Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +5
утром +5 ... +7
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Юмор, у которого есть срок годности, настоящим не является

Среда, 5 августа 2015, 12:51

Ольга Сметанская

Факты, 04.08.2015

Известный одесский писатель-сатирик отмечает 50-летний творческий юбилей

Валерий Хаит — один из основателей одесской Юморины, вице-президент Всемирного клуба одесситов и главный редактор одесского юмористического журнала «Фонтан», авторами которого уже около 20 лет являются многие известные писатели.

Отмечая 50-летний творческий юбилей, Валерий Исаакович рассказал «ФАКТАМ» о том, над чем смеялись и смеются в его любимой Одессе.

— С творческим юбилеем вас, Валерий Исаакович! Как собираетесь отметить 50-летие творческой деятельности?

— Уже отметил. Большим вечером юмора в двух отделениях. Каждое, между прочим, по час пятнадцать! И то, многое осталось за кадром. А еще полгода назад я осуществил во Всемирном клубе одесситов проект «Пять вечеров юмора с Валерием Хаитом», в которых ни разу не повторился. Мне понравилось. Зрителям вроде тоже. Приятно, что написанное мною вместе с моими друзьями-соавторами за пятьдесят лет не устарело.

— Недавно вышла в свет составленная вами книга «Одесский юмор. Век XXI». Одесса не устает фонтанировать остроумием. Наверное, только в одесской маршрутке можно увидеть табличку «Кричите свою остановку так, как будто вы ее уже проехали!»? Что из недавно увиденного и услышанного в Одессе вызвало у вас улыбку?

— В еще одном моем издательском проекте — серии «Новый одесский юмор» — вышла и моя книга «Дедушка танцует на балконе». Это как бы «Избранное из услышанного». Вот несколько примеров оттуда.

«Одна из реклам известного японского ресторана в Одессе. На фоне земного шара со всеми его материками и океанами — надпись: «Ресторан «Иокогама»: 25 процентов СУШИ, остальное САКЭ»…»
Или:
«Магазин спортивной одежды. Во всю ширину окна — реклама. Нарисован смокинг, ниже надпись: «NO SMOKING!» Еще ниже — перевод: «Нет смокингу!»…»

А насчет маршруток… Тоже достаточно свежее:

«Опять Одесса. И опять в маршрутке.
Женщина открывает дверь: «Места есть?» Водитель: «Заходите, я на следующей выхожу!..»

— Читала, что ХХ век называют «золотым веком» одесского юмора.

— Одесса — слишком молодой город, чтобы его историю делить на века. Ему лишь 220 лет. Но, конечно, время, когда работали Ильф и Петров, Катаев, Олеша, Бабель, писал и продолжает писать, дай Бог ему здоровья, Жванецкий, можно назвать золотым.

— Как вы считаете, у юмора есть срок годности?

— Юмор, у которого есть срок годности, настоящим юмором не является. Многие одесские шутки — на все времена. Например, вот один из моих любимых утесовских анекдотов.

«В Одессе на улице Пушкинской, возле филармонии, человек останавливает такси. Водитель:
— Куда вам?
— Мне к гостинице «Красная».
Водитель с удивлением смотрит — гостиница через дорогу напротив. Тем не менее, говорит:
— Садитесь!
Через десять секунд подъезжает:
— Прошу!
Пассажир возмущенно:
— Что ж вы не сказали, что это рядом?
— Я думал, вы хотели с шиком!»

— Над чем смеялись в конце 1960-х, когда вы были капитаном легендарной одесской сборной КВН?

— Тогда смеялись над тем, над чем было можно смеяться… Встречи шли в прямом эфире, понятия видеозапись еще не существовало. Перед встречей на репетициях молодежная редакция все, что готовилось заранее (приветствия, домашние задания), внимательно смотрела. Многое «резала». Но несмотря на то, что все сказать прямо не представлялось возможным, мы находили иные способы. Так, образ трубочистов, в котором несколько лет выступала одесская команда, имел подтекст: мол, пора уже почистить систему.

— Вы — один из основателей одесской Юморины. Как она родилась?

— Юморину мы придумали в связи с тем, что в 1972 году КВН закрыли. Слишком больших нервов стоила эта программа руководству телевидения. А нет КВН — нет проблем! И закрыли, между прочим, после очередной победы команды Одессы. Юморина появилась в 1973 году. До сих пор помню плакат на первой Юморине: «Одессит, стой! Подумай: все ли ты сделал для появления в городе миллионного жителя?»

— Как вы познакомились со Жванецким, Карцевым, Ильченко?

— Это произошло в 1967 году. К тому времени мы, одесские КВНщики, были уже достаточно популярны, и встречи с нашими выдающимися земляками стали реальны. И Жванецкий, и Карцев с Ильченко для нас являлись кумирами. Так случилось, что с годами я сблизился с ними еще больше, даже некоторое время был у них в Театре миниатюр директором. Но это продолжалось недолго, поскольку мое восхищение тем, что они делают на сцене, так и не смогло компенсировать мою полную неспособность исполнять директорские функции. Но дружба сохранилась до сих пор…

— Виктора Ильченко, выступавшего в дуэте с Романом Карцевым, уже нет более 20 лет. Каким он вам запомнился?

— Как-то на гастролях в Черновцах я с Виктором жил в одном номере. Какие замечательные разговоры мы вели! Имея актерское дарование, он был еще образованнейшим человеком. Виктор был блестящим инженером и в артисты ушел с достаточно высокой инженерной должности в одесском морском пароходстве. Помню, как интересно он рассказывал мне о технологической схеме производства пива. Он был кладезь энциклопедических знаний! Я очень гордился, что живу в одном номере с таким человеком, и в порыве чувств подарил ему томик стихов Пастернака и раскладной ножичек, которым очень дорожил.

Когда я работал с Ильченко, Карцевым и Жванецким, любимым моим занятием было стоять во время концерта за кулисами и смотреть их выступления. Успех этой троицы был феноменальным. Помню, в первой программе «Как пройти на Дерибасовскую?» Карцев и Ильченко выступали с монологами. Сначала выходил Карцев и исполнял монолог оптимиста: мол, как все замечательно, как хорошо живется и какой я вообще… Покидал сцену он приплясывая от радости. И почти в спину ему из-за другой кулисы выходил Ильченко, поворачивался к зрителям и мрачно говорил: «Сволочи все!» В зале раздавался громовой хохот!

Очень запомнился еще один концерт в Севастополе, где артисты выступали перед военными моряками. Зал был полон. Но вот что удивительно: во время монологов и сценок зрители сидели молча, никак не реагируя. И только в конце программы последовали бурные овации. Оказывается, командиры приказали морякам… не мешать артистам выступать.

— Потрясающе!

— Вспоминается и вот что: как-то мы в микроавтобусе ехали из Севастополя в Ялту, после концерта шел веселый разговор, и вдруг Жванецкий говорит водителю: «Сделайте, пожалуйста, радио погромче!» Оказалось, Михал Михалыч услышал песню Утесова: «Сам не знаю, как я раньше жил, как тебя не знал и не любил. Но явилась ты средь бела дня, поселилась в сердце у меня…». Леонид Осипович ее так проникновенно исполнял. И вот, приехав в гостиницу, мы не сразу разошлись по номерам и продолжали петь эту песню, а тон задавал Жванецкий. Говорил: «А еще раз!» И мы пели: «Будь со мною строгой, будь со мною нежной…» Был теплый летний вечер. Мы никак не могли расстаться. И это было просто счастье. К слову, Утесов однажды присутствовал на нашем с моими соавторами Георгием Голубенко и Леонидом Сощенко авторском вечере в Москве в Центральном доме работников искусств. Публике нас представил Жванецкий. В зале рядом с Утесовым сидел Зиновий Гердт. После концерта Леонид Осипович поднялся на сцену, поблагодарил нас и сказал: «Одесса жива!»

— С Карцевым и Жванецким давно виделись?

— Общаемся постоянно. Созваниваемся, видимся чаще в Одессе. Я редактор двух книг Романа Карцева и обычно первый читатель того, что он пишет. К слову, когда Карцев уехал из Одессы в Москву, подошла моя очередь на получение жилья, и мне дали … его квартиру. Вот такая прямо мистическая история. Раньше Жванецкий собирал друзей на барже в Одессе: готовилась уха, он читал новые произведения. И это было волшебно! А в последнее время приглашает нас к себе в дом над морем. Друзей у Михал Михалыча много — приходят даже те, с кем он учился в школе. Ждем его и этим летом.

— Сегодня, возглавляя юмористический журнал «Фонтан», вы «дирижируете» оркестром знаменитых авторов, среди которых Роман Карцев, Борис Бурда, Игорь Иртеньев, Александр Володарский, Владимир Вишневский, актеры из «Квартета И», в их числе и ваш сын Ростислав.

— А также сегодняшние одесские классики — Георгий Голубенко, Михаил Вексклер… Журналу уже 18 лет. По 203-й номер включительно (ноябрь 2014-го) наш журнал издавался в бумажном формате, начиная с 204-го номера — в электронном. Все эти годы журнал выходил ежемесячно, мы не пропустили ни одного номера. Этому удивительному факту мы даже посвятили стихи. Вот они:

«Журнал «Фонтан»
Выходит в месяц раз,
Доходит с первых фраз.
А если не доходит,
То все равно выходит!»

— Дочь Ильфа Александра Ильинична, у которой я брала интервью, рассказывала, как, отправляясь в США, заказала визитки «Дочь Ильфа и Петрова». Вспоминала реакцию одной одесситки: «Ой, а я даже не знала, что они были женаты!». С кем из корифеев одесского юмора начала XX века вам посчастливилось пообщаться?

— Могу похвастаться, что Александра Ильинична Ильф много лет дарила меня своей дружбой. Она часто рассказывала об отце и проделала титаническую работу — составила и прокомментировала практически все наследие наших великих земляков Ильфа и Петрова, за что, кстати, получила учрежденную московским театром «Квартет И» премию «Великое смешное».

— Вы стали автором идеи всенародного сбора средств на открытие в Одессе памятника Бабелю. И таким образом осуществили мечту писателя — вернуться в Одессу, о которой мне рассказывал его внук Андрей Малаев-Бабель. А сами о чем сейчас мечтаете?

— Я много чем занимался в своей жизни, но самым главным делом, которое мне удалось довести до конца, считаю как раз памятник Бабелю. Простите, иногда испытываю по этому поводу даже некое горделивое чувство… И мечта моя, кстати, тоже связана с автором великих «Одесских рассказов». Очень надеюсь, что в недалеком времени в Одессе будет, наконец, учреждена международная литературная премия имени нашего выдающегося земляка. Скажем, за лучший рассказ или новеллу…

— В чем в наше непростое время черпаете оптимизм?

— Я оптимист по натуре. Просто мне с верой и надеждой живется комфортнее. В отличие от тех, кому по душе противоположное — то есть жить, ни во что не веря и во всем сомневаясь. Пессимистов, кстати, большинство. И я даже знаю почему. Быть скептиком очень выгодно — чаще оказываешься прав!

— Какой ваш любимый одесский анекдот?

— Признаюсь, я не большой поклонник анекдотов. Анекдот (поскольку он придуман не тобой) — это всегда цитата. И, как всякая цитата, он хорош к месту, к слову. А просто подряд лепить их один за другим — это, согласитесь, как-то странно и неэлегантно. Я вообще (может быть, это у меня осталось с КВНовских времен) больше люблю импровизацию. Но раз вы спросили, вот вам летний одесский анекдот.

Жена говорит мужу:
— Яша, почему ты не носишь обручальное кольцо?!
— В такую жару?!»
8247

Комментировать: