Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... +1
утром -1 ... +2
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Возвращение из плена

Понедельник, 28 июля 2008, 05:16

Александр ЛЕВИТ

Юг, 24.07.2008

Члены экипажа многострадального теплохода «Леманн Тимбер» — четверо наших соотечественников, а также капитан-россиянин — ступили в минувший вторник на киевскую землю. Казалось бы, одиссея освобожденного, но физически и морально измученного экипажа завершилась. Однако теперь возникли другие проблемы.

Накануне нам удалось побеседовать с моряками и узнать некоторые подробности.

В ночь на понедельник теплоход «Леманн Тимбер» с экипажем на борту прибыл в порт Салала (Оман). Его встречали украинские дипломаты и врачи, а также члены специальной рабочей группы во главе с уполномоченным Верховной Рады Украины по правам человека Ниной Карпачевой. Прилетев из Киева чартерным рейсом, украинские представители доставили морякам минеральную воду, продукты, одежду, причем не только для наших соотечественников (напомним, на борту «Леманна Тимбера», кроме четверых украинцев, находились одиннадцать иностранных граждан). Привезли и посылку, переданную сотрудниками посольства Эстонии в Украине штурману Ардо Калле. Как пояснила Нина Карпачева, по прибытии судна предполагалось сразу же снять с борта экипаж и отправить его отдыхать в гостиницу.

— Поначалу на борт нашего многострадального теплохода не допускали никого, кроме судовладельца и представителей украинского консульства, — рассказали нам по телефону сами моряки. — Они крайне удивились нашему внешнему виду: лохматые, заросшие... Практически до рассвета мы разбирались, что к чему. Нам предложили покинуть судно, поехать в отель, а лишь затем, после отдыха и медосмотра, заняться процедурой передачи дел другому экипажу. Мы категорически отказались, потребовав, чтобы сменный экипаж, который уже несколько суток находился в Салале, принял у нас дела сразу же.

По мнению профессиональных психологов (они также входят в состав украинской рабочей группы), подобное состояние моряков можно понять. Буквально накануне капитан Валентин Барташев, по согласованию с экипажем, отказался от предложения коллег с буксира «Дубай Мун», сопровождавшего операцию по доставке судна и моряков в Салалу, сделать остановку на пять-шесть часов для передачи на «Леманн Тимбер» продовольствия. Хотя к тому моменту погодные условия в районе передвижения стабилизировались: шторм и сильные порывы ветра прекратились.

— Отказались ребята не потому, что они жируют, просто уж очень им хочется поскорее попасть домой, увидеть родных и близких, — рассказала Елена Илюшкина, жена второго механика «Леманна Тимбера». — Во время одного из последних разговоров Стас сказал, что они уже более суток ничего не ели, кроме рисового отвара, — не до того. У всех на уме одно: скорее домой! Кстати, накануне они питались отварным рисом с макаронами, приготовленными из... той же рисовой муки. Иногда варили летучих рыб, которые падали прямо на палубу теплохода.
Мы, жены моряков, уже принимаем заказы и составляем к их приезду меню. Так, Стас очень хочет, чтобы я привезла с собой на встречу в аэропорт икру из баклажанов. Кто-то из ребят, я знаю, хочет икру из кабачков, однако все — и капитан-россиянин, и эстонец — жаждут отведать украинского борща! Это неудивительно: за время пребывания в плену и вынужденного дрейфа каждый из моряков сбросил в среднем пятнадцать-семнадцать килограммов! По этому поводу Стас даже шутит: «Теперь мы поменяемся обязанностями: тебе будет совсем несложно носить меня на руках».

Тем временем руководство крюинговой компании ДП «Юнитим Марин Лимитед», которая заключала договор посредничества между судовладельцем и моряками, заявляет, что бывшим пленникам выплатят все, что положено по договору. Эти суммы якобы являются коммерческой тайной. Оказалось, что судовладелец хочет выплатить пострадавшим исключительно зарплату, оговоренную условиями контракта. Ни о каких компенсационных выплатах — за моральные, материальные и прочие издержки — он и слышать пока не желает. Впрочем, как ранее не желал слышать и о сумме выкупа, который требовали пираты. Представители иностранного (немецкого) судовладельца и крюинговой компании пытались не допустить к морякам членов специально прибывшей украинской делегации, в состав которой входят юристы по международному морскому праву, медики, психологи.

По мнению Нины Карпачевой, возглавлявшей эту рабочую делегацию, представители работодателя постарались разделить команду, вбить между моряками клин. Делалось это, чтобы не выплачивать компенсацию за страдания моряков. Потому срочно были сняты с судна — под благовидным предлогом — и отправлены домой девять матросов-бирманцев, затем — штурман из Эстонии…

— Представители судовладельца и крюинга были негативно настроены по отношению к официальным представителям Украины, которые прибыли, чтобы встретить нас, — говорит старший механик Виталий Рудниченко. — Они делали все, чтобы не допустить их на борт судна. Так, один из менеджеров крюинговой компании Томас Рибенхаген настаивал на том, чтобы мы немедленно ехали на медосмотр, после чего сразу же улетели домой. Дескать, авиабилеты уже забронированы. Когда же члены украинской делегации попытались ему возразить, он безапелляционно заявил: «Моя обязанность — доставить команду домой. А то, что вы делаете, — это задержка процесса».

За этими словами скрывались истинные намерения хозяев теплохода и крюинга — на «оперативные» подписи морякам подсунуть какие-то бумаги-обязательства, из которых следовало, что они смогут получить сущие копейки компенсационных и полностью отказываются от других выплат.

Тщательное оформление, изучение документации, на чем настаивали, в частности, участники украинской рабочей группы, никак не входило в «хозяйские» планы. Ни о каком моральном, материальном ущербе они и слышать не желали.

Моряки прошли предварительное медицинское освидетельствование в одной из клиник Салалы. Как отмечают медики, общее состояние вчерашних пленников удовлетворительное. Однако имеются некоторые отклонения в анализах, различные травмы.

К концу понедельника ребят поселили в гостиницу. Здесь они смогли хоть как-то прийти в себя перед долгим перелетом. Еще, что немаловажно, нормально поесть — впервые за 55 суток!

До самой ночи продолжались переговоры между представителями работодателя и украинскими полпредами. Увы, пока ни к чему не пришли: каждая из сторон осталась при своем мнении. Впереди предстоит еще немало сделать, чтобы моряки получили нормальные компенсационные выплаты за причиненный материальный и моральный ущерб. Для этого отечественные правоведы намерены привлечь и специалистов ITF (авторитетнейшей международной морской профсоюзной организации).

Во вторник в девять часов утра (по киевскому времени), с задержкой на один час, четверо украинских моряков — Станислав Илюшкин, Сергей Атакузиев, Виталий Рудниченко и Сергей Алымов — вылетели чартерным рейсом на Киев. Вместе с ними — капитан Валентин Барташев, который решил до конца быть со своим экипажем. (В один из моментов переговорного процесса в понедельник капитану отказала выдержка — не может не сказываться почти двухмесячное переутомление. Тогда он решил «оставить все», направился в аэропорт с намерением улететь в родной Калиниград. Но затем… вернулся к ребятам). По семейным обстоятельствам, старший помощник капитана Ардо Калле отказался от предложенного перелета в Украину и вылетел в Эстонию.

Впрочем, не исключено, что вся «шестерка» моряков в ближайшем будущем встретится вновь, возможно, даже с семьями: Нина Карпачева пообещала организовать реабилитацию на курорте Трускавец.

Об очень непростой ситуации, в которой оказались — не по своей воле — пятнадцать моряков, мы постоянно информировали читателей. Напомним,

28 мая сухогруз, принадлежащий немецкому судовладельцу и совершавший рейс под флагом Гибралтара от берегов Китая на Санкт-Петербург через Варнемюнде (ФРГ), был захвачен сомалийскими пиратами в Аденском заливе. Судно удалось освободить из плена, а физически истощенных, голодных моряков — из-под дул автоматов 8 июля, когда после длительных переговоров и реальных угроз судовладелец все же понял, что без выкупа не обойтись.

На переходе от берегов Сомали к Оману на теплоходе вышла из строя турбина главного двигателя, неуправляемое судно оказалось предоставленным бушевавшей океанской стихии, его постоянно сносило с избранного курса. Более того, существовала вполне реальная угроза нового захвата дрейфующего сухогруза…
1736

Комментировать: