Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас 0 ... +1
ночью -1 ... 0
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Юрий Белоног: «Я стал олимпийским чемпионом. И медаль не отдам

Понедельник, 30 сентября 2013, 17:03

Виктор Иванченко

2000 26.06.2013

К сожалению, повод для интервью с Юрием Белоногом выдался весьма невеселый. Еще в конце прошлого года его, выигравшего олимпийское «золото» Афин-2004 в толкании ядра, вдруг уличили в применении допинга и спустя восемь лет этого самого «золота» лишили.

А уже в последних числах мая 2013-го история получила продолжение: медаль Белонога официально присудили американцу Адаму Нельсону, показавшему на Играх такой же результат, что и Юрий (21 м 16 см), но уступившему украинцу по дополнительным показателям.

То есть теперь, согласно правилам, Белоног должен вернуть свою медаль в украинский НОК, откуда ее перешлют в Международный комитет, чтобы затем вручить Нельсону. Но у одесского спортсмена на этот счет свое мнение.

— Если честно, мне меньше всего хочется сейчас говорить на эту тему, — признается Юрий. — К тому же любое мое слово, любой комментарий может мне навредить. Как в американских фильмах: «Все, что вы скажете, может быть использовано против вас». Поэтому отвечу так: в Афинах, в 2004-м, я все и всем сказал своим выступлением. Я стал олимпийским чемпионом. И медаль отдавать не намерен.

— Многие болельщики недоумевают: почему эта неприятная история всплыла спустя столько времени?

— Лучше, наверное, обратиться в МОК. Почему только через восемь лет они вынесли свой вердикт.

— Кстати, а с Адамом Нельсоном, которого теперь провозгласили чемпионом, вы хорошо знакомы?

— Исключительно на уровне «Привет! Пока!». Естественно, на соревнованиях перед выступлением мы здоровались, могли обменяться парой-тройкой общих фраз. Но хорошими знакомыми нас назвать нельзя.

— В последние годы профессиональный спорт то и дело сотрясают допинговые скандалы — вспомнить хотя бы Мэрион Джонс, Лэнса Армстронга. Прокомментируете?

— Пожалуй, воздержусь. Это выдающиеся спортсмены. Поверьте, на одном допинге далеко не уедешь, победы даются только после того, как на тренировках с тебя семь потов сойдет.

ПРЕЗИДЕНТ ПО ПРОЗВИЩУ НОГА

— Скандал с афинским «золотом», как это ни парадоксально звучит, имеет и положительную сторону. После завершения карьеры о вас практически ничего не было слышно. А теперь вот вы вновь стали желанным собеседником для прессы. Так что, пользуясь случаем, давайте поговорим о том, чем сегодня занимается Юрий Белоног.

— Проведя столько лет в спорте, очень непросто из него уйти. Сейчас я, конечно же, не тренируюсь до упаду, но форму стараюсь поддерживать. Запускать себя нельзя. А официально я работаю в Федерации легкой атлетики Одесской области. Президентом... Осенью прошлого года мне доверили эту должность.

— После тяжеленного ядра — бумажная работа?

— Сами понимаете, насколько остро стоит вопрос финансирования. Особенно в детском, молодежном спорте. Вот и приходится, мягко говоря, клянчить деньги у спонсоров. Без них не проведешь сборов, не съездишь на соревнования... А для молодых ребят это крайне необходимо. Благо есть добрые друзья, к которым можно обратиться. Они стараются помочь, естественно, в меру сил.

— И как успехи у нынешних юниоров? Не превзошли начальника?

— Намекаете на мою победу на чемпионате мира среди юниоров в 1992 г.? К сожалению, пока таких свершений у наших мальчишек нет. В силу все тех же объективных причин — нехватка финансирования, залов, тренажеров, бассейнов.

— Юрий, помню вас еще в молодежном составе. Основу же сборной составляли Александр Багач, Роман Вирастюк, Александр Клименко. Чувствовали, что можно обойти таких «монстров»?

— Не подумайте, что я кокетничаю или отделываюсь общими фразами. Действительно, глядя на выступления и тренировки этих выдающихся атлетов, можно было испугаться, разувериться в своих силах. Но я ведь не из пугливых.

К тому же, занимаясь рядом с ними, равняясь на их результаты, я рос как спортсмен. Вот уж правду говорят, здоровая конкуренция еще никому не мешала. Не получается что-то — ищешь причину, исправляешь ошибки, старшие товарищи обязательно подскажут. Так что я могу сказать только огромное спасибо таким конкурентам.

— Знаю, вы и сейчас поддерживаете дружеские отношения с известными легкоатлетами.

— Да, несмотря на занятость, мы общаемся с тем же Андреем Скваруком (серебряный призер чемпионата мира - 1997 в метании молота. — Авт.). А с другим молотобойцем, Александром Крикуном (бронзовый призер Олимпиады-1996. — Авт.), мы не просто дружим, мы даже породнились — он крестный моей дочери Софии.

Если появляется возможность, стараемся собраться вместе. На мой день рождения — обязательные шашлыки, но не в кафе, а на природе, чаще всего в нашем частном доме, который мы практически достроили — утомительное, скажу вам, дело. Остался косметический ремонт — обои поклеить, подкрасить. Там и будем принимать друзей-товарищей.

А как-то, вспоминаю, Крикун вытащил нас с семьей на новогодние каникулы в Словакию, в Татры, где множество горнолыжных курортов. И уже там кум уговорил меня прокатиться на горных лыжах. Не знаю, как ему это удалось, ведь мне уже было за тридцать, и раньше я наблюдал за этим видом спорта только по телевизору.

— Сугубо личный вопрос. Как-то вы обмолвились, что при двухметровом росте самый комфортный вес для вас 140 кг.

— Именно так. Если же худею, чувствую себя неуютно. Я ведь с детства был очень рослым мальчуганом, за что и удостаивался соответствующих прозвищ. А вот во взрослой сборной меня называли Нога. Нет, не из-за размера обуви, скорее сокращение от фамилии.

ПЛАЧУ РЕАЛЬНЫЕ ДЕНЬГИ ЗА УСТАРЕВШИЕ

— На одном из сайтов в вашем досье в графе «увлечения» значится — «книги, рыбалка». А я слышал, что вы не самый большой книголюб.

— В принципе так и есть. Сами понимаете, сейчас дела, заботы, работа, семья. Просто физически не успеваешь насладиться чтением. Но, если честно, то и в детстве я не особо жаловал чтение. А подаренную книгу расценивал как далеко не самый удачный презент.

А вот когда мне было лет восемь, крестная вручила мне конструктор: продавались тогда такие, алюминиевые, а в нем множество болтиков, гаечек, колесиков. Прилагалась и инструкция, но я очень быстро сконструировал все предложенные модели. И затем уже сам экспериментировал: собирал фантастические самолеты, бронетранспортеры, автомобили. Вот за этим занятием я готов был проводить сколько угодно времени.

— А как насчет рыбку поудить?

— И с этим немного неточно. Нет, выбраться шумной, веселой компанией на речку или озеро, побросать спиннинг меня дважды приглашать не надо. И улов в таких походах — не главное. Поймаем что-нибудь, с удовольствием сварим уху. Не клюет — не страшно, ограничимся шашлыками и всем, что привезли с собой. Поскольку все мы уже завершили активную карьеру, можем позволить себе и винца или коньячка.

А вот сидеть по нескольку часов один на один с удочкой, в тишине, это не для меня. Слишком скучно, особенно если рыба не ловится. Всегда считал, что отдыхать нужно активно.

— Получается, у такого разностороннего человека и хобби нет?

— Отвечу вопросом на вопрос: вы знаете, что такое бон?

— Если не ошибаюсь, это заграждения, защищающие вход в гавань. А еще Бонн — бывшая столица ФРГ.

— Все верно. А еще боны — это бумажные деньги, вышедшие из употребления и ставшие предметом коллекционирования.

— Век живи, век учись. Другими словами, вы собираете устаревшие купюры, как другие — монеты, значки или марки.

— Именно. Для меня боны стали настоящей страстью. Вы даже не догадываетесь, сколько интересного они могут рассказать. Такой пример. После Октябрьской революции 1917 г. на Украине творилось черт знает что. Единой власти не было, это мы знаем из истории. А вот мало кто знает, что каждая власть пыталась ввести свои деньги! Еще были в ходу царские рубли, потом Временное правительство ввело «керенки». Большевики выгнали Керенского и давай печатать советские рубли. А ведь были еще казначейства гетмана Скоропадского, Петлюры. Что говорить, если даже армия Нестора Махно пыталась печатать свои купюры.

Представляете, какой это Клондайк для коллекционеров. Я радуюсь как мальчишка, если удается отыскать и приобрести подобные экземпляры. А ведь в СССР были еще денежные реформы 1922-24 гг., затем в 1947-м и в 1961-м. Ну и, конечно, памятная всем павловская реформа (1991-го), обесценившая вклады граждан в Сбербанке.

— Вижу, на эту тему вы готовы беседовать часами. Не жаль тратить на это время? А еще наверняка и платить реальные деньги за устаревшие?

— Но ведь это так увлекательно. Например, как-то я пополнил коллекцию купонами — помните, ходили в Украине на заре независимости. К тому же встречаешься и общаешься с очень интересными людьми. Цены на боны? Разброс сумм велик. Можно и на десяти гривнях за экземпляр сойтись, можно и двести выложить, а некоторые раритеты и на тысячу потянут. Тут уже главное — не терять голову.

С ТЕЩЕЙ РАССЧИТАЛСЯ ПРИЗОВЫМИ

— Вы — одессит. Значит, болеете за футбольный «Черноморец»?

— Начну с того, что я не являюсь футбольным фанатом. Я и на стадионе-то был всего раза три. Наверное, как и большинство представителей других видов спорта, недолюбливаю эту игру. Ведь в нашей стране есть футбол и... все остальное. И это не только мое мнение.

Не стал бы утверждать, и что я настоящий одессит. Да, моя семья здесь, тут живут тесть с тещей, я в Одессе работаю. Но мне так же дорог мой райцентр Белополье, там мои родители, друзья детства. А еще приятно вспомнить Херсон, именно оттуда я попал в Южную Пальмиру.

— Наслышан об этой истории. Правда, что познакомившись со своей будущей супругой, вы полгода каждые выходные (!) ездили из Херсона в Одессу?

— Было дело. Познакомились мы с Клавдией на одном из сборов, она тоже занималась легкой атлетикой — метанием диска. Возникла симпатия, которая вскоре переросла в любовь. Ее отец, Евгений Корсак, оказался тренером по метаниям. Мне к тому времени уже порядком надоело путешествовать туда-сюда, вот я и принял решение перебраться в Одессу. Заявился к Евгению Валерьяновичу и говорю: «Хочу тренироваться у вас». Он взял меня к себе.

— Для начала в качестве ученика, и лишь затем — зятя?

— Естественно. Он был в курсе, что его дочь встречается с чемпионом мира 1992 г. среди молодежи. Наверное, был не против, раз поселил меня в общежитии на территории одесского легкоатлетического стадиона. Поначалу встречались с Клавдией только на тренировках, после провожал ее до дома. А затем как-то незаметно стал ездить почти каждый день на ужин, ее мама меня подкармливала.

— И через два года, в 1995-м, вы сыграли свадьбу.

— Кстати, деньги на это торжество занял именно у тещи. Не очень удобно было. Поэтому можете понять, как я радовался, когда вскоре выиграл коммерческие старты и призовыми отдал долг!

Наша старшая дочка Анечка родилась, когда мы еще в общежитии жили. Но и здесь повезло: выиграл зимний чемпионат мира и смог купить свою квартиру.

— Вы с супругой — спортсмены, тесть — тренер. Не многовато ли атлетов для одной семьи?

— Добавьте к этому, что и теща в прошлом спортсменка. На мой взгляд, ничего страшного здесь нет. Наоборот, мне было легче тренироваться, добиваться результатов. Именно тесть и теща своими профессиональными советами меня здорово поддерживали, особенно в трудные минуты.

— А я слышал, что с тестем вы не очень ладили.

— Что вы?! У нас сложились отличные отношения. Правда, только за пределами стадиона. На тренировки ходили втроем — я толкал ядро, Клава метала диск, а ее папа руководил процессом. К слову, и тогда, и в дальнейшем мне тоже очень нравилось заниматься с диском. Когда ядро немножко поднадоест, диск очень отвлекал. К тому же в этих занятиях задействованы другие группы мышц, для общего развития очень полезно.

Что же касается споров, всякое бывало, особенно поначалу. Просто у меня был свой, отличный от тренерского, взгляд на техническое исполнение. Мы могли до хрипоты спорить, как отрабатывать тот или иной элемент. Тесть — мужчина строгий, жесткий, естественно, отстаивал свою точку зрения.

Но после тренировки я, как правило, извинялся. Это ведь просто рабочие моменты. И за пределами арены в наших отношениях наступала гармония. Мы могли часами разговаривать на любые темы, вечером за ужином позволяли себе по рюмочке пропустить. Для аппетита, так сказать.

— А верно, что и с супругой случился спор? Вы вроде как даже ультиматум выдвинули — я или спорт?

— Нет, не так категорично, конечно. Просто я считаю, что в семье должен быть один спортсмен. А два — это уже перебор. Тут один пока мотается по сборам и турнирам, тяжело такую семью назвать полноценной. А если оба будут колесить по миру...

Вот я и предложил Клавдии: выбирай — ты или я остаешься в спорте. Наверняка и ей хотелось продолжить карьеру, но у меня пошли результаты, победы. Да и вообще, любой вид спорта — не девичье дело. Женщина должна заботиться о домашнем очаге, обустраивать быт, воспитывать детей. Мужчина же должен отвечать за финансовое обеспечение своей семьи.

— У вас с Клавдией трое детей. Они балуют знаменитого папу подарками?

— А как же! Правда, день рождения у меня 9 марта, поэтому накануне своим девушкам делаю подарки я.

В этом году старшей, Анюте, было не до праздников — оканчивала школу, все эти экзамены, тесты, переживания. Слава Богу, все благополучно завершилось. Сын Даниил вместе с супругой подарили мне пару красивых галстуков. А младшенькая, София, вручила один из самых памятных и ценных «призов». Как известно, лучший подарок — сделанный своими руками. Так вот, она нарисовала пьедестал почета, и на ступеньке под первым номером изобразила спортсмена с золотой медалью на груди. Но самое ценное — это подпись: «Папа олимпийский чемпион!»
5100

Комментировать: