Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... -1
вечером -2 ... -1
Курсы валют USD: 25.899
EUR: 27.561
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Владимир Войнович: «Мне кажется, Путин сошел с ума»

Воскресенье, 19 октября 2014, 22:01

Таисия Бахарева

Факты, 03.09.2014

Известный писатель презентовал в Киеве роман «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина», переведенный на украинский язык

Автор знаменитого романа «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина» Владимир Войнович стал одним из тех, кто поддерживает Украину с первых дней противостояния на востоке страны. Известный писатель следил за событиями в Украине, начиная с Майдана, затем переживал о потере Крыма, а сейчас с горечью признает, что российская пропаганда проникает все дальше в умы его сограждан.

В минувшие выходные 81-летний Владимир Войнович приезжал в Киев, чтобы презентовать второе издание романа о солдате Иване Чонкине, переведенного на украинский язык. Писатель, за свое свободомыслие на десять лет лишенный советского гражданства, сейчас живет в Москве, куда вернулся в начале 90-х. Владимир Николаевич стал одним из первых, кто подписал антивоенное обращение российской интеллигенции к властям. Несмотря на гонения, известный писатель продолжает открыто высказывать свою точку зрения.

— Из Киева я отправился в Германию навестить свою дочь, — говорит Владимир Войнович. — Это не значит, что я уехал из Москвы. Побуду несколько дней — и обратно домой. Так что никаких разговоров о том, что я решил покинуть Россию, нет.

— А не страшно сейчас возвращаться в путинскую Россию, где преследуется любое инакомыслие?

— Конечно, я думаю, что меня в какой-то степени защищают имя, возраст. Но никто ни от чего не застрахован. Государство способно делать мне гадости не только в виде заключения под стражу, и я прекрасно отдаю этому отчет. У меня был старший друг, известный в свое время писатель Александр Бек, автор книги «Волоколамское шоссе». Как-то ему предложили хлебную должность в Союзе писателей за то, чтобы сделал что-то в угоду власти. На что он ответил следующее: «Много не нахапаю, а некролог себе испорчу». Знаете, я прожил такую жизнь, что мне уже под конец не очень хочется портить свой некролог.

— Дай Бог вам сто лет! Спасибо за то, что в такое непростое время, когда многие русские писатели вовсе отказываются переводить свои книги на украинский, вы проделываете это со своим легендарным «Чонкиным» уже во второй раз.

— Да я очень обрадуюсь, если люди будут читать моего «Чонкина» по-украински. Знаю, что после первого издания были очень позитивные отклики. На этот раз «Приключения солдата Ивана Чонкина» в более расширенном варианте: было в двух, а теперь в трех томах. Я несказанно рад тому, что сам побывал на презентации моей трилогии в Киеве. Искал в вашем городе бандеровцев, но так и не нашел. Видимо, они от меня прятались. Зато был счастлив, что встретил на презентации книги свою любимую актрису Аду Роговцеву. Киев живет нормальной жизнью и, как всегда, очень приветлив. Москвичи получают совершенно искаженную информацию о том, что происходит в вашей стране, как и все жители России.

— Как вы думаете, когда этой войне придет конец?

— Все ужасы когда-то заканчиваются. Главное, чтобы на смену этим не пришли другие. Я приехал в Германию на выходные и практически не следил за новостями. И вот мне утром позвонили из Москвы и говорят: «В Украине ужас что происходит! Украинцы сдаются и уже согласны на то, чтобы признать Новороссию». Но ведь все это, наверное, неправда…

— На выходные появилась информация, что в Луганск и Донецк вошли российские танки, а военные начали расквартировываться по домам. И вместе с тем, Лавров с завидным упорством продолжает утверждать, что никаких русских военных в Украине нет.

— Ну, это понятно… Я вам скажу, что первым русским военным, который появился в Луганске, был я. В 1953 году служил в армии в Луганске. В России родилось поколение людей, у которых нет иммунитета против лжи. Все-таки советские люди с недоверием относились к идеологической пропаганде. По крайней мере, значительная часть интеллигенции. А сейчас я наблюдаю полное доверие власти. Люди верят абсолютно всему, в том числе и тому, что украинцы распинают маленьких детей, прибивая их гвоздями к крестам. Вот у меня спрашивали, неужели русские никак не отреагировали на сбитый самолет. Так я вам отвечу: наши средства массовой информации приводят столько псевдодоказательств, что «Боинг» был сбит украинской стороной, что в это сложно не поверить. Выступают генералы, которые чертят какие-то схемы, показывают, что за самолетом летел украинский СУ-25, поразивший цель. И если не знать, с кем имеешь дело, то запросто можно всему поверить! Кстати, до сих пор прямых доказательств, откуда и кем был сбит самолет, ведь нет. Пока комиссия по расследованию работает, русские так и будут полагать, что самолет сбили украинцы.

— Что, и генерал, который рассказывает про сбитый самолет, тоже искренне верит в весь этот бред?

— Не могу залезть в голову генералу, но полагаю, что не верит. Просто идеологическая машина в России работает на полную катушку, подминая под себя абсолютно всех. Я же вижу, как наши средства массовой информации нагло искажают правду. Например, идет программа Владимира Соловьева, и он рассказывает, что когда на передаче Савика Шустера говорили о трагедии в Одессе, когда в Доме профсоюзов сгорели люди, раздались аплодисменты. Но ведь это чистое вранье. Я сам видел эту программу. Люди хлопали, когда сказали о том, что сожгли палатки. Я бы тоже этому аплодировал. А когда речь зашла о сожженных людях, то студия встала и почтила их память минутой молчания. А Соловьев искажает правду специально, умышленно. И таких, как он, в России очень много. Между прочим, на подобных ток-шоу любят выступать и ваши украинские политики: Царев, Левченко, Бондаренко. С пеной у рта они возводят ложь, а зрители им, конечно, верят. Оппозиционных средств массовой информации у нас практически не осталось. Пару раз меня приглашали на телеканал «Дождь» и радио «Эхо Москвы». Это единственные крохотные щели, в которые свободный голос может еще как-то проникнуть.

— Владимир Николаевич, у нас говорят, что после введения Европой санкций, по крайней мере, в Москве в больших супермаркетах опустели полки с иностранными товарами. Не знаю, ходите ли вы по магазинам…

— А как же, хожу. Но, честно говоря, никаких подобных ужасов не видел. На прилавках множество всяческих товаров, в том числе и украинских. Я, например, люблю голландский сыр, и он никуда не подевался. Может быть, должно пройти время, чтобы эти санкции были более ощутимы. Хотя и тут я не думаю, что народ как-то взбунтуется. Русские привыкли к послушанию, непротивлению власти. В этом они отличаются от вас, украинцев, литовцев, латышей. Да, мы вышли на баррикады в 1991 году, но, победив, спокойно разошлись, каждый стал жить своей жизнью. Да, у нас были попытки на противление власти, но все они заканчивались ничем. Хотя, может, волна революции таки дойдет и до России. Первая такая проверка будет 21 сентября, когда в Москве намечается шествие несогласных с политикой Путина.

— В России действительно все подчиненно воле лишь одного человека?

— Путин, безусловно, имеет стопроцентную власть над страной. Но, как каждый правитель (или, скорее, диктатор), он все-таки подвержен каким-то влияниям. Вот, например, по захвату Крыма скажу, что Путин был полным его инициатором. Операция прошла под его руководством, с точки зрения Путина, совершенно идеально: без единого выстрела взяли, захватили, присоединили. А дальше… Все, что происходит сейчас в Украине, очень напоминает мне события «Пражской весны» 1968 года, когда советские правители очень испугались, что Чехословакия станет более демократичной страной, чем СССР. Вдруг там восторжествуют демократические правила и законы, что для Советского Союза будет очень соблазнительным примером. В то время в нашей стране уже наблюдалось «брожение в умах».

То же самое произошло и сейчас. То, что случилось на Майдане, я называю победой народной революции. Если Украина станет частью Европы, приблизится к НАТО, добьется демократических свобод, то это будет определенный сигнал к началу действия российской оппозиции. Конечно, Путин этого боится и хочет всячески помешать движению Украины в сторону Европы. Конфликт на Донбассе, ему, естественно, очень выгоден. И когда он видит, что так называемые ополченцы терпят поражение и без помощи России не могут продвигаться, он посылает туда войска. Но, думаю, с большой неохотой. Ему очень не хочется по разным причинам ввязываться в этот конфликт. С другой стороны, он не может дать Украине возможность победить. На Путина давят с разных сторон, в том числе и оголтелые «ястребы», являющиеся его поддержкой. Помните, возникла ситуация, когда Путин якобы отстранился от сепаратистов, начали говорить, что он «сливает» Новороссию. Но тут же ситуация изменилась, и сепаратисты получили подкрепление. Путин побаивается критики по отношению к себе. Но в то же время нельзя не понимать, что всей операцией в Украине руководит именно он.

— Как думаете, Путин остановится на Донбассе?

— Мне кажется, ему самому не очень этого хочется, но… Вообще, Путин — человек разумный. По крайней мере, первые восемь лет своего правления он действовал достаточно осторожно. Сейчас, мне кажется, сошел с ума. Все-таки я полагаю, что Путин на Киев не пойдет. В противном случае мир наконец-то поймет, что ситуация катастрофически приблизилась к началу третьей мировой войны. Тут уже ему окажут самое решительное сопротивление.

Знаете, какую недавно мысль я прочитал у одного моего знакомого? Речь идет о том, что делать Украине дальше. Как вариант — признать утерянными территории Крыма и Донбасса, возвести огромный забор, за которым строить замечательное европейское государство. И тогда и Донбасс, и Крым сами из-за железного забора будут проситься обратно, потому что им останутся разрушенные города, разваленная инфраструктура. Украина же станет монолитной европейской державой с соответствующими нормами и законами. И здесь, конечно, большую роль должна сыграть Европа, оказав сильную материальную поддержку. Может, некоторым эта теория покажется антиукраинской, но я вижу в ней хоть какой-то выход. Если уже образуется Новороссия, то это будет фашистское государство, жители которого завоют от ужаса произошедшего.

— Вы автор романа-утопии «Москва 2042», который сегодня многие называют пророческим.

— Для меня это, скорее, роман-предупреждение. До сих пор существует большая угроза распада Украины, да и России. Ведь были революционные события 1991 года, плодами которых воспользовались те, против кого, собственно, и была эта революция. Не думал я, что многое из того, что описывал в романе, сейчас будет происходить наяву. Знаете, все что сегодня занимает мой ум, мешает мне творить. Война между Россией и Украиной постоянно держит в напряжении, я все время провожу у телевизора, отслеживая последние новости. Украина не чужая мне страна, и я искренне болею за нее всем своим сердцем.

6245

Комментировать: