Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -3 ... 0
ночью -2 ... +1
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Волонтеры коррупции

Четверг, 15 января 2015, 12:17

Игорь Каминник

Фраза, 15.01.15

Для украинских президентов, от Кравчука до Порошенко, идеей фикс была и есть «борьба с коррупцией». В свете евроинтеграционных надежд Януковича и Порошенко борьба с коррупцией активизировалась и превратилась из нормативно-популистского тренда в инструмент политических расправ. Но понимают ли те, кто борется с коррупцией, что такое «коррупция», и каково ее значение в развитии современного украинского общества?

Естественность коррупции

При распаде СССР в 1991 году диссиденты из Руха с радостью избежали необходимости отягощать свои плечи обузой экономического и социального управления «Незалежной Украиной» и предоставили ее коммунистическому секретарю Кравчуку и компании партийно-комсомольской номенклатуры. Эта компания объединила энергичных цеховиков эпохи позднего социализма и криминалитет. Несколько лет разборок создали современную украинскую государственную элиту.

«Отцы-основатели» приступили к реализации своей основной «государственнической» мечты: заменить советские идеологические механизмы управления населением на маркетинго-экономическую диктатуру.

Экс-партработники и криминалитет построили систему управления по принципу закрытого вертикального потока «партвзносов в общак», превратив эту схему из внутрипартийной в общегосударственную, и сохранив неизбежность взносов на всех уровнях.

Череда гарантов от Кравчука до Порошенко «совершенствуют» систему государственного управления: приватизируют все национальные ресурсы, перекрывают независимые финансовые потоки, приватизируют рычаги управления страной, управляют территорией в личных интересах.

Коррупция стала основной формулой государственного управления и успешных общественных отношений. Исследование, проведенное в середине 2013 года компанией TNS, показало, что 77,6% опрошенных украинцев признают взятку как необходимость. Можно говорить о коррупции как об общественном договоре украинцев, а об украинцах — как о «волонтерах коррупции».

Почти по Маслоу

Коррупция (от лат. corrumpere — растлевать, лат. corruptio — подкуп, порча) — это подкуп, дополнительная оплата того, что имеет фиксированную и легализованную цену, сверхоплата для достижения желаемого результата.

Варианты «сверхоплат» укладываются в иерархическую типологическую схему, подобную пирамиде потребностей Маслоу.

Уровни располагаются снизу вверх. 1-й уровень является базовым.
1. Сервисная позитивная коррупция (добровольная сверхоплата за услуги профессионалов, чье финансовое вознаграждение за труд является естественной функцией государства: врачей, учителей, военных и других). Отказ от сверхоплаты не влечет санкций, но резко снижает качество услуг.
2. Разрешительная коррупция (сверхоплата статусному лицу за разрешение на деятельность). Отказ от сверхоплаты влечет всевозможные санкции по отношению к предмету деятельности.
3. Коррупция за бездействие (сверхоплата за бездействие статусных лиц: контролирующих и властных органов). Отказ от сверхоплаты влечет за собой выполнение прямых функций (санкций) по отношению к предмету деятельности.
4. Инсайд-коррупция (сверохплата за предоставленную информацию на уровне государственного управления и распределения бюджетных ресурсов). Под инсайд-коррупцией мы понимаем получение личной или корпоративной выгоды вследствие наличия как статуса, так и информации.
5. Бизнес-инсайд-коррупция (получение долгосрочной коррупционной выгоды путем участия инсайдера в бизнесе или преференциях от бизнеса).
6. Международная коррупция (компрадорство) — продажа государственных интересов иностранным заинтересованным лицам или организациям.

Как любая пирамида, система устойчива и обеспечивает одностороннее движение ресурсов от основания к вершине.

Спасительная коррупция

Борьба с коррупцией была популярна, как в Координационном совете по развитию гражданского общества при президенте Януковиче, куда входили многочисленные украинские НПО, специализирующиеся на коррупции, так и в Реанимационном пакете реформ, который курируют те же НПО, и который ответственен за антикоррупционные реформы при Порошенко. Трансформация коррупционных процессов в Украине инициируется и курируется международными финансовыми донорами: короткий поход в Интернет убедит неверующих, что тема коррупции сейчас — это основной грантовый приоритет.

К сожалению, те, кто из последних грантовых и кредитных сил и денег борются с коррупцией в Украине, создают «проблемы выживания» для украинского общества. Иностранный импульс привел к тому, что в Украине борются не с украинской коррупцией, а с представлением о коррупции в Евросоюзе, перенесенное на украинскую почву.

Европейская коррупция — это «растление и подкуп» в условиях незыблемости права частной собственности, высоких зарплат и финансовой стабильности общества, независимых судов и развитой бюджетной системы (основная часть налогов остается на местном уровне, а не передается наверх).

Является ли Украина таким обществом — в условиях агонизирующей гривны, коллапса правоохранительства и очередной волны передела собственности? В украинских реалиях коррупция первого-третьего уровней коррупционной пирамиды в условиях экономической диктатуры со стороны политической элиты становится одним из немногочисленных способов выживания населения. Нельзя не заметить целый ряд позитивных социальных качеств украинской коррупции:
— перераспределение средств в пользу малообеспеченных профессионалов;
— создание независимых от государства механизмов сбора и перераспределения частных ресурсов;
— оптимизация организации малого и среднего бизнеса в условиях всеобъемлющего бюрократического диктата;
— волатильность социума в отношении репрессивной нормативно-правовой базы государства, и т. д.
Украинская коррупция — не абстрактное и безусловное зло. Это форма выживания для населения, и поэтому она должна неизбежно нарастать. Изменения можно прогнозировать в формах сверхоплаты — большем распространении бартера, натурального обмена, и приоритет — «деньги вперед».

Коллизия бескорыстных маркитантов

Проблемы понимания украинской коррупции можно проиллюстрировать «коллизией волонтерства» для милитарных организаций, особенно в зоне АТО. Как ни смешно, но украинское законодательство позволяет трактовать этот вид деятельности как коррупционный.

Бескорыстные маркитанты украинских милитарных образований МО и МВД, это новое слово в мировой истории армейского снабжения, и их деятельность требует нового нормативного сопровождения. Ведь и военные, и работники МВД являются «субъектами ответственности за коррупционные правонарушения» (Закон Украины «Об основах предотвращения и противодействия коррупции», ст. 4).

Законодательство о противодействии коррупции дает такое определение: «Коррупция — использование лицом предоставленных ему служебных полномочий и связанных с этим возможностей с целью получения неправомочной выгоды...». Вооруженные силы и МВД, которые должны (исходя из общемировой практики) финансироваться исключительно за счет бюджетных средств, в украинских реалиях получают дополнительное, а иногда и основное финансирование со стороны волонтеров, и таким образом осуществляют «сервисную позитивную коррупцию» — в соответствии с предлагаемой пирамидой.

Согласно ст. 1-й Закона Украины «О волонтерской деятельности» волонтерство — это вид благотворительной деятельности. Однако ст. 1 Закона Украины «Про благотворительную деятельность и благотворительные организации» предполагает, что получателями благотворительной помощи могут быть физические лица, неприбыльные организации и территориальные общины, а также любые юридические лица...

Насколько милитарные объединения МО и МВД являются зарегистрированными юридическими лицами и насколько военные и милиция, как должностные лица, могут быть бенифициариями благотворительной деятельности? «Коррупционная коллизия» налицо. Особенно, когда армейские чины что-то ТРЕБУЮТ от волонтеров, а не просто принимают помощь.

Волонтерство — лишь эпизод, подтверждающий проблему понимания значения «коррупции» для государства и общества.

Эпилог

«Грузинских» успехов в борьбе с коррупцией в Украине ожидать не стоит, поскольку обеспечение европейского уровня зарплат реформаторам и сотрудникам МВД в Украине, даже если исключить действующий фактор войны, вряд ли возможно. Путем минимизации негативных социальных последствий украинской коррупции может стать ее рациональное использование и выведение нижних уровней пирамиды из коррупционного формата в область естественных правовых отношений. Естественно, что острие активности местных и международных борцов с коррупцией необходимо направить на высшие уровни коррупционной пирамиды.
6747

Комментировать: