Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас 0 ... +1
ночью -7 ... -6
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Яблоко — от яблони...

Воскресенье, 30 января 2011, 05:43

Александр Галяс, Мария Гудыма

Порто-франко, 28.01.2011

(Окончание. Начало см. «Порто-франко» от 21 января с. г.)

В первой части статьи речь шла о том, как российский режиссер Андрей Махлин, окончивший заочное отделение РАТИ (ГИТИС) у знаменитого Анатолия Васильева, пытался создать в Одессе «плацдарм» для реализации собственных проектов под вывеской популярных театральных вузов Москвы: РАТИ и Училища имени М.С.Щепкина. После того, как обман был раскрыт, в т. ч. и публикациями в «Порто-франко», сей гражданин заявил, что покидает неблагодарную Одессу. Однако через несколько лет он снова попытался вернуться в наш город, но уже из Санкт- Петербурга...

БЫЛ ГОРОД ТРЕЗВ, И ФОКУС НЕ УДАЛСЯ

Мы уже писали об удивительном свойстве г-на Махлина возникать в Одессе со своими проектами всякий раз, когда в городе меняется власть. В очередной раз он появился на одесской земле в 2006-м, вскоре после начала второй каденции Э. Гурвица. Тогда он едва не получил от горисполкома 350 тысяч гривен бюджетных денег на проведение фестиваля «Морская романтика». Прикинувшись преданным «гурвицистом», пострадавшим от предыдущей власти, Махлин (ставший к тому времени почему-то Анжеем Переваловым) возмечтал прильнуть к городской казне, заодно восстановив муниципальный статус своего драмкружка. Он уверял чиновников, будто пользовался поддержкой соратников мэра Сергея Варламова и Игоря Свободы (благо, мертвые не могли ничего сказать по этому поводу), и был почти у цели. Лишь по чистой случайности очередную аферу удалось предотвратить.

Как избавлялись от назойливого «маэстро» осенью 2006 года, он сам рассказал на своем сайте: «Помощник Гурвица, начальник управления информации и член постоянной комиссии горсовета по культуре и духовности мэрии Эдуард Щеглов сначала активно помогал мне, но потом, когда потребовалось его вмешательство в очередную клеветническую кампанию, развернутую против меня в СМИ, сообщил по телефону, что выпроводит меня из мэрии... в Россию с милицией, если я не уйду оттуда по доброй воле». Далее г-н Махлин жаловался, что тогдашний начальник управления молодежной политики Виктор Аксанюк «звонит в администрацию Питера и гадит там, как только может, опираясь на архив известных статеек...».

Несолоно хлебавши, «пан Анджей» возвратился в Россию, где пристроился при Санкт-Петербургском государственном морском техническом университете (СПбГМТУ), создав очередной драмкружок под громким названием «Новая актерская школа-школа»...

ТРЕНИНГ ДЛЯ СБОРА ЧАЕВЫХ

Но не прошло и года, как через сайт Всемирного клуба одесситов одному из авторов этих строк написала из Петербурга Юля Попельнюк, бывшая одно время старостой этой самой «двойной школы». По ее словам, обучение в «школе-школе» стоило не много и не мало, как 1000 баксов за учебный год. «Приходят туда в основном семнадцатилетние девочки с горящими глазами, в которых крупным шрифтом читается: «Хочу быть актрисой!» — писала Юля. — Этих девочек он весь учебный год поит водочкой и все норовит снять с них побольше денег, а заодно и нижнее белье... Все это на самом деле очень мерзко. Я сама проучилась у него полгода. Устала от него, его приставаний и какой-то сектантской атмосферы. Все учителя, которых он нам нанял, сбежали от него в скором времени, и с нами некому заниматься даже было, также я поняла, что этому человеку не нужен никакой театр, все мы там скоро сойдем с ума (так же, как и он). Я ушла, а потом за мной потянулись и остальные, которые, нужно сказать, пострадали больше. Честно говоря, нам даже не отомстить хочется, а уберечь вот таких глупых девчонок, потому что в этом году он опять набирает группу».

Хочется верить, что какое-то количество «глупых девчонок» Юле и ее друзьям удалось уберечь, ибо после их жалобы в ректорат СПбГМТУ руководство вуза предпочло расторгнуть все деловые взаимоотношения с махлинско-переваловской студией. Правда, нашлись у обиженного «маэстро» и защитники.

«Мы регулярно посещаем баню, которая известна на весь город и находится по адресу: улица Большая Озерная, 84, непосредственно на Суздальских озерах Санкт-Петербурга, — было написано в коллективном письме группы юных «адвокатов». — Зимой для посетителей в озере проделывается прорубь, куда все бегают голышом через дорогу. Приходя в баню, мы заказываем себе отдельный номер, в котором можем и собраться за общим столом, и попариться, и искупаться... Специальное тренинговое задание — раз в полгода заниматься речью и пластикой после выпитого стакана водки — традиция, которая имеет конкретное назначение для развития актерского мастерства. Цель ее — тренировка ясности сознания, речи и координации движений в любой стрессовой для организма ситуации... То, что Мастер — мужчина, чувствует, пожалуй, каждая девушка сразу при поступлении в Школу. Да, мы влюбляемся в Мастера и не стесняемся этого, каждая учащаяся школы в той или иной форме признавалась в любви к Мастеру»...

Ольга Терехова шла в своем защитительном рвении еще дальше: «Да, Андрей Игоревич не живет моральными нормами и принципами, которые установило наше глубокоуважаемое общество, но кто сказал, что они идеальны??? Что же касается приставаний Мастера к студенткам, то я уверена, что самое простое — обвинить Андрея Игоревича в приставаниях к девушкам — он мужчина... И еще — если не любить Мастера, режиссера, как можно ему открыться?»

Возможно, все вышесказанное не было бы так грустно, когда бы за походами в баню и занятиями «речью и пластикой после выпитого стакана водки» стояли реальные творческие достижения. Однако, если поискать в интернете, что пишут о Махлине-Перевалове, нетрудно убедиться, что это имя мелькает чаще всего в «обрамлении скандала». О каких-либо мало-мальски приметных постановках или творческих успехах его учеников почему-то не сыскать ни слова (впрочем, может, кому-то повезет в поисках больше, чем нам). Хотя нет, об одном достижении махлиновской «школы» рассказал он сам в интервью «Новой газете»: «Те, кто работает в кафе и ресторанах, самые высокооплачиваемые официанты по чаевым. Они так умело общаются с публикой, так действенно используют полученное на уроках, что имеют всегда очень хороший доход». Если это так, то мы искренне рады за ребят, вот только какое это имеет отношение к искусству?!

ДИАГНОЗ: «УЧЕНИК ВАСИЛЬЕВА»

Почти наверняка один из главных «манков», привлекающий к Махлину-Перевалову, — его статус «ученика Анатолия Васильева». А. Васильев — мировая знаменитость, и неудивительно, что влюбленные в сцену девушки и юноши стремятся хоть таким образом — через ученика — приобщиться к системе прославленного режиссера. На чем некоторые из таких «учеников» весьма успешно спекулируют. Однако в театральном мире «ученик Васильева» звучит примерно то же, как «сын лейтенанта Шмидта» в прославленном романе. Не случайно же такой безусловный авторитет, как Сергей Юрский, считает, что «ученики Васильева» — это «величайший вред для театра и для народа! Они сводят с ума несчастных провинциалов, шарлатанят, прикрываясь его именем». В том же духе высказался известный критик В. Оренов, который считает, что в А. Васильеве — «начало многих современных понтярщиков от режиссуры».

Несколько лет назад мы в Одессе имели возможность убедиться в справедливости этих слов на примере Владимира Савинова, который таких наломал дров в нашем Театре музкомедии, став было главным его режиссером, что избавлялись от него всем городом, устав смотреть пошлейшие спектакли. Впрочем, что говорить, если даже самый знаменитый из «васильевской плеяды» — Андрей Жолдак — дошел до того, что в спектакле «Ромео и Джульетта» заставлял актеров обмазываться дерьмом. Это ли искусство?!

Увы, но, заглянув в театральную историю, нетрудно обнаружить, что скандальные ученики, в принципе, всего лишь идут по стопам своего Мастера. Яблоко от яблони, как известно, падает не слишком далеко. А «яблоню», прямо скажем, едва ли не с самого начала роста подтачивал червячок...

Виталий Вульф рассказывает, как прославленные мхатовские артисты О. Андровская, М. Яншин, А. Грибов, В. Станицын и М. Прудкин, начинавшие работать с молодым тогда А. Васильевым над спектаклем «Соло для часов с боем», пришли к главному режиссеру театра Олегу Ефремову и потребовали, чтобы он сам приступил к работе, «иначе ничего не получится». О. Ефремов и создал, по существу, этот знаменитый спектакль, великодушно поставив на афише две фамилии постановщиков. А самая, быть может, знаменитая постановка А.Васильева — «Взрослая дочь молодого человека» — фактически была уведена им у своего же товарища — нашего земляка Иосифа Райхельгауза. (Сценография — так вообще была скопирована у одессита Михаила Ивницкого.)

По сходному, по сути, принципу, попробовал действовать в Одессе и Махлин.

- Он принялся делать свое дело за чужой счет, — говорит Анатолий Падука, который — в отличие от заезжего гостя Махлина — реально воспитал целую плеяду артистов. — Нормы человеческие преступил, переманив моих учеников обещаниями. Развалил мне студию, забрал лучшие силы. Ребята в 17, 18, 19 лет очень-очень гибкие, поддающиеся влиянию, вот ему и удалось их сманить, но потом пришло прозрение: кто-то вернулся ко мне, кто-то порвал с театром вообще. Он внушил им идею мгновенного успеха, а ведь труд прекрасен прежде всего своим процессом, а вот вознаграждение может быть через год, а может — через пять лет. Ты вырасти своих учеников, воспитай их, потом показывай результаты — я так понимаю. Неслучайно он был наказан за непорядочное отношение.

Наверное, мало кто знает, что «яблоко» по-латыни звучит так же, как и «зло». Но в искусстве, в отличие от жизни, зло торжествовать не может; рано или поздно оно приводит к утрате таланта. Так случилось и с А. Васильевым, по поводу которого тот же В. Оренов заметил, что сейчас у режиссера «ничего нет: ни методики, ни теории, ни новых театральных идей, ни каких- либо общеполезных результатов мучительного поиска», и который несколько лет назад вообще был с треском изгнан из своего театра, в том числе и по причине творческого бесплодия. Что же говорить о его «учениках»?!

ЗА КЕМ ПРАВДА...

Тем не менее, невзирая на предыдущие фиаско, бойкий «маэстро» не оставляет надежды зацепиться за наш город. (Вот далась ему Одесса!) Стоило появиться новому мэру, и Махлин тут как тут: приезжал в Одессу лично, налаживал контакты. Правда, на этот раз (видимо, наученный все же горьким опытом) он не рискнул обращаться в высокие инстанции, а решил проложить обходной маршрут. Кое-кому он сумел-таки внушить доверие. Организаторы Международного Гриновского фестиваля «Алые паруса» даже включили его в число участников. А на сайте «Репортер» появилась статья некоего Александра Щедринского под названием «Перевалов» раздора».

Тут сразу необходима цитата, которая многое объясняет: ... при подробном рассмотрении все доводы, все обвинения, направленные против Анжея, становятся настолько шаткими, что при первом касании к ним рассыпаются, как бумажный домик из двухгривневой колоды карт. Только вот желания сделать это первое касание, к сожалению, до нынешней поры не выявил никто. Что ж, придется, видать, мне быть первопроходцем и помочь разобраться жителям нашего города, что к чему. И пускай стыдно будет корифеям одесской журналистики, что роль эту на себя взял не кто-то из них, а 18-летний студент».

И знаете, нам таки да стыдно (хотя мы вовсе не претендуем на статус «корифеев одесской журналистики»). Стыдно за самонадеянного мальчика, который берется поучать своих старших коллег (хотя, пожалуй, считать его коллегой слишком большая для него честь), не имея понятия об элементарных вещах. О том, например, что документы опровергаются не измышлениями, а другими документами, как в истории со «щепкинским» училищем и т. п. А еще больше стыдно, что солидный (вроде бы) сайт публикует такую, с позволения сказать, галиматью, в которой будущее Одессы ставится в зависимость не более и не менее, как от наличия или отсутствия в городе таких личностей, как Махлин-Перевалов.

Впрочем, что дискутировать с юнцом, если он фактически сам себя высек. А именно — цитируя известную фразу из фильма «Брат»: «Сила в правде. За кем правда, тот и сильней». Ну а за кем именно правда, легко сделать вывод, прочитав те документы, которые мы цитировали выше.

Куда более странно читать на портале православной организации «Единое Отечество» статью ее главного редактора Ольги Кравец, которая фактически солидаризуется с юным автором «Репортера». «Мы должны с благодарностью помнить таких подвижников, как Андрей Игоревич Перевалов (Махлин), — пишет сия дама, — которые трудились во времена политического шторма сродни «девятому валу». Надо сделать все, чтобы воспользоваться их опытом — дать Андрею Перевалову возможность вернуться в Одессу, чтобы завершить начатое им благородное дело».

«Подвижничество» г-на Махлина-Перевалова — это такой же миф, как и его «творческие достижения». И если ни один из его проектов (во всяком случае, в нашем городе) не доведен до логического конца, то причина тут вовсе не в «кознях продажных писак». Просто, как точно заметил Анатолий Падука, он «наказан за непорядочное отношение».

Именно ложь, которая сопровождает г-на Махлина с первого же периода его пребывания в Одессе, заставляет нас столько лет уделять сему г-ну внимание, которого он вовсе не достоин.

А по поводу того, чтобы дать ему «возможность вернуться в Одессу, чтобы завершить начатое», то вспоминается старая эстрадная быль. Выступает в Зеленом театре артист и получает по ходу концерта записку: «Уважаемый имярек! Вы можете приезжать в Одессу, сколько угодно. Но только купаться в море».
2770

Комментировать: