Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +5 ... +7
днем +6 ... +7
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

«Всем известно, по чьей вине мы стали пушечным мясом»

Пятница, 24 января 2014, 09:59

Екатерина Копанева

Факты, 27.12.2013

Прокуратура Кировоградской области подала апелляцию на приговор двум бывшим милицейским руководителям, возглавлявшим операцию по задержанию банды киллера Аслана Дикаева в Одессе

Эту операцию называют самой провальной за всю историю украинской милиции. В ночь на 30 сентября 2011 года милиционеры попробовали задержать киллера Аслана Дикаева, совершившего несколько заказных убийств.

Справка «ФАКТОВ». Аслан Дикаев (на фото) родился в 1982 году в Волгограде (Российская Федерация), нелегально проживал в Украине и совершал убийства на заказ. В частности, Дикаеву инкриминируют убийство нескольких человек, в том числе владельца асфальтового завода, в Одесской области. Также он подозревается в двойном убийстве 29 июня 2011 года в селе Бараницы в Закарпатье, где были застрелены двое мужчин: один — владелец ресторана, второй работал там поваром.

Киллер, по имеющимся в милиции сведениям, ехал в сторону Одессы вместе с подельниками на автомобиле ВАЗ-2110. На посту ГАИ около села Кошары Коминтерновского района Одесской области машину остановил сотрудник патрульно-постовой службы. За рулем действительно был Дикаев. Передав инспектору документы, киллер вышел из машины, чтобы по просьбе милиционера открыть багажник. В этот момент сотрудники «Беркута» начали операцию по задержанию. Будучи уверены, что человек, которого они задерживают, не вооружен (как выяснилось позже, именно так им сказало руководство), спецназовцы и сотрудники уголовного розыска побежали к Дикаеву. Заметив милиционеров, Дикаев бросил в них гранату, которую выхватил из кармана куртки. Прогремел взрыв…

В следующую секунду стрельбу по милиционерам открыли сидевшие в машине подельники Дикаева. Стреляя из автомата Калашникова, один из киллеров Хасан Хадисов даже вышел из автомобиля. Милиционеры безуспешно пытались отстреливаться. Уже потом станет известно, что у сотрудников уголовного розыска не было при себе даже огнестрельного оружия — только пистолеты с резиновыми пулями. Одному из «беркутовцев» удалось легко ранить Хадисова в щеку. Запрыгнув обратно в машину, Дикаев с подельниками скрылись. Догнать их милиционеры даже не пытались: шестеро из них были ранены, а двое — 21-летний боец «Беркута» Виктор Кожеко и 40-летний инспектор ГАИ Александр Розмарица — погибли.

В Одессе киллеры остановились в гостинице «Особняк». На этот раз на операцию по их обезвреживанию бросили едва ли не все силовые структуры и спецтехнику.

Штурм гостиницы в центре города длился пять часов — до тех пор, пока Дикаева и Хадисова не убили. Их подельник Шемятенков успел сбежать (в начале 2012 года труп Шемятенкова нашли в Крыму. Киллеру трижды прострелили голову. Уже установлено, что его прикончила банда убийц, промышлявших разбоями и грабежами).

Еще во время похорон погибших милиционеров встал вопрос о том, почему операция по задержанию опасного преступника проводилась так бездарно. Как могло получиться, что у задерживавших Дикаева сотрудников уголовного розыска даже не было огнестрельного оружия? И почему сотрудники патрульно-постовой службы, остановившие автомобиль Дикаева, не надели бронежилеты? Эти вопросы долгое время оставались открытыми. Руководители одесского управления милиции от комментариев отказывались. А выживший старший инспектор ДПС Леонид Балецкий, который вместе с погибшим коллегой Александром Розмарицей остановил машину Дикаева, сообщил журналистам, что не надевать бронежилеты их… попросило начальство.

— Самое обидное, что бронежилеты у нас были, — рассказывал в судебном заседании Леонид Балецкий. После случившегося ему пришлось заново учиться ходить. Мужчина до сих пор передвигается с помощью костылей. — Но руководство сказало: не надевайте, чтобы не привлекать внимания. Если человек, которого мы задерживаем, это заметит, может что-то заподозрить. А кого именно мы задерживаем, ни я, ни Саша Розмарица толком не знали. Вернее, нас предупредили, что это киллер, однако заверили, что он не вооружен. Все вообще было как-то непонятно. Мы с Сашей заступили на службу в шесть часов вечера. Должны были, как всегда, патрулировать улицы, как вдруг перезвонил командир и приказал выдвигаться в сторону Николаевской трассы. Когда приехали, там уже были сотрудники уголовного розыска и «беркутовцы». Только тогда мы узнали, что сейчас будем задерживать киллера. Дальше все тоже очень размыто. Конкретных указаний практически не было, «беркутовцы» и «розыскники» сами были растеряны. Мы не осознавали, что может грозить опасность. Нам просто сказали задержать человека, у которого не будет при себе оружия. Что же здесь опасного?

Когда подъехала машина, которую мы ждали, я ее остановил. За рулем сидел Дикаев. Он вел себя очень уверенно, даже улыбался. Его документы были в порядке. Тогда я сказал, что сейчас проводится операция «Мак-2011», и попросил Дикаева открыть багажник. Кстати, в то время действительно проводилась такая операция. Он невозмутимо вышел, открыл багажник. И вдруг послышался топот и шум. Это бежали «беркутовцы». Видимо, поняв, что происходит, Дикаев выхватил из куртки гранату и бросил ее в ребят… Сначала показалось, что меня просто кто-то ударил в челюсть. Потом уже стало ясно: осколком выбило зубы и разорвало губу. Помню автоматную очередь — из салона машины стрелял пассажир, находившийся на заднем сиденье. Убив Сашу Розмарицу, он выскочил из автомобиля и продолжил палить по залегшим на земле спецназовцам, а затем направил автомат на меня. Что было дальше — не помню, в том числе и то, как оказался на противоположной стороне дороги…

Леонида спасло то, что вовремя приехала «скорая». Автоматная очередь прошила ему ногу. Александру Розмарице уже было не помочь — его травмы оказались несовместимыми с жизнью. У инспектора остались молодая жена и двое детей. Погиб и 21-летний «беркутовец» Виктор Кожеко. Сразу после трагедии его родные сказали, что Виктор не знал, на какое опасное задание он идет.

Вскоре по факту провальной операции началось расследование. Через год в прокуратуре Одесской области заявили: то, что произошло возле села Кошары, — итог неправильно спланированной операции. Установили и тех, по чьей вине милиционеров послали на верную гибель. Обвинение в служебной халатности предъявили начальнику управления уголовного розыска Андрею Гукасяну и заместителю начальника областного управления милиции Алексею Хлевному. Для объективности расследования громкое дело передали в Кировоградскую область.

Гособвинитель по делу Антон Клюкин рассказал «ФАКТАМ» подробности, установленные в ходе следствия.

— Собранные доказательства говорят о том, что операция действительно была совсем не продумана, — объясняет Антон Клюкин. — Первым информацию о том, что киллер Дикаев едет в сторону Одессы, узнал замначальника областного управления милиции Алексей Хлевной — ему об этом сообщил начальник департамента МВД Украины. Дикаев ехал из Симферополя. В департаменте уголовного розыска МВД предположили, что он может вернуться в Одессу. Так и оказалось. Когда киллер наконец «засветился» в Херсонской области, стало понятно, что он направляется в сторону Одессы. Тогда-то и было решено немедленно его брать. Начальник департамента перезвонил Алексею Хлевному и сообщил, что нужно взять киллера Дикаева. О том, какой между ними произошел разговор, начальник департамента рассказывал и на следствии, и в суде. «Позвонив Хлевному, я сказал: «Задерживайте Дикаева. Но лучше подключить к этому делу «Сокол» — Дикаев вооружен автоматом. И, скорее всего, в машине не один». «Понял, — ответил Хлевной. — Но «Сокол» не нужен. Мой «Беркут» тоже неплохо натренирован».

Хлевной перезвонил начальнику управления уголовного розыска Андрею Гукасяну. Сообщил ему, что «планируется одно задержание», и сказал связаться с сотрудником департамента МВД Гармашем (фамилия изменена. — Авт.), который должен рассказать все подробности. Как утверждал в суде Гармаш, он, осознавая опасность запланированного мероприятия, предупредил Гукасяна, что Дикаев — киллер, который может быть вооружен автоматом.

Гукасян начал собирать людей для операции. Как это делалось — отдельный разговор. Видя, что не хватает сотрудников и они явно не готовы, нужно было как минимум сообщить об этом в департамент. Или действительно задействовать «Сокол». А Гукасян не сделал ни того, ни другого. Вместо этого он обзвонил своих подчиненных, сотрудников уголовного розыска. Шестеро ребят, которых он вызвал, были даже не на работе. Кто-то отсыпался, кто-то гулял на празднике у тещи. «И тут звонок: «Срочно приезжайте», — вспоминал на суде один из «розыскников». — Нужно кое-кого задержать». Мол, все детали узнаете на месте. Вот и получилось, что мы с ребятами приехали в Кошары на своих машинах, вооруженные лишь пистолетами с резиновыми пулями…» Та же история с инспекторами патрульно-постовой службы. Леонид Балецкий в суде заявил, что вообще не видел Гукасяна. Хотя именно тот руководил операцией. Начальнику ГАИ позвонил Хлевной. Сказал, что для операции по задержанию преступника потребуется несколько инспекторов. Больше никаких подробностей. Так патрульные Александр Розмарица и Леонид Балецкий оказались возле села Кошары.

— Кстати, к операции привлекли еще двоих инспекторов, — продолжает Антон Клюкин. — Они дежурили в Коблево и должны были проверить, когда в сторону Одессы поедет автомобиль Дикаева. Увидев на дороге машину, они сообщили об этом сотрудникам. Но возникает вопрос: почему они, раз уж были там, под каким-нибудь предлогом не остановили машину киллера, чтобы проверить, сколько в ней человек? На суде Гукасян говорил: «Я не ожидал, что с Дикаевым еще будут люди». Но его об этом предупреждал сотрудник департамента уголовного розыска! Это можно было легко проверить.

Самого планирования как такового тоже не было. Не выполнялись даже элементарные требования. Например, Гукасян не учел, что место, где решили брать Дикаева, очень плохо освещено. У милиционеров не было никаких шансов увидеть, сколько человек в машине, и уж тем более рассмотреть, есть ли у них оружие. Гукасян не провел инструктаж, не предупредил об опасности ни бойцов «Беркута», ни сотрудников розыска. Иначе почему спецназовцы пошли на задание с пистолетами Макарова? В суде они в один голос заявили: не знали, что будут задерживать опасного преступника. Милиционеров поделили на две группы, а таких групп должно быть как минимум три: группа прикрытия, группа захвата, группа поддержки… Здесь этого не было. О том, что Дикаев может начать убегать и его машину придется блокировать, вообще никто не подумал.

— Где же во время операции находились Хлевной и Гукасян?

— Хлевной — у себя дома, а Гукасян со своим водителем сидели в машине неподалеку от места задержания. Водитель рассказывал, что в какой-то момент (еще до того, как подъехал Дикаев) он хотел выйти из салона, но Гукасян его остановил: «Сиди и не высовывайся». Когда вскрылись все эти факты, Гукасяна немедленно уволили из органов внутренних дел. В суде он отрицал свою вину. Говорил, что понятия не имел, кто такой Дикаев и насколько он опасен. «Но я же предупреждал тебя: скорее всего, он вооружен», — возразил ему в суде сотрудник департамента МВД Гармаш. «Этого не было», — коротко ответил Гукасян. Однако слова Гармаша подтвердили люди, которые в момент, когда он говорил с Гукасяном, были рядом.

— Хлевной тоже утверждал, что не знал, насколько опасен Дикаев?

— Да. Но оказалось, что незадолго до операции он получил из Закарпатья шифрограмму, в которой четко было сказано, что Аслан Дикаев — опасный преступник. Это стало еще одним доказательством его служебной халатности.

Решение суда было более чем неожиданным. Бывший замначальника Одесской областной милиции Алексей Хлевной получил три года условно. А бывшего начальника уголовного розыска Андрея Гукасяна… оправдали. Суд посчитал, что его вина не доказана.

— На днях прокуратура подала апелляцию, — говорит Антон Клюкин. — Свое решение оправдать Гукасяна суд мотивирует тем, что он, дескать, действительно не знал, что Дикаев — опасный преступник, который будет вооружен. Но собранные в ходе следствия доказательства говорят об обратном. Взять хотя бы показания многочисленных свидетелей, которые слышали: Гукасяна предупреждали об опасности!

Пострадавших и родных погибших милиционеров приговор тоже шокировал. Мать погибшего расплакалась прямо в зале суда. Гаишник Леонид Балецкий, который пришел в суд на костылях, с трудом сдерживал негодование:

— У меня просто не хватает слов… Ведь все знают, кто руководил операцией и по чьей вине мы стали пушечным мясом для бандитов. И что сейчас? Этот человек оправдан. До тех пор, пока в нашей стране выносят такие приговоры, люди будут гибнуть ни за что. Просто потому, что их руководство о них не подумало.

— Наши гражданские иски о возмещении ущерба суд оставил без рассмотрения, — сетует вдова погибшего Александра Розмарицы Анна. — Сказали, что они были неправильно составлены — дескать, нужно было подавать иск не к Хлевному и Гукасяну, а к органам внутренних дел. Но неужели нельзя было сказать об этом в начале судебных слушаний? Я осталась одна с двумя детьми, за погибшего мужа получаю две тысячи гривен пенсии. В наше время это фактически ничто… Ни Хлевной, ни Гукасян даже не извинились. Делали вид, что ни меня, ни родственников погибшего «беркутовца» не замечают. Сейчас оба на свободе. Как будто ничего и не было…

Алексей Хлевной и Андрей Гукасян от комментариев отказались. «Возможно, когда-нибудь проведем пресс-конференцию и все расскажем, — заявили они. — Но не сейчас, это точно».

Кадр оперативного видео штурма гостиницы
5704

Комментировать: