Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас 0 ... +3
вечером -2 ... 0
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Воздушный разведчик

Суббота, 11 апреля 2015, 13:35

Владимир Гаврилов

Одесские известия, 04.04.2015

СПРАВКА
Мелах Ефим Львович.
Родился в 1918 г. в Одессе. Работал слесарем на заводе им. Январского восстания. В 1935 г. окончил 10 классов средней школы и аэроклуб, а в 1938 г. – военную школу летчиков.
Участник Великой Отечественной войны с 1941 г.
4 февраля 1944 г. командиру звена 47-го гвардейского авиационного полка дальних разведчиков капитану Мелаху Е.Л. присвоено звание Героя Советского Союза.
В 1960 г. вышел в отставку.
С 1971 г. работал заместителем начальника отдела импортного оборудования «Союзмашимпорт» ЧМП.
Умер в 1979 г. Похоронен в г. Одессе.

Многие на фронте вели счет уничтоженным из снайперской винтовки гитлеровцам, сбитым фашистским самолетам, подожженным танкам, потопленным меткими пусками торпед вражеским кораблям. Вел свой «лицевой счет» и военный летчик-гвардеец Ефим Мелах. Только у бесстрашного сокола были свои показатели. Смелый воздушный разведчик как-то в конце войны подсчитал, что за 170 часов «чистого» времени, проведенного в огненном небе, он доставил советскому командованию ценные сведения об обнаруженных в гитлеровском тылу двух с половиной тысячах железнодорожных составов с техникой и живой силой (а это более ста тысяч вагонов!), десяти тысячах автомашин, двух тысячах самолетов, покоящихся со смертоносным грузом на тщательно замаскированных аэродромах и в любую минуту готовых отправиться на задание.

В апреле 1945 года, будучи уже командиром авиационной эскадрильи, Ефим Львович совершил несколько полетов над Берлином с целью фотографирования основных объектов фашистской столицы накануне решающего штурма. Поднимался разведчик в берлинское небо еще раз, когда уже над Рейхстагом развевалось алое знамя Победы. Летал для того, чтобы, как потом говорил пилот, «запечатлеть на фотопленке исторический момент для памяти потомков, да и в назидание тем, кто когда-нибудь еще попытается пойти на нас с мечом».

Полеты, полеты, полеты… Один сложнее другого. Особенно в первые месяцы войны, когда господство в воздухе было на стороне врага. Нелегко оказалось трудяге-разведчику перелететь линию фронта, углубиться в тыл, найти нужный объект и сфотографировать его. Но еще труднее – вернуться на свой аэродром целым и невредимым: за краснозвездной машиной гонялись «мессеры», по ней неистово били с земли из всех видов оружия. Какие только уловки не приходилось применять Ефиму Мелаху, чтобы проскочить дышащее огнем воздушное пространство! Выручало мастерское владение техникой. Прижмется, бывало, к самой земле и несется на бреющем, как истребитель.

Бывало такое: после съемки скопления фашистских войск под Смоленском от прямого попадания зенитного снаряда в правую плоскость вышел из строя мотор. Сложилась критическая ситуация. Стало невмоготу маневрировать израненной машиной.

– Штурман, – запросил по переговорному устройству Мелах.

– Триста восемьдесят, – угадал, что командира интересует удаление от линии фронта, старший лейтенант Ростислав Ящук.

– Как там сзади, не горим? – этот вопрос был адресован стрелку-радисту Нуры Кашафутдинову.

– Да нет, командир, – раздался в шлемофоне спокойный голос старшего сержанта. – Порядок!

Мелах – весь внимание. Машиной управляет спокойно, хладнокровно. Он верит в нее. Верит и в своих боевых друзей, с которыми уже крепко породнился, совершил не один полет во вражеский тыл. Все идет хорошо, как вдруг раздается доклад стрелка-радиста:

– Атакует «мессер»!

– Девяносто, – тут же кричит штурман.

Для командира это ценная информация. Ефим определяет оставшееся время полета до своих – минут 12-13 – и принимает решение маневрировать по курсу. Как только можно! И тут же жалеет, что лишен возможности делать это по высоте.

– Нуры, как оружие?

– В боевом, командир!

– Действуй!

Едва «Ме-109», выполнив разворот, стал заходить в хвост и сближаться с разведчиком, стрелок «огрызнулся» несколькими короткими очередями, дав этим самым понять фашистскому летчику, что видит его… Гитлеровец, видимо, не решившись идти напролом, отворачивается и готовится к новой атаке. Но за ним зорко следит Кашафутдинов. Ловко орудуя турельной установкой, он каждый раз, когда «мессер» подходит на прицельное расстояние, посылает ему навстречу огненные трассы.

А Мелах тем временем выжимает из израненной машины все, что только она может дать с одним работающим мотором и распоротой в нескольких местах плоскостью. Вот где пригодились мастерство и филигранная техника пилотирования! Сердце летчика отсчитывает каждую секунду полета. Не о себе думает командир – о членах экипажа. И еще – о важных разведывательных сведениях, которые покоятся в кассете фотоаппарата. Ефим хорошо помнит наказ старшего начальника, отправляющего его на задание: «Сведения очень нужны командованию. Очень!»

И эти сведения штаб получил. А уже  наутро, 10 ноября 1942 года, экипаж Мелаха в составе большой группы штурмовиков наносил удар по разведанным им целям – одной из железнодорожных станций западнее Смоленска, на которой под парами стояло несколько вражеских составов с живой силой и техникой. За образцовое выполнение задания командования старший лейтенант Ефим Мелах был награжден орденом Красного Знамени.

В боях Мелах мужал, закалялись его воля и характер. Ему часто доверяют самые сложные и ответственные задания, и он всегда с честью выполняет их.

Например, 9 декабря 1942 года в небе над Великими Луками. Войска Калининского фронта вели на этом участке ожесточенные бои с превосходящими силами противника. В тот день Мелах четырежды вылетал на задания. И каждый раз его «пешка» (так любовно окрестили пилоты штурмовик «Пе-2»), изрешеченная снарядами фашистских зениток, возвращалась на свой аэродром.

Пока остывали натруженные моторы, а механики латали пробоины, Мелах вместе с Ящуком и Кашафутдиновым помогали вооруженцам подвешивать бомбы, снаряжать боеприпасами ленты.

И снова – в полет. Снова на штурмовку вражеских позиций. Штурман прицельно выводит самолет на скопление живой силы и техники, а командир экипажа, пренебрегая смертельной опасностью, выдерживает «петлякова» над ощетинившейся огнем землей столько, сколько требуется для точного бомбового удара…

Потом – полеты над Смоленском, только теперь уже в период стремительного контрнаступления наших войск. Разведка Витебского плацдарма, участие в знаменитой операции «Багратион», боевые действия в небе Прибалтики, Восточной Пруссии, Польши, Германии. Шестьдесят тысяч километров налетал в огненном небе войны летчик коммунист Ефим Львович Мелах. И каждый его полет был испытанием воли, стойкости и мужества.
7373

Комментировать: