Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +4 ... +7
вечером +4
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Хичкок отдыхает

Воскресенье, 27 мая 2012, 05:52

Елена Колтунова

Порто-франко, 25.05.2012

К Международному дню театра Одесский академический русский драматический театр поставил новый спектакль «КНЯЗЬ ПОЛНОЛУНИЯ».

В основу пьесы Елены Савранской лег псевдоготический роман ирландского писателя Брэма (Абрахама) Стокера «Дракула» (1890-е годы). Герой романа — легендарный правитель Трансильвании Влад Цепеш, больше известный, как Влад III Дракула, то есть сын дракона, о жестокости которого ходили самые невероятные слухи.

Режиссер-постановщик спектакля — Михаил Чумаченко (Россия). Художник-постановщик — заслуженный деятель искусств Украины Григорий Фаер. Музыкальный руководитель — Евгения Ермакова. Балетмейстер — Юлия Пурина. Постановка трюков — Олег Снопков. Оригинальный саундтрек к спектаклю создан талантливым московским композитором Алексеем Шелыгиным.

В спектакле заняты актеры: Ю. Амелькина, А. Цымбалюк, Н. Чуран, Ев. Богнибов, В. Лилицкий, А. Нестерова, Ю. Макаренко, С. Горчинская, М. Дроботов, А. Шляхов, Д. Жильченко, В. Головко, Е. Карельский, В. Жуков, Н. Величко, А. Каспарянц.

Князь Дракула — Сергей Поляков.

Как видите, в основном, в спектакле заняты молодые артисты, вплоть до самых юных — маленькую девочку, случайную жертву вампирш, играют Лиза Ермакова и Лиза Бердакина.

Ну и страсти, скажу я вам! Хичкок отдыхает!

После «Князя полнолуния» спектакль Г. Ковтуна «Вий» — это сказочка для передачи «Спокойной ночи, малыши». Правда, Гоголь — это ГОГОЛЬ, а Савранская — это... ну не Гоголь (как, впрочем, и Стокер). А в общем, пьеса вполне приемлема. Хорошие, живые диалоги. Неоднозначен образ Дракулы. Этакий страдающий злодей. Простить нельзя, но понять можно. Потерял свою возлюбленную супругу Элизабет и вот уже 400 лет тоскует по ней. А тут Вильгельмина (Мина), как две капли воды похожая на Элизабет. И ее тоже тянет к князю. Вот вам и интрига в интриге — не реинкарнация ли это...

Словом, есть над чем поразмышлять. Правда, размышлять приходится и над некоторыми моментами. Есть какие-то мелкие нестыковки в сюжете, правда, их можно отнести за счет того, что главное действующее лицо в пьесе — князь Дракула — обладает некой мистической силой, и простому смертному не всегда дано понять, как ему удаются некоторые вещи. Например, каким образом у него оказался медальон с портретом Мины, который та подарила своему жениху Джонатану. Зритель понимает, что Дракула заманил английского юриста Джонатана в свой замок, но момент, в который медальон перекочевывает к князю, остался, как говорят в кино, за кадром. Возможно, полумрак, царящий в замке вампира (здесь, с моей точки зрения, постановщики несколько перебарщивают), не дает рассмотреть, как следует, что происходит. Тогда это просчет постановки, а не пьесы.

Но, по большому счету, появление такого спектакля в репертуаре театра можно только приветствовать.

Во-первых, с точки зрения репертуарной политики. С учетом того, каким успехом у публики, особенно у молодежи, пользуется «Вий», можно было с уверенностью предсказать успех очередного мистического ужастика, очередной «вампириады».

Во-вторых, очень удачная сценография.

В-третьих, замечательное пластическое решение образов вампирш (вампириц, вампиресс?).

В-четвертых, но не в последних, отличные актерские работы.

Итак, сценография. Григорий Фаер в этом спектакле окончательно отбросил присущий ему минимализм и создал не просто красивые декорации, а многомерное сценическое пространство. Точнее, измерений, как в реальном мире — три. Высота, глубина сцены и ее ширина. Но все сценическое пространство организовано таким образом, что в нем можно насчитать не меньше девяти сценических площадок, на которых при необходимости может одновременно идти действие.

Попытаюсь объяснить. Одни и те же конструкции создают и веселое поместье в старой доброй Англии, где живут родители второй героини пьесы — Люси Вестерна, и мрачный замок Дракулы в Трансильвании, наводненный крысами, летучими мышами и прочей нечистью, где что-то летает, что-то ползает, что-то проносится по небу. С переменой места действия меняется только освещение, а задник с лесным фотопринтом (правда, более характерным для декораций, относящимся к средней полосе России, а не к английскому пейзажу) закрывается мрачными картинами и большим портретом Элизабет.

Что же это за площадки? Три из них подняты над сценой: две, к которым ведут симметрично расположенные лестницы, по бокам сцены, и одна — по центру (бельведер в поместье или антресоль в замке Дракулы). Еще три площадки, это ограниченные колоннами пространства под первыми тремя. Затем центральная часть самого зеркала сцены. И еще две площадки, вынесенные за портал: они служат то комнатой Вильгельмины, то помещением, где остановились путники, то кафе, в котором встречаются Вильгельмина и Дракула, то спальней Люси. Кроме того, используется люк. И если к этому добавить световую партитуру, высвечивающую с той или иной интенсивностью нужное место действия, спектакль смотрится объемно.

Такая сценография дает возможность осуществлять разные захватывающие сценические трюки. Например, появление вампирш: Бьянки, Виолины и Лаурики. Они живут при Дракуле в образах крысы, змеи и летучей мыши, посаженных в клетку. Но когда они нужны князю, ему достаточно с силой бросить каждую из тварей о пол и назвать имя. И тогда откуда-то сверху по столбику, поддерживающему навес над лестницей, соскальзывают Бьянка и Kаурика. Причем летучая мышь-Лаурика скользит вниз головой. А змея-Виолина, извиваясь, выползает из темного угла. Впечатляет!

И в дальнейшем вампирши пластически остаются каждая в том образе, который диктует ее вторая ипостась.

Интересно решен эпизод, в котором Дракула пытается опоить Джонатана. Вампирши по очереди из «ниоткуда» появляются за спиной юноши, вкладывая ему в руку бокал (который он, не пригубив, ставит на стол).

Бьянка, Виолина и Лаурика — это темные силы зла. Но и они — жертвы Дракулы. Когда-то девушки были приставлены к жене Дракулы, чтобы охранять ее. Но не уберегли. Козни священника, духовника семьи Дракулы, привели к самоубийству Элизабет. Дракула не простил девушкам гибели жены. Он лишил их жизни и загубил их души, превратив в вампирш. Они не живут, но и мертвыми их нельзя считать. Их души, по поверью, успокоятся только тогда, когда им отрубят голову и в грудь воткнут осиновый кол.

В относительном хеппи-энде пьесы оставшимся в живых героям: поклонникам погибшей Люси и профессору — знатоку вампиризма удается победить зло. Убедившись, что пуля здесь бессильна (нужна была бы серебряная, да не нашлось под рукой), молодые люди вооружаются связками чеснока, пучками дикой розы и крестами (лучшее оружие против вампиров). Острая сабля и осиновый кол довершают победу. А Джонатану с помощью серебряного распятия, которое в замке Дракулы позволило ему отбиться от голодных вампирш (одной маленькой съеденной в начале спектакля девочки им на троих было явно недостаточно), удается победить самого Дракулу. И Князь полнолуния уходит в портрет своей возлюбленной Элизабет, оставляя за собой кровавый след (то есть волочащуюся следом длиннющую алую мантию).

А в общем, удалось бы победить Дракулу, если бы не нашла в себе силы Вильгельмина преодолеть пагубное влечение к князю, еще неизвестно. Возможно, именно сопротивление Мины, лишившее Дракулу надежды воссоединиться в ее лице с Элизабет, ослабило злодея.

Такая трактовка придает глубину пьесе. И спектакль становится не просто ярким зрелищем с захватывающими трюками, с интересной пластикой (кстати, интересно пластически решена и дуэль Дракулы и Артура Холвуда — избранника Люси) и отличным, гармоничным актерским ансамблем.

Любопытно, как гармонию актерского ансамбля обеспечивает подчеркнутая индивидуальность характеров каждого из персонажей, дополняющих друг друга.

Речь не только об антиподах добрых и злых сил. Совершено разные образы создают Алла Нестерова (Мина) и Юлия Макаренко (Люси).

И даже в полумраке, когда в решающую ночь идет сражение с вампирами, невозможно перепутать никого из молодых людей — поклонников Люси.

Очень выразителен Сергей Поляков — Дракула. И в образе жестокого старого хозяина замка в Трансильвании, и в образе моложавого любезного кавалера Мины (что стоило бессмертному принять любой образ!).

О вампиршах: Ю. Амелькиной, А. Цымбалюк и Н. Чуран все было сказано выше. Но есть еще одна замечательная актерская работа. Светлана Горчинская — мать загубленной вампирами Люси. Ее искренность, ее горе, ее рыданья просто переворачивают душу. Ей Богу, сама чуть не заплакала!

Короче говоря, расчеты руководства театра на успех постановки полностью оправдались. Хотя (не сочтите ложкой дегтя в бочку меда) именно к финалу, вместо того чтобы стать напряженнее, темпоритм почему-то снижается, но зрители смотрят спектакль на одном дыхании от начала и до конца.

Так что подарок, который театр приготовил одесским театралам к Международному дню театра, одновременно и подарок самим себе. И дело не только в сборах, которые будет делать постановка, а в том удовольствии, которое актеры, занятые в спектакле, получают от своих ролей.
3501

Комментировать: