Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -7 ... -6
ночью 0
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Владимир Щербицкий познакомился с женой на войне

Среда, 4 марта 2015, 23:35

Алена Каташинская, Мария Сырчина

Комсомольская правда, 17.02.2015

17 февраля исполнилось 97 лет со дня рождения советского партийного и государственного деятеля, первого Секретаря ЦК КП УССР.

Щербицкий является олицетворением своего времени. Он был оппозиционером к Хрущеву и ставленником Брежнева. У Щербицкого были и успехи, и поражения. Но главное, как утверждают его бывшие соратники, он всегда поступал достойно и никогда не опускался до подлых мелких и мелочных поступков.

АКТИВИСТ С ДЕТСТВА

О детстве Владимира Щербицкого известно не так много, как хотелось бы. Родился в 1918 году в семье рабочего. Жили они в небольшом городке Верхнеднепровск, что в Днепропетровской области. Со школьных лет был комсомольским активистом. В 23 года окончил механический факультет Днепропетровского химико-технологического института. Сразу после этого поступил в Военную Академию химической защиты.

В 1942 году ушел на фронт. Воевал в танковой бригаде на Закавказье. Был демобилизован в 1946 году в звании капитана.

ПАРТИЙНАЯ СЛУЖБА

После войны Щербицкий был на партийной работе в Днепродзержинске. С 1957 стал секретарем ЦК КП Украины, а с 1961 – председателем Совета министров Украинской ССР.

В 1963 Щербицкого сняли с этой должности из-за выступления против разделения Хрущевым органов партии на промышленные и сельские. В это время он был в «ссылке» в родном Днепропетровске, занимая пост первого секретаря обкома партии. Но в 1965 г., после того, как Хрущева отправили на пенсию, Щербицкого назначили председателем Совета министров УССР. С 1972 по 1989 г. он был первым секретарем ЦК КП Украины. Щербицкий много сделал для украинской экономики и культуры, в то же время, не давая развиваться национализму в республике: в это время в Украине происходило активное подавление диссидентов.

СЕМЬЯ

Во время войны Щербицкий познакомился с будущей женой Ариадной (Радой). Поженились они в 1945 году.

Рада Гавриловна работала учительницей русского языка и литературы в 57-й киевской школе. У них было двое детей. Сын Валерий слыл в киевских кругах алкоголиком и хулиганом. К выпивке он пристрастился еще в школе. Очевидцы рассказывают, что под градусом он был необуздан и дерзок, что прибавляло седин скорее милицейскому начальству, нежели родне. Умер Валерий через год после смерти отца.
(Читайте больше: Непутевые дети знаменитых людей).

Дочка Ольга окончила университет, филолог. У нее двое детей — Радослава и Владимир.

Жили Щербицкие на улице Десятинной, потом — на Карла Либкнехта (сегодня Шелковичная) в номенклатурном доме, где занимали часть 5-го этажа. Из двора через калитку удобно было переходить на территорию ЦК, где теперь Секретариат президента. Рядом была голубятня с любимыми птицами ВВ.

НЕСОСТОЯВШИЙСЯ ПРЕЕМНИК

Щербицкий был ставленником Брежнева. Ходили даже слухи, что Леонид Ильич хотел сделать Владимира своим преемником. Как рассказал КП человек-история, признанный король политического репортажа Владимир Мусаэльян, однажды он оказался невольным свидетелем разговора Брежнева с секретарем ЦК Иваном Капитоновым, занимавшимся кадровыми вопросами.

— Видишь это кресло? — спросил Брежнев, показав на свое место. — Его займет Владимир Васильевич Щербицкий, так что кадры подбирай соответственно.

Брежнев готовил перемены под Щербицкого, который был молод и здоров. А про болезни Андропова и Черненко знал.

Говорят, Леонид Ильич собирался на пленуме ЦК КПСС ставить вопрос о преемнике 15 ноября 1982 года. А 10 ноября умер, не дожив. «Умер вовремя», как говорится. На радость Андропову… (Читать больше: Преемником Брежнева должен был стать Щербицкий).

ЧЕРНОБЫЛЬ

Если бы не было аварии на ЧАЭС, возможно, о Щербицком осталась бы в истории Украины светлая страница. За годы его руководства в четыре раза вырос экономический потенциал республики, а численность населения увеличилась на 9 миллионов человек.

Но в 1986 г. рванул Чернобыль… Привычная жизнь жителей Украины перевернулась. В Киеве опасным для жизни стало буквально все: вода, еда, воздух. Но официальные сводки молчали о реальных масштабах трагедии. Город полнился слухами о невидимой угрозе. Все говорили только о Чернобыле и радиации.

Через несколько дней после взрыва в Киеве должен был пройти первомайский парад. Несмотря на советы подчиненных, Щербицкий не отменил демонстрацию: из Москвы пришло жесткое указание — парад на Крещатике должен пройти в любом случае. При этом Щербицкому приказали: выходить надо не только самому, но еще и взять с собой семьи: чтобы показать людям, что нет причин для паники. Владимир взял своего внука Володю…

Угроза для всех участников демонстрации была очень серьезной. Воздушные радиоактивные потоки со стороны Днепра шли прямо на Крещатик. На то время в атмосфере был йод, который сильно влиял на щитовидную железу человека.(Читать больше: Горбачев — Щербицкому: «Не проведешь парад — сгною!»)

Впоследствии, на голову Щербицкого посыпались обвинения в сокрытии реальных масштабов аварии. Больше всего, конечно же, негодовали из-за распоряжения вывести киевлян, в том числе и детей, на демонстрацию.

ВНЕЗАПНАЯ СМЕРТЬ

28 сентября 1989 года, в день рождения своей дочери Ольги, Щербицкий ушел в отставку. По одной из версий, это произошло по настоянию Горбачева, по другой, -- такое решение он принял самостоятельно.

Он умер через пять месяцев после отставки и за день до 72-летия— 16 февраля 1990 года. Официальная версия — от воспаления легких, хотя многие близкие к политику люди говорили о самоубийстве: 17 февраля он должен был давать свидетельские показания в Верховной раде о событиях, связанных с аварией на Чернобыльской АЭС. Похоронили его на Байковом кладбище в Киеве.

Когда Щербицкого везли на Байковое кладбище, и процессия выехала на Крещатик, в небо поднялась туча голубей — их специально выпустили киевские голубятники, зная о страсти покойника к этим птицам.

В течение 13 лет после смерти имя Щербицкого было в опале, украинские СМИ публиковали о нем преимущественно негативные материалы.

И лишь в 2003 году, в связи с 85-летием со дня рождения Щербицкого, он был фактически «реабилитирован». На его родине в Днепропетровске прошли торжественные мероприятия, была открыта мемориальная доска, в честь Щербицкого была названа одна из улиц города.


* * *

Король Швеции признался Щербицкому: «Вы — один из мудрейших политиков, о котором говорит Европа»

Факты, 18.02.2015

Ровно 25 лет назад в Киеве прощались с Владимиром Щербицким, руководившим советской Украиной почти 17 лет

Владимир Васильевич Щербицкий руководил Украиной в составе ССCР семнадцать лет, сам подал в отставку и не дожил до 72-летия всего один день. По роковому стечению обстоятельств 17 февраля 1990 года, в день рождения, он должен был докладывать в Верховном Совете о событиях, связанных с аварией на Чернобыльской АЭС и о своих действиях после катастрофы. Возможно, во многом по этой причине обстоятельства смерти Щербицкого окутаны слухами и тайной.

Владимир Щербицкий был противоречивой, сложной, но, безусловно, очень сильной политической фигурой и личностью. Каким запомнили Владимира Васильевича те, кто работал с ним длительное время? «ФАКТЫ» поговорили о первом секретаре ЦК КПУ с главным специалистом дипломатического протокола Галиной Науменко и ветераном Федерации футбола Украины, другом семьи Щербицких Борисом Воскресенским.

«К ЩЕРБИЦКОМУ НЕГЛАСНО БЫЛ ПРИСТАВЛЕН ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ ПРИСМАТРИВАЛ ЗА НИМ И ОБО ВСЕМ ДОКЛАДЫВАЛ СУСЛОВУ»

— Когда умер Щербицкий, его жена Рада Гавриловна очень сильно плакала, буквально кричала… Она была уверена, что Владимиру Васильевичу помогли уйти из жизни, — вспоминает Галина Науменко, бывший главный протоколист МИД, статс-дама Шведского королевского двора.

— У Владимира Васильевича были враги?

— Конечно. Например, те члены политбюро, которым не нравилось, что он не марионетка Кремля. Опасались его ума и политической силы. Суслов (секретарь по идеологии ЦК КПСС. — Ред.) негласно приставил к Щербицкому человека, который присматривал за ним и обо всем докладывал в Москву.

— Каким вы запомнили первого секретаря ЦК КПУ?

— Это был человек, с которым очень комфортно работалось. Владимир Васильевич никогда не кричал, умел держать себя в руках, уважал собеседника, требования протокола и был политически грамотным. Он хорошо знал законы номенклатурной жизни, чувствовал тонкости. Был человеком закрытым, много молчал и все время анализировал ситуацию. Практически не давал интервью. Кроме того, на него приятно было смотреть: идеальная осанка, манера держаться. Не было такого, чтобы его кто-то ставил на место. Помню еще, что у ВВ (так его называли между собой партчиновники) был список всех сотрудников ЦК и он всех их обязательно поздравлял с днем рождения.

Известно, что при Щербицком население Украины выросло на девять миллионов, а урожаи зерна достигли рекордных показателей — 51 миллион тонн в год (это больше тонны на человека). Кроме того, сильно укрепилась Академия наук, развивались технологии, со всего мира в Украину приезжали, например, учиться сварке металлоконструкций для возведения мостов. Каждое государство вносит в ООН определенную плату за членство, а вот Украина благодаря обучению сварщиков от нее была освобождена. Помню, наши специалисты, в свою очередь, ездили в Германию перенимать опыт строительства дорог. Развитие и обновление страны шли полным ходом.

Щербицкого уважали и ценили в мире. Представьте: когда нужно было передать важную секретную информацию Москве, представители зарубежных организаций нередко сначала приезжали в Киев к Щербицкому. Мир доверял ВВ дела особой важности вплоть до прихода к власти Горбачева.

О компетентности Владимира Васильевича с почтением отзывался президент США Рональд Рейган. А король Швеции однажды у трапа самолета даже попросил у меня разрешения сказать ему комплимент. Признался Щербицкому: «Вы — один из мудрейших политиков, о котором говорит Европа». И подарил Киеву дом, то есть передал проект, материалы и взял на себя расходы по строительству здания. Этот дом возвели на Крещатике, и я до сих пор в нем живу благодаря просьбе короля Швеции выделить мне квартиру в новостройке.

— Вы немало времени проводили с Радой Гавриловной. Чем она отличалась от других первых леди?

— Скромностью. Рада Гавриловна всегда держалась с достоинством. Что касается внешнего вида… Если у нее была шуба из каракульчи, то выглядела она так, словно ее сшили в Париже. Когда мы встречали короля Швеции, Рада Гавриловна надела крепдешиновое платье (в мелкий голубой цветочек) и пальто из такой же ткани. Такие «двойки» часто носит королева Великобритании Елизавета II — это очень изысканно.

После смерти мужа Рада Гавриловна съехала со служебной квартиры по первому же требованию партии, а новую даже не попросила! Осталась без всех привилегий и практически без пенсии. Вот что такое настоящее достоинство.

…С какой только стороны не подбирались к этой семье. Помню, как Рада Гавриловна переживала за сына Валеру. Как трудно было ей, когда в подростковом возрасте он попал в компанию людей, стремившихся благодаря «полезному» знакомству получить для себя некие блага.

— А какой была позиция Щербицкого по украинскому вопросу? Некоторые историки утверждали, что после украинофила Шелеста пришел русофил Щербицкий, который, дескать, жестко контролировал национальное движение, закрывал украинские школы…

— С национализмом в то время боролись не только в Украине, это касалось всех республик. Но я не помню, чтобы закрыли хоть одно общеобразовательное учреждение, хотя некоторые украинские школы действительно переформатировали, и с учетом профильного языка их стали называть французскими, китайскими и так далее. Но украинский язык не притесняли — до 1965 года Владимир Щербицкий и сам часто говорил по-украински.

К примеру, ректор Киевского государственного университета имени Тараса Шевченко Виктор Скопенко разговаривал на украинском языке. Когда к нам приезжала премьер-министр Индии Индира Ганди, я попросила его перейти на русский, чтобы облегчить работу переводчика, но ректор отказался. Это было его право.

«ПРОСЛАВЛЕННЫЕ» ПЕНЬКИ В МЕЖИГОРЬЕ УСТАНОВИЛИ ЕЩЕ ПРИ ЩЕРБИЦКОМ»

— Украинский вопрос всегда был болезненным, — рассказывает Борис Воскресенский, ветеран Федерации футбола Украины и близкий друг семьи Щербицких. — ВВ Украину любил, но сверху, из Москвы, насаждалось, что украинский язык — второсортный, чуть ли не холопский. А русский, дескать, язык высококультурного человека.

Владимир Васильевич понимал, что идти на открытый конфликт с центральным, высшим руководством может быть весьма опасно для карьеры. Можно было и партбилет положить на стол, — а он ведь жил своей работой, не мог без нее!

— Борис Михайлович, вы один из немногих, кто остался преданным семье Щербицких даже после ухода из жизни Владимира Васильевича. Чем вам дорога эта семья?

— Я эту семью всегда буду боготворить — за порядочность, достоинство. Ведь Щербицкие жили для других, ради высокой цели. У ВВ было выражение: «Что подумают люди?» Когда, например, его просили помочь кому-либо из «своих», он отказывал именно с этой формулировкой. Кого сейчас волнует, что подумают другие об их поступках?..

ВВ все время проводил на работе, поэтому я больше контактировал с его семьей, чем с ним. Разве что когда они жили в Межигорье, удавалось встречаться чаще. Кстати, насчет Межигорья… Партийные дачи в то время были гораздо скромнее хором, которые воздвиг себе Янукович. А вот «прославленные» пеньки были установлены именно при Щербицком! Как декоративный элемент.

…Ни разу не слышал от него ни крика, ни нотаций, он и детей своих воспитывал больше строгим взглядом. В семье ВВ оберегали, лишних вопросов не задавали, просьбами не докучали. Был случай, когда его сын Валера предложил мне за компанию подъехать к горкому партии, чтобы кому-то помочь. Я вопросов не задавал и Валеру отвез. А позже оказалось, что Валера там просил выделить для кого-то машину. Когда ВВ об этом узнал, пригрозил секретарю горкома, чтобы это было в первый и последний раз — иначе исключит из партии.

Лично для себя я никогда ничего не просил. Хотя подозреваю, что получил квартиру не без участия ВВ. Для меня самым важным было то, что я был допущен в эту семью. Достаточно было один раз ошибиться и — все, попросили бы уйти.

Там, где дело касалось пользы страны, а не личных интересов, Щербицкий помогал и способствовал без всяких просьб. Под Олимпиаду-1980 выделялись государственные деньги, и мы на часть этих средств начали строить гостиницу «Спорт»: загнали в сваи 900 тысяч рублей. Чтобы вы понимали, 129-квартирный жилой дом стоил тогда 722 тысячи. Олимпиада прошла, мы стали подсчитывать убытки и поняли, что достроить гостиницу пока нереально. Забор вокруг стройки простоял четыре года. Пока однажды ВВ не приехал на футбол и не увидел меня в момент принятия решения: что дальше делать с объектом? Щербицкий спросил, чем я расстроен, и я прямо ответил, что, мол, так и так, говорят, что нельзя гостиницу строить, потому что с верхних этажей видно «правительственный дворик» на стадионе. «Кто это такой умный? — возмутился Владимир Васильевич. — Может, вообще все окна забить там, где я езжу?» И объект включили в список двадцати особо важных строек республики. Причем, если Институт гражданской авиации строили 21 год, а здание Научной библиотеки имени Владимира Вернадского — 19 лет, то гостиницу нашу возвели тогда всего за четыре года. С ее верхних этажей действительно виден «правительственный дворик».

Семья Щербицких мне очень дорога. К сожалению, многие ее члены живы теперь только в моей памяти. У Валеры были очень искренние отношения с женой Леной. Помню, как он пригласил ее в кафе, и Лена пришла на свидание в коричневой форме и белом переднике! Это было смешно и трогательно одновременно. До свадьбы они обитали у меня, и «курс молодого бойца» проходили тоже у меня… В этой семье все уважали и любили друг друга.

— Правда, что Щербицкий записывал в блокнот результаты всех матчей с участием «Динамо»?

— Правда. Футбол он очень любил. Когда приходил на стадион, за ним тут же являлись все 16 членов политбюро. А когда Щербицкий на трибунах отсутствовал, членов политбюро как ветром сдувало. От силы пятеро приходило.

У ВВ был личный врач Юрий Павлович. Он болел за «Спартак». Так вот, у них была забава: наутро после проигрыша «Спартака» Владимир Васильевич спрашивал у врача: «Не знаешь случайно, как там «Спартак» вчера сыграл?» А когда «Динамо» проигрывало, над Щербицким так же подшучивал его доктор.

Он и хоккей любил, просто на матчи не ходил. И вот почему. Раз на хоккее его любимый «Сокол» проигрывал со счетом 0:3, и ВВ не выдержал, встал и направился к выходу. Дескать, я невезучий, не стоит мне приходить на игру. И как только он ушел — «Сокол» выиграл! С тех пор ВВ окончательно поверил в своею невезучесть для хоккея и смотрел его только по телевизору. А когда «болел», то очень много курил. Переживал… А мы «стреляли» у него дефицитные в то время сигареты «Кэмэл».

Годы идут, но хорошее из памяти не стирается. Какие-то интересные моменты, а также общее сильное впечатление о ярком, неординарном человеке. Когда он докладывал на партийном съезде об урожаях, на его глазах были слезы. Ведь он своим трудом всего добился — тем, что днями носился по полям, по селам, встречался с людьми. Выяснял, чего не хватает, что сделать, чтобы улучшить результаты.

Оклеветать при нем человека было очень опасно, такое пресекалось строжайшим образом — каждый должен отвечать за свои слова. ВВ руководствовался принципом: хороший работник тот, у предприятия которого высокие показатели. Я знал одного директора завода, который каждый день приходил на работу часа на два, но на предприятии дела шли хорошо, нормы выполнялись. И вот на него жалобу накатали… Так из партии исключили того, кто накатал жалобу. Понимаете?

В годовщину смерти Щербицкого мы, старые друзья и коллеги, без звонков и приглашений собираемся в 12.00 на месте захоронения на Байковом кладбище. Там всегда свежие цветы, и не только те, что мы оставляем. То есть люди помнят, благодарны. Это очень приятно.

…Столько версий было насчет его смерти, говорили даже о самоубийстве. Но это все байки! Не мог человек такой силы воли наложить на себя руки. Да, история с Чернобылем сильно его подкосила. Многие налетели на него тогда, как коршуны. Но ведь это Горбачев настоял на проведении первомайского парада, не понимая, насколько это рискованно и опасно, пригрозил, что заберет партбилет, если ВВ ослушается. Это был самый драматический момент. Но Щербицкий не сбежал, семью из города не вывез, все были в Киеве и в день парада, и позже. Возможно ли такое сейчас?
7047

Комментировать: