Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... -1
утром -2 ... +1
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Забыты миллиард

Воскресенье, 2 декабря 2007, 10:33

Нина ПЕРСТНЕВА

Зеркало недели, 24-30.11.2007

О ТОМ, КАК ГОРСОВЕТ ИЩЕТ СВОИ ДЕНЬГИ, ТРЯСЯ «СЕДЬМОЙ КИЛОМЕТР»

С августа Одесса смотрит документальный сериал «Горcовет против «Седьмого километра» — самого крупного и богатого в стране промрынка. Наслышана о нем и вся страна.

По сути, эта история о том, как город решил потрясти мешок с деньгами. История чисто одесская. Почти через 18 лет чиновники предъявили долг в полмиллиарда гривень, откопав в архиве старые бумаги и обнаружив, что решение о строительстве рынка принимали городские власти. А тогдашние кооператоры взялись воплощать его в жизнь, пообещав отчислять в городскую казну четверть доходов рынка. Но потом об этом позабыли. Власти и решили напомнить...

Рынок «Седьмой километр» за годы его процветания трясли не раз. Тихо дело начинали и тихо заканчивали. Но чтобы власти, через суд, «без объявления войны» — такого Одесса не припомнит.

За три с лишним месяца эта история обросла всевозможными судебными исками (даже доярка в суд на рынок подала), версиями, слухами и горами документов. Обе стороны готовы идти до конца, до хрипоты доказывая свою правоту. Чуть ли не каждую неделю проходит по нескольку судебных заседаний. Все это сопровождается пикетированием зданий суда, мэрии, требованиями об отставке городского головы и сбором подписей об увольнении судей.

Представители ответчика не сомневаются, в чью пользу разрешится спор. А потому отыскали аргументы, что Хозяйственный суд Одесской области якобы нелегитимен — весь состав, во главе с председателем В. Продаевичем. В итоге, в адрес Президента страны полетели жалобы не только от предпринимателей рынка, но и от судей.

Все иски против «Седьмого километра» (а их с добрый десяток) без проблем приняты к рассмотрению, несмотря на истекший срок исковой давности. Вначале в суд обратился горсовет, затем — горисполком. С теми же требованиями. Дабы не мытьем, так катаньем забрать у рынка и вернуть общине часть имущества, построенного на казенные деньги. И взыскать с него 498 млн 752 грн.

Обещанные городу в 1989 году 25% дохода от работы временного рынка власти посчитали от доходов за семь последних лет ООО «Промтоварный рынок» — нынешнего собственника «Седьмого километра». При этом сознались, что не могут точно установить, какая доля причитается городу, — ни в денежном выражении, ни в имущественном. И попросили суд назначить две экспертизы — бухгалтерскую и строительную, чтобы получить точные сведения о доходах и объектах.

Среди истцов — и старейшее коммунальное автотранспортное предприятие КАТП 152801. Именно оно стояло у истоков создания рынка и со временем уступило ему все свое имущество и огромную территорию. Теперь оно тоже заявило о своих правах. И является активным участником в деле против «Седьмого километра». Правда, КАТП обанкротилось лет пять назад. Но исключить из госреестра его не успели.

Городские власти предпочитают не комментировать происходящее. А вот руководители «Седьмого километра» со всех телевизионных каналов не перестают твердить по нескольку раз на день: одесские власти никакого отношения к созданию рынка не имеют. Он вообще расположен на территории Овидиопольского района, следовательно, ничем Одессе не обязан и денег ей не должен. А документы, поданные в суд, ничтожные. Поэтому дело следует закрыть, передать в прокуратуру, а чиновников привлечь к ответственности за то, что вводят суд в заблуждение.

Автору этих строк пришлось изучить несколько килограммов документов. И поднять в библиотеке подшивки местных газет прошлых лет, чтобы понять, что же происходило в конце 80-х. Дело в том, что город вначале представил суду такие копии документов, что они вызвали сомнения: а были ли решения? К тому же, представители «Седьмого километра» заявили, что город, видимо, нашел старую пишущую машинку, чтобы их отпечатать.

Впоследствии суду были представлены подшивки архивных документов с пожелтевшими страницами. Решения о строительстве рынка таки подлинные.

Знаменитый «Седьмой километр» давно отгородился от Одессы. Сегодня он стоит на земле, которая является его собственностью. А границы Одессы, установленные в 2001 году, официально отодвинули его за городскую черту. И все же, известный на всю страну промрынок обязан своему рождению именно Одессе. Об этом не даст соврать его родословная.

Прародителем «Седьмого километра» был одесский «толчок». Он стихийно возник в конце 80-х в районе Староконного рынка, что на Молдаванке. И рос не по дням, а по часам, лишая покоя всю округу. Думая, куда переселить бурно разрастающуюся торговлю, власти не нашли в городе свободного места. Говорят, было указание выдворить «толчок» за пределы. Поэтому его переместили в район 7-го километра Овидиопольской дороги.

Там были пустующие земли закрытой городской свалки и мусоросжигательного завода и располагалось КАТП 152801 горисполкома. На территории свалки и решили построить современный рынок. Поначалу заказчиком определили Одесский облпотребсоюз, а потом КАТП, которое для этих целей должно было создать кооператив. На строительство рынка город планировал выделить 1,5 млн рублей. Все это отражено в двух решениях Одесского горисполкома — от 4 августа и 20 октября 1988 года. Они-то и были представлены суду.

Но пока чиновники собирались с духом, «толкучка» перебралась на свалку и начала мешать стройке. Уговоры властей немного подождать до официального открытия рынка не помогали. Стихийная торговля била все рекорды. И в январе 1989-го горисполком дал старт временному рынку. Была заасфальтирована и огорожена площадка для торговли и стоянки автомобилей, организован транспорт. Созданный при КАТП кооператив «Мираж» брал за вход на рынок рубль с продавцов и 30 коп. — с покупателей. И на эти деньги он собирался строить рынок.

Однако вскоре на отведенном участке обнаружили метанол. И 19 октября 1989 года горисполком отменил прежние решения и принял новое. Заказчиком по проектированию, строительству и эксплуатации нового промрынка становится ассоциация «Авангард».

Горисполком поручил отвести ей земельный участок, предусмотрев часть территории мусоросжигательного завода, а также перечислить средства, накопленные кооперативом «Мираж». Городским службам предписывалось заключить с ассоциацией договоры (рынок планировали открыть уже через два месяца). А чтобы избавиться от стихийной торговли в районе Староконки, ассоциации позволили на отведенной площадке организовать временный рынок.

Ассоциация «Авангард» — это и есть та самая структура, вокруг обязательств которой нынче разгорелись нешуточные страсти. Именно на их основе теперешняя городская власть выстроила свои претензии к рынку.

После того, как одесский «толчок» перекочевал в район 7-го километра, многие хотели в этом месте развернуть свой бизнес. Были созданы два кооператива — «Ралли» и «Промтоварный рынок». Вот они вместе с директором соседствующего с «толчком» совхоза «Авангард» Виктором Добрянским, объединившись в ассоциацию «Авангард», и решили построить здесь торговый центр. А чтобы заработать денег, обратились с письмом в Одесский горсовет с просьбой отвести ассоциации участок под организацию временного промрынка. А взамен обещали отчислять в бюджет Одессы 25% дохода ассоциации от его эксплуатации.

К тому времени Овидиопольский райсовет решением от 9 июня 1989 года выделил совхозу «Авангард» под внутрихозяйственные нужды 15 га пашни, прилегающей к «толчку». И совхоз готов был отдать этот массив земли под промтоварный и авторынок.

В те годы функции по строительству рынков были закреплены за областными и городскими исполкомами. Поэтому город и командовал. Поэтому именно к городским, а не к районным властям обратилась ассоциация со своими предложениями. А Овидиополь, как видно из документов, содействовал Одессе.

Нынешние районные власти, которые тоже ввязались в бой, считают, что Одесса в те годы превысила свои полномочия, забравшись на территорию района. И обратились в суд с просьбой признать решение горисполкома о строительстве рынка незаконным. Но потом свой иск отозвали. Однако с аналогичными требованиями заявление в суд направил рынок.

Безусловно, город отдал свой «толчок» на откуп ассоциации не за так. За счет торговли на 7-м километре власти рассчитывали наполнять бюджет. Когда в конце 80-х развернулась дискуссия «А нужен ли вообще Одессе «толчок», рассадник спекуляции?», это был один из главных аргументов «за». И в решении горисполкома так и записано: «Согласиться с перечислением в бюджет города 30% прибыли ассоциации «Авангард» от эксплуатации промрынка».

Однако скоро стало ясно: у трех партнеров, создавших ассоциацию, отношения не сложились. Новоиспеченные кооперативы, зарегистрировавшись в Овидиополе (райисполком просил на это согласие у горисполкома в своем письме от 4 августа 1989 года), самостоятельно развернули деятельность в районе 7-го километра. Да так, что одному из них, кооперативу «Ралли», райисполком вынес предупреждение, а другой закрыл.

Оказалось, что кооператив «Промтоварный рынок» передумал вступать в ассоциацию, и сам организовал рынок на выделенном ассоциации участке. При этом грубо нарушал финансовую дисциплину. Об этом говорится в решении Овидиопольского райисполкома от 14 декабря 1989 года.

В итоге, проверяя, как выполняются директивы Одесского горисполкома по строительству рынка, районные власти не только указали кооператорам на их место под солнцем, но и обратили внимание директора совхоза «Авангард» В. Добрянского на несвоевременную регистрацию устава ассоциации. Хотя «союз трех» и распался, но ассоциация как заказчик строительства рынка осталась. Ранее райисполком даже принял специальное распоряжение — «О нарушениях сроков регистрации устава ассоциации «Авангард» и обязал Добрянского ее зарегистрировать.

После напоминания районных властей об обязанностях перед Одессой В. Добрянский предоставил устав ассоциации, и 14 декабря 1989 года он был зарегистрирован. Учредили ассоциацию совхоз «Авангард» и кооперативная фирма «Нива». Но цели и задачи остались прежними — проектирование, строительство и эксплуатация промрынка. А вот что касается обязательств перед городом, то в уставе записано: с 1 января 1991 года Одесскому горисполкому перечислять 15% от дохода ассоциации после заключения конкретных договоров с его службами. И 7% — в фонд Овидиопольского райисполкома до сдачи промрынка в эксплуатацию. При этом отмечено, что процент отчислений определяется на основе соглашения между сторонами.

О существовании такого соглашения ничего не известно. О договорах — тоже. Суду город представил лишь «Анкету застройщика» от 29 мая 1990 года с печатями. Речь в ней шла о сроках строительства ассоциацией «Авангард» промрынка и автостоянки на 15 га в районе 7-го километра. Приложены подрядный договор, акты приемки, справки о стоимости выполненных работ по обустройству площадок на небольшие суммы. И все.

Что делала ассоциация в последующие три года, как строились ее отношения с городом — неясно. Не понятно и другое: что делал дальше город? Заботила ли его дальнейшая судьба рынка? Информации нет.

В газете «Юг» в июне 1992 года напечатано интервью с Борисом Мельничуком, директором авторынка, который располагался по соседству с промрынком, на территории городской свалки, и занимал 5 га. Г-н Мельничук, рассказывая о своем детище, упомянул и о соседях. «Там тоже начинается реконструкция, — говорил он, — расширяется автостоянка. Поскольку оба рынка находятся рядом, мы хотим построить единый торговый центр. В перспективе — крытые торговые ряды, павильоны, которые можно будет сдавать в аренду».

В том, что ассоциация «Авангард» «рулила» торговлей на 7-м километре, сомнений нет. Хотя сегодня руководство «Седьмого километра» утверждает: она являлась общественной организацией, ничего не строила, хозяйственную деятельность не вела, и к рынку, который появится позже, никакого отношения не имела. Может быть, и не строила, но к рынку, который успешно функционировал, отношение имела самое непосредственное. Это было одно целое. Именно руководство рынка занималось ликвидацией ассоциации, создав потом вместо нее ООО «Промтоварный рынок», к которому и отошел одесский «толчок».

Приказ о назначении ликвидационной комиссии Добрянский издал в ноябре 1993 года. А возглавил ее Мельничук, к тому времени уже директор промрынка. Он и по сей день работает в этой должности. В составе ликвидационной комиссии были также работники рынка. Среди них — дочь Добрянского Ирина Чернат как бухгалтер рынка.

Все эти лица впоследствии станут хозяевами «Седьмого километра». Сегодня доля Добрянского и его дочери составляет 52%. Но это будет позже. А тогда, в конце 1993-го, делался первый шаг в этом направлении.

На общем собрании учредителей ООО В. Добрянский сообщил, что в связи с изменениями в законодательстве ассоциация «Авангард» не может дальше функционировать — банк закрывает счет. И для нормальной работы рынка предложил создать ООО «Промтоварный рынок».

Вышел новый декрет Кабмина об упорядочении работы субъектов предпринимательской деятельности. И совхоз «Авангард» как госпредприятие более не мог быть учредителем ассоциации. Ее следовало преобразовать в хозяйственное общество. Со стороны государства учредителем должен был стать госорган приватизации.

Руководители рынка преобразовали ассоциацию в общество с ограниченной ответственностью. Но без участия госоргана. На базе совхоза «Авангард» Добрянский создал под своим началом арендное предприятие «Авангард». Оно, с согласия трудового коллектива, и стало учредителем ООО «Промтоварный рынок» вместе с гражданином Мельничуком Б.В. Их доля в уставном фонде — 75:25. Потом, в 1995 году, АП «Авангард» выйдет из состава учредителей.

Нынешнее судебное разбирательство не прошло мимо и этого факта. Вокруг него отдельная интрига. Во-первых, материалы дела переданы в прокуратуру. А во-вторых, о своих корпоративных правах заявила бывшая доярка АП «Авангард», предъявив через суд свои претензии к рынку.

Итак, Добрянский был президентом ассоциации, а стал гендиректором ООО. Мельничук был директором рынка, а стал директором и учредителем ООО. Главбух ассоциации стал главбухом ООО. А само ООО в конечном итоге — ответчиком по делу «Горсовет против «Седьмого километра».

Все логично. А вот что касается обязательств, то в уставе «Промтоварного рынка» они сохранились только перед Овидиополем: промрынок обещал ежеквартально перечислять 3% чистой прибыли на социальное развитие района. Об Одессе уже ни слова. Но через три года, когда будет зарегистрирована новая редакция устава, и пункт о трех процентах исчезнет навсегда.

Как уверяет сегодня руководство «Седьмого километра», району грех жаловаться. Достаточно того, что рынок находится на его территории. Да и на благотворительность он тратит немалые суммы.

В том же 1994 году «Промтоварный рынок» внес свою первую лепту: перечислил УВД Одессы 150 млн крб., РОВД Овидиопольского района — 40 млн, на соцразвитие района — 1,6 млрд, на строительство городской транспортной развязки в районе 7-го километра — 2,9 млрд. Для сравнения: его валовой годовой доход на тот момент составлял 100,4 млрд крб. За последние пять лет, по данным рынка, благотворительная помощь колебалась от 2,5 до 4 млн грн в год (10% от прибыли).

До конфликта с мэрией проблем с «родословной» Промтоварного рынка никогда не возникало. Если посмотреть его эмблему, то на ней изображены цифра «7» и год «1989». Упоминание об этой дате рождения можно найти во многих публикациях о «Седьмом километре».

Понятно, почему, выстраивая свою защиту, рынок сегодня сознательно молодится и открещивается от первых пяти лет работы, как от чумы. Потому что его главный аргумент в споре с городом — это земля. Суду он представил заключения районных служб и решение Прилиманского сельсовета от 22 июня 1994 года об отводе Промтоварному рынку земельного участка в 20,5 гектара. Из них 19,2 га было изъято у совхоза «Авангард», а 1,3 га — у «Облавтодора». В том же году рынок получил госакт на право постоянного пользования землей. С этого момента, считает его руководство, и надо вести отсчет.

Город не смог представить суду документы об отводе ассоциации «Авангард» участка под строительство рынка. Но тут они квиты. «Седьмой километр» тоже не смог предъявить решение районных властей о строительстве промрынка в этом месте. Зато есть документы, из которых ясно видно: решения принимал город, землю отводил район, а Добрянский строил.

Однако с землей есть нюансы. Чью землю отводили? Это большой вопрос. Сошлюсь на письмо председателя Овидиопольского райисполкома Н. Хоменко к председателю Одесского горисполкома В. Симоненко от 4 августа 1989 года. Из него ясно, что территория старой свалки в районе 7-го километра — это городская черта. Где сейчас эта территория? В собственности рынка. Продал ее в 2001 году Авангардовский поселковый совет, который был образован на много лет позже, чем сам рынок.

История такая. В постоянном пользовании КАТП находились 25 гектаров, выделенных под свалку. Необходимость в ней давно отпала, и в 1997 году предприятие добровольно обратилось в Овидиопольский райсовет с просьбой изъять у него землю. Районные власти с удовольствием пошли навстречу. Изъятые 19,8 га они отдали рынку, а 5,6 га остались КАТП под хозяйственный двор и автомастерские.

Далее, из описания границ участка (госакт на 20,5 га, выделенных рынку в 1994 году) следует, что он соседствует с землями г. Одессы, на которых расположена воинская часть. В 2000 году 4,33 га территории военного городка (по согласованию с Минобороны) были изъяты Авангардовским поссоветом в пользу рынка и затем ему проданы.

В 1994 году 3,3 га, отведенные горисполком 20 ноября 1975 года под мусоросжигательный завод, тоже были проданы рынку поссоветом. И наконец, оставшиеся 5,6 га территории КАТП. Их постигла та же участь, но после покупки рынком имущества предприятия. Сегодня суд направил эти материалы в прокуратуру.

А дело было так. В конце 1998 года рынок обратился к тогдашнему мэру Одессы Р. Боделану с просьбой приобрести автомастерские КАТП, чтобы заполучить еще один участок в 1,2 гектара. В ответ было получено письмо из горуправления земельных ресурсов. Цитирую: «Согласно проекту установления границ г. Одессы, земельный участок по адресу 7 км Овидиопольской дороги, на котором расположено КАТП, включен в границы города. При передаче его в аренду плата составит 76,9 тыс. грн в год, в случае продажи — 284,1 тыс. грн».

Мастерские были проданы в конце 1999-го. На каких условиях, автору этих строк неизвестно. Зато продажа оставшегося имущества КАТП в марте 2001-го стала предметом рассмотрения в суде. Любопытный материал.

КАТП занималось вывозом мусора. Но когда этот бизнес перешел в руки коммерсантов, стало ясно, что коммунальное предприятие со своими долгами, да еще под боком у промрынка, — не жилец. Задолженность перед налоговой составляла 316 тыс. грн, по зарплате — 980 тыс. Суммы, как видите, небольшие. Но тогдашний мэр Одессы Р. Боделан и его заместитель попросили рынок их погасить. Власти гарантировали возвратить эти деньги или компенсировать долг имуществом КАТП.

Как и следовало ожидать, власти выбрали последнее. Они продали имущество рынку в счет погашения долга. За объекты, расположенные на 4,38 га, город выручил 2,7 млн гривень. И половину из них вернул рынку. Проще говоря, отдал деньги, имущество и землю.

Но вот в чем закавыка. По договору купли-продажи, рынок должен был зарегистрировать свидетельство на право собственности на приобретенные объекты в Одесском МБТИ. Он так и сделал. Однако не только в Одесском, но и в Овидиопольском тоже.

Оказывается, рынок получил два свидетельства. Первое было выдано представительством по управлению коммунальной собственностью Одесского горсовета на основе договора купли-продажи, второе — Авангардовским поссоветом на основе распоряжений райадминистрации. В первом — проданные объекты расположены по адресу КАТП: г. Одесса, ул. Базовая, 19 (как и указано в договоре). Во втором — по адресу Промтоварного рынка: ул. Базовая, 20. И в нем перечислены не только приобретенные цеха, мастерские и боксы автопредприятия, но и объекты рынка: торговые площади, комплексы, павильоны, автостоянки и другие сооружения.

Казус еще и в том, что улицы Базовой в Одессе нет. Этот адрес 7-му километру Овидиопольской дороги был присвоен Авангардовским поссоветом в марте 2000 года. А до этого расположенные здесь предприятия пользовались одесской пропиской. В том числе и Промтоварный рынок.

Но и это еще не все. Вместо городского управления земресурсов рынок обратился в районное. И получил госакт на право постоянного пользования участком в 4,38 га, которые потом Авангардовский поссовет продал рынку. Сегодня КАТП обратилось в суд с просьбой признать этот госакт недействительным.

В целом, в собственности рынка на сегодняшний день находятся 68,4 гектара. Земля была выкуплена 28 декабря 2001 года. После утверждения облсоветом границ Одессы (7 августа 2001 года), когда стало ясно, что все предприятия 7-го километра, в том числе Промтоварный рынок, остались за городской чертой.

Авангардовский поссовет продал Промтоварному рынку огромный массив в 65,18 га всего-навсего за 3,6 млн грн. Причем с рассрочкой. Бедный рынок! Он должен был выплачивать эту сумму в течение трех лет. Щедрый поселковый совет, ничего не скажешь!

Вот так развивался и богател знаменитый «Седьмой километр». По сути, одному человеку в соавторстве с еще двумя удалось в течение 17 лет не только удержать в руках это «золотое дно», но и расширить его до размеров маленького городка. Наверное, поэтому В. Добрянский был внесен в списки кандидатов на получение самой высокой награды в стране — Героя Украины. Однако не случилось.

Чем закончится нынешний спор, покажет время. Однако очевидно, что созданная давным-давно структура, возглавляемая Добрянским, получила то, что хотела. Благодаря городу. Вот только город с этого не получил ни гроша.

Ясно, что Овидиополь, даже если бы взялся, никогда бы не создал такой рынок. А точнее, если бы Одесса направила свое «торговое море» в иную степь, никакой бы денежный океан не омывал район 7-го километра, сколько бы его берега потом ни рыли и ни углубляли. Даже потом, когда город спохватился, что чудо-рынок не его, и хотел создать ему подобный, ничего из этого не вышло.

Понятно и другое. Казна Одессы могла спокойно пополняться за счет «Седьмого километра». Рынок для города мог бы стать даже не тумбочкой, а мешком с деньгами. Но прежние власти эту возможность почему-то упустили. А она была у города не только в конце 80-х, но и в конце 90-х — в начале 2000 годов.

Сегодня это дела давно минувших дней. И, конечно, прав киевский адвокат Федур, защищающий в суде интересы «Седьмого километра», когда утверждает, что спор не имеет никакого отношения к праву, что в нашей стране нет правосудия, судов, где бы дела рассматривали цивилизованным путем.

Увы. В цивилизованной стране, где есть право и работают законы, вряд ли возможно существование такого рынка, где торгуют контрабандой, где размеры теневых денежных оборотов в голове не укладываются, где торговцы, которые платят в казну копейки, давно уже миллионеры. И при этом никто ничего не замечает.

Правда, на протяжении послед-них лет рынок не раз трясли проверяющие всех мастей и рангов; даже возбуждались уголовные дела. Но он всегда выходил сухим из воды. А затем, чистый и белый, продолжал «шагать по стране», с каждым годом расширяя свои владения. На зависть сильным мира сего. И в этом смысле нынешний «наезд» вполне понятен. Точнее, был бы понятен. Но цель его, как уверяют власти, совсем иная.

Конечно, бороться за наполнение городской казны никогда не поздно. Но спохватиться через столько лет — по меньшей мере, это странно. И потом непонятно, почему во время своей первой каденции у мэра Одессы Э. Гурвица не было претензий к «Седьмому километру»? Во всяком случае, публично они озвучены не были.

Задается вопросами и сам горсовет, подавший иск. На последнем его заседании (когда представители рынка попытались сквозь усиленную охрану прорваться в зал, чтобы их выслушали) депутаты потребовали от мэра пояснений. Кто давал разрешение от имени совета обращаться в суд? Кто вообще надоумил город ввязаться в борьбу против «Седьмого километра»? «Я лично принял такое решение, — ответил Э. Гурвиц. — Имею на это полное право».

— Сегодня мы отстаиваем интересы города и горожан. Этот интерес, по самым скромным подсчетам, исчисляется в полмиллиарда гривень. Признаю лично за собой вину, что в бытность мэром в 1994 — 1998 годах недосмотрел эту проблему. Поясню, почему. Областная власть всячески препятствовала четкому определению границ Одессы и вела с городом открытую войну.

Сегодня муниципальная власть начала тотальную проверку всех договоров и соглашений, заключенных в разные годы. И вышла на «Седьмой километр». Как должен был поступить мэр города, узнав, что бюджет недополучает огромные деньги? Сказать, что дело давнее? Взять на себя право прощать долги? Так за такое «благородство» мэра надо привлекать к уголовной ответственности!

Поэтому город обратился в суд. Этот путь, учитывая специфику нашей судебной системы, более чем тернист. Предсказать, чем он закончится, я не берусь. Но мы готовы к диалогу и поиску взаимоприемлемого решения.

К сожалению, после нашего обращения в суд против местного самоуправления развернута информационная война. Власть якобы покушается на жизненные интересы 60 тыс. человек — именно столько граждан работают на «Седьмом километре». Работают тяжело, о чем умалчивают наши оппоненты. Однако у города нет претензий к этим людям, нет намерений каким-либо образом усложнить им жизнь или задеть их интересы.

Речь идет о руководителях рынка. Об их взаимоотношениях с городом. Это чистой воды хозяйственный спор, в который сегодня втягивают предпринимателей, настраивая против властей. Тогда как работающие на «Седьмом километре» одесситы должны быть заинтересованы в наполнении городского бюджета. Несправедливо, что наиболее прибыльное предприятие области, имеющее самое непосредственное отношение к Одессе, меньше всего способствует развитию городской инфраструктуры.
1148

Комментировать: