Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... -1
ночью -4 ... -2
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

За два дня выпала почти годовая норма осадков (добавлено 3)

Четверг, 3 октября 2013, 10:30

Андрей Дмитриев, Ольга Волкова, Олеся Мамиенко, Максим Войтенко, Татьяна Гуричева

Одесская Правда, 17.09.2013

Жители юга Одесской области понемногу начинают приходить в себя после пережитого наводнения. Люди говорят, что подобного в тех краях не происходило более 40 лет. Потоп затронул 13 сел, затопив почти 400 жилых домов в четырех районах – Арцизском, Болградском, Саратском и Тарутинском.

Первая большая вода прибыла к поселкам в ночь на пятницу, 13-е. В полдень пятницы эпицентр стихии достиг юга Одесской области. Синоптики, разбирающиеся в причинах потопа, винят циклон, пришедший в Украину с Балкан. Поскольку холодный фронт оставался малоподвижным, это привело к длительным и сильным ливням. В итоге выпало 200 миллиметров осадков, при этом годовая норма составляет 280 мм. Больше досталось Тарутинскому району, где за двое суток выпало 70% годовой, или 365% месячной нормы осадков.

Как объяснили в ГСЧС, возникшую в Тарутинском и Арцизском районах ситуацию можно было сравнить с тропическими ливнями.

РУХНУЛО 53 ЗДАНИЯ

Большая вода, перетекая с одного села в другое, наделала немало бед. Потоки воды смыли 900 метров железнодорожного полотна вместе с рельсами и шпалами, 120 метров газопровода обвалилось из-за подмытых опор. Некоторые села полностью лишились дорог, а почва настолько раскисла, что с трудом могли передвигаться даже самосвалы-тяжеловесы.

Основной же проблемой являются затопленные дома. 53 здания уже рухнуло, и остается вероятность обрушения еще как минимум двух десятков строений.

– Тяжело смотреть на людей, дома которых завалятся уже через пару дней, – говорит вице-губернатор Одесской области Валерий Матковский. – Глиняные стены держатся пока лишь на дверях, окнах и деревянных балках. Пока даже не во все жилые дома можно зайти, люди остались без документов, без денег – поэтому проблем там более чем достаточно.

Местные боятся оставаться в своих раскисших от влаги домах. Жители села Березино говорят, что несколько семей уже собрали уцелевшие вещи и покинули населенный пункт.

– Те, у кого есть где пожить, пока все не образуется, бегут отсюда, – говорит пенсионерка Елена Матвеевна. – Многие едут к родственникам даже в другие области, хотя их предупредили, что лучше остаться и потребовать компенсации.

К слову, стихия унесла жизнь 71-летней жительницы села Новые Трояны Болградского района. Пенсионерка была во дворе, когда поток воды сбил ее с ног и протащил аж на соседний огород. Тело захлебнувшейся женщины обнаружили лишь через несколько часов. А близ села Дмитровка Болградского района погиб 22-летний местный житель. Поток сбил его с ног, после чего молодой человек оказался в овраге. Кроме этого в Арцизе шаровая молния попала в мужчину, который ехал на лошади – и мужчина, и животное погибли на месте.

Как сообщают в ГСЧС, во время разгула стихии из пострадавших районов эвакуировано около 600 человек.

А в воскресенье, когда погода немного успокоилась, жители подтопленных районов начали возвращаться к своим домам. Люди с ужасом смотрят на дворы, где еще два дня назад размеренно вели хозяйство – собирали урожай и кормили скотину.

Селян, которых ливень застал врасплох, первым делом кинулись спасать хозяйство. Коров, свиней и лошадей перевели в зимние ангары – там бетонные стены, и если забаррикадировать дверной проем, воды будет намного меньше, чем во дворе.

Пока мужчины укрывали крупный скот, женщины готовили к эвакуации пернатых. Курей и уток посадили на подоконники – там им вода на страшна. Хотя нередки были случаи, когда потоками смывало гусей и даже поросят – «пловцов» находили в 100-200 метрах от дома. Согласно имеющейся на данный момент информации, погибло более 4 тыс. домашних птиц, 150 овец и около сотни кроликов. При этом медики опасаются, что большая вода может спровоцировать вспышку инфекционных заболеваний, ведь трупы животных раскидало по всей округе. Вскоре тушки начнут разлагаться, и если их вовремя не убрать, то возможна эпидемия кишечных болезней. Впрочем, по словам Валерия Матковского, власти уже вырыли могильник в трех километрах от населенного пункта, туда сейчас закапывают трупы погибших кормильцев сельчан. Кроме того, острым остается вопрос по поводу обеспечения населения питьевой водой, ведь, несмотря на наличие в некоторых поселках централизованного водопровода, многие продолжают пить воду из колодцев, которые сейчас полны ила и земли.

– Сейчас работают спасатели по обеззараживанию колодцев с питьевой водой, – говорит Михаил Садаклиев. – Для этого из Одессы должны привезти специальные таблетки.

УЩЕРБ ОТ СТИХИИ –170 МИЛЛИОНОВ

Единственная радость для местных жителей – это бесплатная рыбалка. Разлив реки Когильник, озер и прорыв дамбы ставка местного рыбзавода выгнал мужчин на «охоту». Улов они искали прямо на полях и собственных огородах, которые напоминали подсушенные водоемы, толстолобика и окуня ловили сачком и даже голыми руками.

Впрочем, на этом поводы для радости у местных жителей заканчиваются – стихия уничтожила многие хозяйства. Несобранный урожай на полях, промокшие запасы сена в хлевах, затопленные дома и залитые подвалы, где хранятся запасы продуктов на зиму, – таковы реалии в селах.

По предварительным подсчетам экспертов, общая сумма ущерба от стихии составляет около 170 миллионов гривен. Только на восстановление дорожного покрытия в пострадавших районах необходимо 78,3 миллиона гривен. Чиновники тем временем пообещали, что владельцам разрушенных домов компенсируют материальные убытки. Дома рухнули у более чем 50-ти семей. Сейчас люди ютятся у родственников, соседей, в детских садах и даже в здании сельсоветов, а жителей пострадавших домов в Тарутинском районе решили временно расселить в пятиэтажный дом, который остался от пограничников, выведенных оттуда пару лет назад.

Немало вопросов остается по оценке ущерба рухнувшим домам, ведь теперь сложно оценить параметры бывшего жилья.

– Люди когда-то построили дома, прописались, но не собирались ни продавать, ни завещать их, – отмечает вице-губернатор Матковский. – Когда есть технический паспорт, мы знаем его площадь, если нет – будет сложнее.

Пока же чиновники думают предложить жителям на выбор – либо выделить жилье, либо получить деньги. Чтобы выдать компенсацию на мебель и бытовую технику, придумали следующий механизм: список поврежденного инвентаря заверяется сельским головой на основании акта, который подписывают двое соседей и два депутата. Часть необходимой суммы уже выделили из резервного фонда, однако работы по восстановлению поселков спасателям, коммунальщикам и другим службам хватит до конца года.

* * *

Наводнение продолжает разрушать юг области

Комсомольская правда, 20.09.2013

В последнюю неделю села, попавшие в эпицентр стихии на Одесчине, больше напоминают поселения послевоенных времен. Деревни словно перепахали – всюду разрушенные постройки и следы тяжелой техники. На объектах деловито снуют спасатели – откачивают воду, чистят ливневки и каналы, вывозят испорченное имущество, а местные жители разбирают по кирпичикам собственные дома. Покидать села люди не собираются – они намерены ждать компенсации, чтобы восстановить поврежденные здания, и верят, что смогут вернуться к привычной жизни.

РАЗБИВАЛИ ОКНА НОГАМИ

В поселке Березино Тарутинского района, на который пришелся основной удар стихии, сейчас уже практически нет воды, однако без резиновых сапог все равно не обойтись – бурными потоками в глиняные хаты нанесло много мусора, ила и грязи, смешав со строительными обломками. На заборах сохнут ковры, на бельевой веревке висит пропитанная водой одежда, а мебель, испорченные бытовую технику и вещи грузят в трактор с прицепом и увозят на свалку.

– Волна прошла по огороду и хлынула в летнюю кухню. А еще закричал кто-то: «Цунами в наши села пришло», – вспоминает пенсионерка Надежда Даниловна. – На нервной почве у меня поднялось давление, но я, хотя и в спешке, все-таки собрала документы, схватила ребенка и взобралась на чердак, и уже оттуда наблюдала, как вода постепенно поглощает скромные пожитки.

Еще хуже пришлось жителям соседней улицы Жуковского, находящейся в низине. Там здания рассыпались как карточные домики, а ливень погубил живность, смыл с огорода урожай и уничтожил заготовленные на зиму продукты. В погребах не осталось закруток, намочило крупы и овощи, а у местных фермеров семьи Ян залитым оказалось 20 тонн зерна. Шутка ли, уровень воды поднялся на 1,8 метра.

– Когда мы на третьи сутки кинулись к амбару, то просто схватились за голову, – сокрушается 53-летний Фридрих Ян. – Весь наш урожай пророс и начал гнить, к счастью, удалось спасти несколько овец и поросят. Ума не приложу, чем теперь кормить животных.

Супруге Фридриха Марии пришлось разбить окно ногой, чтобы выбраться наружу: вода прибывала, а открыть дверь уже было невозможно. Кое-как перебинтовала окровавленную ногу куском халата, и вместе с мужем заночевала в кабине комбайна. А 23-летний сын Фридриха чуть было не утонул в бушующих волнах, однако вовремя сообразил, взобравшись на складскую постройку, он вырвал деревянную перекладину и забросил ее в окно соседнего дома. По импровизированному мостику молодой человек перебрался на второй этаж и переждал стихию у соседей.

Одного из местных жителей спасатели обнаружили лишь на третьи сутки после потопа. Все это время 78-летний мужчина тихонько сидел на кровати в залитой летней кухоньке. Из еды у него было несколько яиц и кусочек хлеба, но старичок был слишком слаб, чтобы попытаться самому выбраться наружу. Местные жители думали, что дедушку забрал сын, а власти и вовсе решили, что в разваленном доме давно никто не живет. А после соседи, вернувшись за пожитками, услышали стон в ветхом здании. За мужчиной приехали сотрудники ГСЧС и увезли в Тарутинский дом престарелых.

Первое время подтопленцам помогали местные власти – чиновники в помещение поселкового совета свозили продукты, воду в бутылях, сухую одежду и обувь. А полузатонувшие местные многоэтажки превратились в коммуны – жители верхних этажей приютили односельчан. Однако долго так не протянешь, сетуют пострадавшие, – ведь впереди зима, а в это время сытый голодному не товарищ.

ЧЕТЫРЕ ВЕДРА БОРЩА — НА 40 СПАСАТЕЛЕЙ

Работа в поселке продолжает кипеть, здесь осушают последние затопленные участки: в ход идут мотопомпы и традиционные мешки с песком. В село с населением 3400 жителей съехались три сводных отряда в составе сорока человек. Спасатели признаются – силы на исходе, ведь спят они по три часа в день, причем иногда засыпают прямо в служебных машинах. Восстанавливаются в местном кафе – над продуктами, купленными за казенные средства, колдует повар тетя Люба. Женщина с утра до вечера стоит у плиты вместе с сестрой.

– Один заход гвардии – это семилитровый казан тушеной картошки, – говорит женщина. – А четырех ведер борща едва хватает ребятам на двое суток.

За семь дней сотрудники ГСЧС откачали почти 60 тысяч кубометров воды. Чтобы спустить ее в местное озеро, специалисты соорудили обводной канал вдоль железнодорожных путей. Пройдя по центру поселка, спасатели добрались до его окраины – в переулок Шевченко и на улицу Комсомольскую. Затопленные островки у крайнего дома облюбовали гуси – похоже, водоплавающие птицы единственные, кому пришлось по вкусу ненастье. Над пернатыми кружат питомцы местного пчеловода, их домики-ульи утонули в бурном потоке. Рассекая волны, навстречу выходит хозяин – 43-летний армянин Алик. Во дворе у мужчины – по пояс воды. Спасти не удалось ровным счетом ничего, вздыхает он.

– В тумбочке, где хранятся документы на четыре машины, заклинило шуфлядку, – рассказывает Алик. – Вода прибывала очень быстро, и ценные бумаги утонули.

Несмотря на бедствие, мужчина не теряет оптимизма, шутит, что на досуге изучает рецепт супа из лягушек, которые развелись в огороде.

ВОДА ИДЕТ В САСЫК

Большая вода, спускающаяся на самый юг области по устью реки Когильник, в последние дни добралась до окрестностей Татарбунар. Но перед въездом в райцентр русло реки оказалось засорено камышом, и вода не прошла под мостом. К утру четверга русло реки расчистили, и вода стала поступать в озеро Сасык. Местные жители опасаются, что 300 миллионов кубометров осадков, которые движутся с севера, не поместятся в озеро. Они выстраивают импровизированную крепость из мешков с песком. Специалисты успокаивают: поселок находится на возвышенной местности, так что к центральной части его вода точно не доберется. Однако может случиться, что, прорвав дамбу, поток польется в море и зацепит окраину Татарбунар.

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

Общая сумма убытков Одесской области из-за наводнения составляет около 170 млн. гривен. Наиболее пострадавшему Тарутинскому району необходимо 62,5 млн. грн. Меньше всего пострадал Болградский район, здесь ущерб составил 3 млн. гривен. Кстати, 27,5 миллиона, выделенные Кабмином на ликвидацию последствий урагана, бушевавшего 1 июня, до сих пор не поступили на счет Одессы.

КЛИМАТ МЕНЯЕТСЯ НА СУБТРОПИЧЕСКИЙ

Изучая причины стихии, нанесшие урон пятой части Одесской области, синоптики уже сравнили прошедшие ливни с тропическими – за двое суток выпало 70% годовой нормы осадков. Специалисты пришли к выводу, что умеренный климат Одесчины постепенно превращается в субтропический и природные катаклизмы будут повторяться. Кроме того, на землях с повышенной влажностью появились теплолюбивые животные, насекомые и тропические растения.

– Еще в 2008 году мы выявили тенденцию к увеличению осадков в регионе, – рассказал нам ректор Одесского экологического университета Сергей Степаненко. – Причина таких осадков в регионе – не столько тропические циклоны, сколько результат деятельности человека. Из-за большого количества транспорта выбросы метана и углекислого газа разрушают озоновый слой и усиливают парниковый эффект.

Экологи говорят: чиновников давно предупреждали о том, что нужно готовиться к сильным паводкам в регионе. Между тем, до сих пор нет программы на государственном уровне, позволяющей скоординировать предупредительные действия всех структур в случае наводнения. В планах ученых создать карту, на которой можно отметить места потенциального затопления и предупреждать людей заранее. Кроме того, чиновникам предлагают заново переоценить возможности ливневых канализаций, а работникам сельского хозяйства – учитывать изменения климата при высадке определенных культур. Чтобы не погиб урожай, придется позаботиться о капельном орошении и приготовить дождевальные машины.

* * *

Большая вода

Время Ч, 20.09.2013

Одесскую область на минувшей неделе накрыло большой водой — дожди буквально смыли часть Тарутинского района. Волна прошлась по селам в окрестностях районного центра, снося дома и оставляя на дне домашнюю птицу, овец, свиней…

В начале июня удар стихии пришелся по самой Одессе — все мы помним ураган с дождем, заливший наш город. Теперь — пришла очередь отдаленных сел. Сейчас вода ушла на Арзиз, а оттуда — в Татарбунарский район, оставив за собой развалившиеся дома, гигантские убытки и несколько жертв.

Издания стараются перещеголять друг друга в заголовках — на днях я видел в Интернете новость под названием «В Одесской области на улицах гниют сотни трупов». Что же там произошло на самом деле?

Официальная информация такова:

«В результате стихии разрушенными оказались более полусотни домов, свыше ста залило водой, они находятся под угрозой обвала. Также стихия привела к гибели тысяч домашних птиц и нескольких сотен овец, свиней и коров. Общая сумма убытков из-за наводнения составляет около 170 миллионов гривен».

Основной удар пришелся по ряду сел, в числе которых Березино и Бородино. Дорога туда из Одессы занимает больше трех часов, и с каждым часом машину трясет все больше. Чем дальше от областного центра, тем хуже трасса…

Последствия затопления видны уже на подъездах к Арцизу — поля вдоль дороги частично затоплены. Где-то из-под воды виднеются верхушки крестов — это залило деревенское кладбище. Немного дальше — залитая водой базовая станция мобильной связи. Но связь при этом есть — конструкторы явно предусмотрели возможность наводнения.

Всё это мелочи. Реальное затопление видно уже в Березино и в Бородино. В одном из случаев, в Бородино, пострадал детский садик. Малыши, по счастью не пострадали, а вот погреб у здания-склада завалило, как и часть самого здания. В здании детского садика — трещины, дети сидят по домам.

В центре Березино собираются люди — к приезду большого начальства. Плачущая бабушка говорит, что дом у нее есть, но она в него не войдет — боится. Здание потрескивает. Начальство обещает переселить желающих в заброшенную пятиэтажку — когда-то там жили пограничники. Сама пятиэтажка стоит крепко, да вот когда заходишь вовнутрь, видишь облезшую краску, сорванные обои, выломанные унитазы, где-то на входе в квартиры вообще нет дверей. Как там жить — непонятно. В любом случае лучше, чем в трещащей мазанке, но ремонт займет время и потребует хороших средств из бюджета.

А пока люди живут у родственников или в своих полузатопленных домах. В некоторые можно зайти только в резиновых сапогах или в костюме химзащиты. Я выпрашиваю такой костюм — у хозяина затопленного дома. Ведь купить даже резиновые сапоги в селах сейчас нереально — это самый дефицитный товар. Весь двор и огород затоплен водой — уровень от десяти сантиметров и больше. В центре стоят два насоса — по подсоединенным шлангам они гонят воду в расположенный недалеко канал. Решаю проверить глубину и иду к месту, где раньше был огород. Вода доходит до колен, и жижа начинает засасывать — идти все труднее, да и периодически едва не падаешь. Дохожу до уровня пояса и останавливаюсь — дальше идти уже страшновато. Возвращаюсь обратно — к стоящему по колено в воде улыбчивому армянину, он называет себя Арой. Вода стоит и в доме, мимо бродят усталые МЧСники — проверяют, как работают насосы.

Но мужик все время улыбается — то ли нервное, то ли доволен, что жив остался. А вот на окраине села улыбок не увидишь. Кто-то плачет, кто-то просто мрачен. Там есть и полностью обвалившиеся здания (на территории заброшенной военной части), и те, где упала пара стен.

Заходим с хозяином в один из домов, осматриваем, потом идем на улицу поговорить. Фридрих — из семьи ссыльных немцев, его отец построил дом в шестидесятых. Крепкий, хозяйственный мужик, рядом — жена Мария. «Ничего, построю новый дом, в общежитие уходить не хочу. Знаешь, тут раньше военная часть была, сейчас заброшена. Тут же регулярно наводнения. Просто были вояки тут — выгоняли солдатиков с техникой, они временный отвод копали, и вся вода сходила. А сейчас солдатиков нет», — говорит Фридрих. Он вздыхает, кивая головой на склад с зерном — всё проросло из-за потопа.

Мы обходим дом, осматриваем упавшую внутрь стену.

«Слышишь, — прерывает он меня, — вовремя мы вышли, опять там похрустывает». Действительно, оставшиеся стены дома потрескивают. Оно и неудивительно — кажется, все дома в этих селах построены из самана. А что это — сами знаете. Итог — пришедшая большая вода размягчила стены, а когда сошла — дома начали рушиться. Дважды мы видели такую картину — абсолютно целая крыша лежит на сложившихся стенах.

По дороге нам встречается местный главный МЧСник. Улыбчивый парень Вова садится в нашу машину и говорит, куда ехать — чтобы увидеть, где что больше завалило. У него усталые глаза — спал пять часов за последние пять суток, признается он.

«Знаете, тут такая картинка классная была, — говорит Вова. — Свинью занесло волной на невысокое дерево, в развилку, потом вода сошла, а вот свинья на дереве осталась. Вот только никто не сфотографировал — не до того было…

Ребят из МЧС собрали сюда со всей области. Вова показывает нам дом, где все отдыхали — после работы по 12-16 часов по пояс в воде. Там спасателей и кормили — две пожилые бабушки без остановки готовили борщ-гречку-борщ-гречку. Спали вповалку.

Кстати, местные МЧСсников очень хвалят — что меня поразило. Обычно спасателей ругают. И зачастую беспричинно. По дорогам в селах часто встречаются ребята в форме — усталые, они бредут от одного залитого двора к другому. Там надо поставить помпы для откачки — тут осмотреть, что делать дальше.

Ведь все боятся другой беды — большая вода напрочь испортила колодцы с водой. Погибшую птицу и домашних животных спешно захоронили, чтобы на началась эпидемия. Да вот вода из залитого колодца по-прежнему опасна. Поэтому приезжающие из Одессы чиновники привозят с собой обеззараживающие таблетки.

Позади — наводнение, сейчас — разрушенные дома и обездоленные люди. Впереди — восстановительные работы. Вот только один вопрос — последнее ли это такое наводнение?

* * *

Большая вода уже в Татарбунарах

Вечерняя Одесса, 21.09.2013

Наводнение в южных районах Одесской области — главная проблема последней недели. Экстренные меры по спасению людей, ликвидация последствий стихии, восстановление систем жизнеобеспечения — коллективные решения принимаются ежедневно. Анализ причин, надо полагать, еще впереди. Сейчас, как сообщил заместитель председателя облгосадминистрации Валерий Матковский, «пик воды в районе Татарбунар». Вот какое сообщение прислала в редакцию руководитель Татарбунарской районной экологической общественной организации «Возрождение» Ирина Выхристюк:

— 16 сентября большой объем воды, который образовался в результате сильных осадков и прорыва дамбы на одном из водохранилищ-ставков на реке Когильник возле села Красное в Тарутинском районе, достиг Татарбунарского района. Именно здесь, возле города Татарбунары, река Когильник впадает в Сасык. Вернее впадала, ведь течения в изувеченной реке уже с десяток лет не наблюдается.

Залитая водой территория принадлежит реке, но давно освоена человеком. И от этого «освоения» сам человек и пострадал. Данная ситуация была прогнозируема, но так устроен человек: сначала создает проблемы, а потом героически пытается их преодолеть.

Река Когильник имеет 217 км длины и свое начало берет в молдавских Кодрах. Как и большинство украинских (советских) рек, слишком зарегулирована как в Молдове, так и в Украине: русло выпрямлено, накопаны и отдамбованы ставки, пойменные земли распаханы. Но есть еще один факт, который привел к быстрой деградации экосистемы реки — отдамбование лимана Сасык, в который впадал Когильник. То есть, начиная с истоков, образуя «тромбы»-ставки, мелиораторы и хозяйственники забирали воду для своих нужд, а в дельте река не могла отдать ту воду, которая в ней была, лиману Сасык. Таким образом, убийство Когильника происходило планомерно.

Сегодняшняя ситуация еще не является критической. Залитые пойменные территории во время паводка — это естественный процесс. И такое происходило раньше постоянно. Но не в таких масштабах. Живая экосистема способна все сбалансировать, а нарушенная не способна этого сделать. Русло, заиленное, заросшее камышом, не смогло транспортировать паводковые воды, поэтому вода залила большие площади вокруг, приведя к ущербу для населения.

Следовательно, нужно принимать эту ситуацию как должное — это реакция природы на действия людей. Главное, чтобы сейчас люди сделали правильные выводы — необходимо отдать природе то, что ей принадлежит, то есть ренатурализировать экосистемы (вернуть к естественному состоянию), иначе такие чрезвычайные ситуации станут нормой. Но, к большому сожалению, эту ситуацию обратят себе на пользу мелиораторы — копая русла и восстанавливая дамбы!

В который раз природа показала человеку его место. А она, как известно, знает лучше! Зато вдоволь напьются пойменные луга...

* * *

Ситуация постепенно стабилизируется

Одесские известия, 28.09.2013

От сильных дождей и ливневых потоков, пришедших из соседних районов, больше всех пострадали села Новоселовка, Долинка и райцентр Сарата. Мероприятия по нормализации ситуации продолжаются и сейчас. Воду откачивают из дворов и подвалов. Восстановительные работы осложняются постоянными дождями и значительно поднявшимся уровнем грунтовых вод. Ожидается также увеличение количества разрушенных зданий по мере высыхания построек.

По информации заместителя председателя Саратской РГА по жизнеобеспечению и социальным вопросам Александра Небоги, от наводнения в Новоселовке пострадали 192 дома. При этом 15 из них частично разрушены. Сумма ущерба исчисляется в 1 миллион 800 тысяч гривень. В Сарате подтоплено 34 двора, 2 дома на данный момент являются аварийными. Ущерб – около 780 тысяч. В Долинке в результате разлива русла реки Когильник и «большой воды», пришедшей из Татарбунарского района, затопленными оказались 24 дома. Из них 13 находятся в аварийном состоянии. У большинства подмыты фундаменты, стены покрыты крупными трещинами, здания оседают и продолжают разрушаться. По предварительным данным, ущерб здесь – около миллиона гривень.

– Для уменьшения силы водного потока были оперативно открыты шлюзы на реке Когильник, – рассказывает Александр Небога. – С помощью Новоселовского сельского головы Владимира Александровича Залевского и руководителей местных сельхозпредприятий Ивана Константиновича Чеботаря и Саввы Фомича Георгиева, выделивших для ликвидации последствий стихии около 50 тысяч гривень, в Новоселовке прорыли ливневые каналы. С помощью людей и техники ГСЧС из других районов откачивали воду из подворий, а тремя насосными установками облуправления ГСЧС – из подвалов жилых домов и социальных объектов. На южной окраине Новоселовки разрыли дорогу, выполняющую роль дамбы. Кроме того, для предотвращения серьезных подтоплений была разрыта дорога, соединяющая две части села – Долинка и Долинка-1. В настоящее время разрушенный участок дороги и автомобильное движение на нем восстановлены местными силами с помощью песочно-щебневой смеси.

Главный врач Саратской межрайонной СЭС Надежда Ивановна Волкова наладила постоянный лабораторный контроль за показателями безопасности воды и подтопленных источников водоснабжения. Медработники проводят подворные обходы, обеспечивают постоянную санитарно-просветительскую работу по профилактике инфекционных заболеваний. Также на пристальном санитарном контроле работы по промывке и дезинфекции источников водоснабжения.

На приусадебных участках и огородах поврежден оставшийся урожай кукурузы и других культур. Самый большой урон нанесен винограду. Картина во дворах и домах пострадавших удручающая. В комнатах крайне сыро, намокли вещи, мебель. Жить в таких условиях невозможно. Из-за низких температур воздуха и постоянных дождей помещения не сохнут. Некоторые переезжают к родственникам. Помощь нуждающимся оказывают сельские советы и Саратский поссовет, который провел внеочередную сессию, выделив для пострадавших материальную помощь. Сельские советы оформляют акты обследования по определению нанесенного бедствием ущерба.

Прибывший в район заместитель председателя облгосадминистрации Валерий Матковский, который возглавляет областную комиссию по чрезвычайным ситуациям, заверил, что нанесенный ущерб будет возмещен за счет средств резервного фонда госбюджета. Он обещал посодействовать в строительстве ливнеотводящей системы в Новоселовке. Подтопление здесь происходит по причине скопления и сброса ливневых вод за насыпью железной дороги, которая служит своеобразной дамбой. После июльских паводков по обращению руководства района Одесский институт «Укрюжгипроводхоз» приступил к разработке проекта этого жизненно необходимого селу объекта.
5047

Комментировать: