Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +7 ... +10
вечером +6 ... +7
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Вспомнить всё

Воскресенье, 2 марта 2008, 07:03

Елена ЛИТВАК

Тиква, 27.02.2008

Минувшей весной огромный резонанс не только в нашей стране, но и далеко за ее пределами вызвали сообщения о том, что в Любашевском районе Одесской области обнаружены массовые захоронения времен Великой Отечественной. Эти никем не учтенные ранее братские могилы, в которых — останки евреев, уничтоженных нацистами, открывала сама земля. Человеческие кости выходили на поверхность в размытых ливнями промоинах или просто в поле, где некогда был противотанковый ров (в него сбрасывали трупы казненных или умерших от голода и болезней).

Для одесских евреев проводником по этим скорбным местам стал украинец Михаил Панченко — заместитель главы Любашевской райгосадминистрации. Он был гостем на состоявшемся в Одессе рабочем совещании Постоянного комитета Конференции европейских раввинов. Главным раввинам Европы рассказал о том, как в районе рыли траншеи для газопровода и — обнаружили кости. Уже тогда любашевцы начали работать с архивами, получили ряд документов, в которых фигурировал концлагерь в селе Гвоздавка-2 (на его месте сегодня — производственные цеха). Сколько людей здесь погибли? Архивные документы свидетельствуют — не менее пяти тысяч. Исследователи говорят — наверняка больше…

В память о тех, чьи жизни были оборваны страшно и больно, на месте трагедии, там, где были заново похоронены найденные останки, звучали слова еврейской молитвы — давно не слышанной в этих местах, где евреи когда-то жили поколениями, рожали детей, умирали… Тогда же в Любашевке был подписан договор о сотрудничестве — между любашевскими властями и одесской еврейской общиной «Тиква-«Ор Самеах. И началась работа, которая продолжается и сегодня.

— Это не политика, не пиар, не реклама… Для нас это святая работа, — говорит главный раввин Одессы и области Шломо Бакшт. — Ее надо вести каждый день, ответственно и планомерно. Мы очень благодарны районным властям, всем местным жителям, которые так же, как и мы, понимают всю важность этого дела, помогают нам… Со стороны нашей общины куратором проекта является мой заместитель раввин Иошуа Крейчман. Он очень часто ездит в Любашевку, решает все возникающие вопросы. Кроме того, мы советуемся с настоящими профессионалами во всем мире — будь то Америка или Европа, — как лучше поступить, как лучше сделать то, что мы сделать должны…

С помощью профессионалов решали и один из главных вопросов — как определить границы захоронений, не прибегая к раскопкам (еврейский закон запрещает тревожить прах мертвых). Из Лондона прилетал признанный эксперт раввин Мойше Гершафт. Он один из немногих специалистов подобного рода в мире, занимается этим делом полтора десятка лет. Говорит, что это — не работа, не «бизнес, на котором зарабатывают деньги. Для него это — мицва, исполнение заповеди… Рав рассказал, что работал в разных странах, чаще всего — когда речь шла о масштабном строительстве и нужно было убедиться, нет ли на том или ином месте захоронений… Но с таким количеством неизвестных ранее могил и останков в них, как здесь, в Любашевском районе, и ему довелось встретиться впервые.

Было установлено, что площадь самой большой братской могилы, в которую сбрасывали трупы узников Гвоздавского концлагеря, составляет полтора гектара. Вместе с раввином Гершафтом работали представители местных властей, землеустроители, геодезисты. Затем — в полном соответствии с украинским законодательством — были пройдены все этапы, связанные с тем, чтобы придать захоронениям специальный статус историко-культурного наследия. Сегодня этот статус уже получен и официально засвидетельствован в необходимых документах.

— Особую тревогу у нас вызывает одна из могил, которая находится в критическом состоянии, — рассказывает раввин Иошуа Крейчман. — Дело в том, что из-за особенностей местного рельефа под воздействием талых и дождевых вод она, по сути, сползает в овраг. Чтобы не переносить это захоронение, мы пошли на довольно дорогостоящие земляные работы, цель которых — отвести воду, пустить ее в обход, к соседнему оврагу, а само захоронение — засыпать землей. В весеннюю распутицу туда не проехать, потому начали это делать, когда чуть подморозило… Кроме того, к могилам уже завезены бутовые камни, гравий (по периметру будем делать ограждение). На каждом из пяти захоронений будет плита с высеченной надписью о том, что здесь похоронены жертвы нацизма. А на перекрестке дорог у того места, где в годы войны был концлагерь, установим один общий памятник. Есть свои, конечно, финансовые трудности, но мы с Б-жьей помощью надеемся эту работу завершить…

Параллельно с работой над обустройством захоронений и созданием мемориала в районном краеведческом музее при Любашевском доме культуры уже открыта экспозиция — подобраны свидетельства, списки из архивов, фотографии (тут же, к слову, разместили и копию договора о сотрудничестве между одесской иудейской религиозной общиной и райадминистрацией). Михаил Панченко рассказал, что эта экспозиция непременно будет расширяться, такую же готовят и в селе Ясенево. А еще в Любашевке продолжается сбор официально задокументированных (на бумаге и на видео) свидетельств очевидцев тех страшных событий. Пожилые люди, которые тогда, шесть с лишним десятилетий тому назад, были детьми, подростками, рассказывают о том, что помнят, что видели собственными глазами. Вспоминают лица и имена. И вновь и вновь задаются вопросом, который как-то задал главному раввину Одессы и области Шломо Бакшту один из старожилов, Парфений Богопольский. «Ну чим були винуватi тi євреї? — спросил старик у рэбе и тут же сам ответил: «Та нiчим!…

Пройдет совсем немного времени, и мемориал в Любашевке будет открыт — здесь, на перекрестке дорог, среди полей, под вечным небом, общим для всех — для живых и для мертвых. Здесь, где продолжается жизнь. И — память о том, о чем вспоминать мучительно и страшно. Но забывать — нельзя.
1377

Комментировать: