всего через два года, в 1993 году, сторонники этой самой «демократизации» хладнокровно расстреливали защитников Верховного Совета из танковых орудий и крупнокалиберных пулеметов.

На Западе хранили гробовое молчание. Еще бы! Ведь российские демократы убивали российских патриотов! Что может быть лучше и полезней для Запада!
2624

Комментировать: