Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -1 ... +1
ночью -2 ... -1
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Владимир Литвин. Вопросы и ответы

Воскресенье, 18 октября 2009, 13:48

Марина Чайковская

Час пик, 11.10.2009

Свою пресс-конференцию в Одесском Литературном музее Владимир Литвин начал со следующих слов: «От вчерашних встреч в области я получил огромное удовольствие, не меньшее нервное напряжение и большое количество обращений, которые нужно рассмотреть, изучить и на которые нужно, как минимум, ответить. Я считаю, это наиболее честный, открытый и прямой путь — общение с людьми, чтобы четко для себя понимать, как люди оценивают происходящее в стране… Для меня важно сознавать, что мои действия, мое понимание идут в унисон с общественным мнением — это для меня главный, определяющий критерий поддержки».

ОДЕССКИЙ ПРИПОРТОВЫЙ

Конечно же, одним из первых прозвучавших вопросов стал вопрос об Одесском Припортовом заводе. Ведь это топ-новость последней недели, и волнует она не только одесситов, но и всю страну.

В. Литвин. У меня был сегодня разговор с мэром города Южный и заместителем директора Припортового. Ситуация непростая, но следует сказать, что и люди, работающие на заводе, и те, кто знает его проблемы, в один голос говорят, что нам была продемонстрирована большущая афера. Если мне не изменяет память, этот завод «приватизируют» примерно лет шестнадцать. Ключевой вопрос — что государство хочет от этого завода? Если власть считает, что данное предприятие должно работать в интересах страны, обеспечивая, в том числе, ее безопасность, то совершенно очевидно, что нужен, прежде всего, план его развития. Как минимум, в завод нужно вкладывать необходимые средства — к примеру, на реализацию программы энергосбережения. На деле от центральных органов власти помощи никакой, предприятие не развивается, а между тем, оно приносит немалые дивиденды и могло бы приносить еще большие.

Конкурс следовало сделать полноценным, а для этого нужно было найти взаимопонимание в Киеве. Ответственность за предприятие такого уровня несут все ветви власти — и Президент, и Кабмин, и, я убежден, Верховная Рада не должна была стоять в стороне. Договоренностей между несколькими политическими лидерами тут недостаточно. Иначе закрадывается подозрение, что кого-то устраивал любой исход продажи — лишь бы получить свои дивиденды. Не стране, не людям — исключительно в личный карман.

Какова будет дальнейшая судьба Припортового? каковы возможные последствия тех судебных разбирательств, которые неизбежно последуют? Знающие люди говорят, что в итоге ОПЗ за 5 миллиардов перейдет в частные руки, а после — еще в одни частные руки… И все это сделано, чтобы не платить изначально задекларированную сумму — ведь речь шла о почти 10 миллиардах! Но если предприятие, все же, не будет подлежать приватизации, нужно дать ему возможность развиваться. В любом случае, следует отойти от манипуляций и продемонстрировать государственную позицию.

ИНЦИДЕНТ С ОПЕРАТОРОМ «АТВ»

Вторая тема, которая волновала одесских журналистов, — инцидент, произошедший с оператором канала «АТВ». Можно ли оценивать его как показатель наступления на свободу слова в Украине?

В. Литвин. Я прочитал и прослушал большое количество информации, в том числе, взаимоисключающей. Вчера вечером ко мне поступило обращение от коллектива этого канала. Со своей стороны я сделаю все возможное, чтобы получить четкую и ясную позицию Национального совета по вопросам телевидения и радиовещания. Обращусь в Генпрокуратуру и МВД, чтобы расследование этого случая было проведено всесторонне и исчерпывающее. При всем сведении счетов, которое происходит, нападение на журналиста — исключительный случай, поэтому все, причастные к данному преступлению, должны быть наказаны. Чтобы в дальнейшем другим неповадно было — особенно в условиях разворачивающейся президентской кампании.

Мало ли кому не понравится позиция того или иного канала, издания или журналиста? Я убежден, что в этой сфере демократия у нас в стране должна быть сохранена, более того, в процессе предстоящей избирательной кампании — мы должны ее только укрепить.

ЧТО СТОИТ ЗА ПОСЛЕДНИМИ СОБЫТИЯМИ?

— На этой неделе Президент Ющенко на встрече с журналистами заявил, что не сомневается в своей победе на выборах. Каково ваше отношение к подобному громкому заявлению?

В. Литвин. Скажу откровенно: если человек заявляет о своем участии в президентской кампании, у него нет другого пути, как говорить о своей победе. Не может кандидат расписываться в том, что действует по принципу «не догоню, так согреюсь». Надо демонстрировать абсолютную уверенность, чтобы вселять определенный оптимизм в круг своих сторонников. Я считаю такое положение естественным — это обычный политический ход.

Но меня сегодня волнует другое: то, что стоит за блокированием трибуны Верховной Рады. Обратите внимание: одни и те же люди разрушают сегодня остатки парламентаризма в Украине. Якобы для этого есть основания — надо принять закон о повышении социальных стандартов (хотя принятия его, по большому счету, никто не хочет). Усилиями той же политической силы парализована работа и Верховной Рады Крыма. Сегодня заблокирована полноценная работа таких конституционных институтов, как Антимонопольный комитет, Комитет по вопросам телевидения и радиовещания. Заблокирована сама возможность рассмотрения вопроса о назначении на такие ключевые должности, без которых невозможно представить полноценную работу государства. Это министры финансов, иностранных дел и обороны. И все это делает одна и та же политическая сила при молчаливом согласии тех, кто на самом деле должен гарантировать соблюдение конституционных норм. Все это приняло системный характер и означает одно: сегодня целенаправленно реализуется сценарий разрушения страны — для того, чтобы потом за бесценок, по остаточному принципу, взять ее в управление. Меня могут обвинить в том, что я нагнетаю «катастрофические» настроения, но это правда, которую мы должны видеть и делать все возможное, чтобы не допустить реализации подобного сценария. По большому счету, это преступление перед народом и страной.

СТРАНА И ВС НЕ МОГУТ БЫТЬ ЗАЛОЖНИКАМИ

— Что Вы думаете о том положении, в котором сейчас оказалась наша армия?

В. Литвин. Вы все прекрасно понимаете: сколько бы решений ни принималось со стороны СНБО — если у нас президент будет разговаривать с премьер-министром только посредством экрана телевизора — ничего с мертвой точки не сдвинется. Я присутствовал на нескольких заседаниях СНБО, на которых обсуждалась проблема армии. К большому сожалению, констатация звучит правильная, но «на выходе» мало что остается. Предложения типа «давайте мы на силовые структуры выделим в бюджете 57 миллиардов», как минимум несерьезны. Ведь это примерно одна пятая-шестая доли бюджета. Следует определиться с более реальной суммой. Но даже не это главное: страна и, вместе с ней Вооруженные Силы, не могут быть заложниками конфликта между высшими должностными лицами государства. И, во-вторых, Президент должен прекратить экспериментировать с Вооруженными Силами. Управлять ими должны профессионалы. Если на эту должность ставят людей, у которых цель — набивать личные карманы, а мы потом оказываемся свидетелями всевозможных судебных исков, то независимо от их исхода, осадок, что называется, остается.

При всей нашей бедности армия должна финансироваться, но она и должна исполнять законы, и ею должны руководить люди, которые знают, что делают. Даже при нынешнем финансировании ВС могли бы быть в лучшем положении. Вы понимаете, о чем я говорю. Это правда, хотя она не всем понравится. Надо просто по-хозяйски относиться к тому, что есть. Так же, как и вы, я езжу по городам и весям: везде стоят пустые, заброшенные военные городки. Возникает вопрос: кто из них растаскивает последнее? Почему нельзя окончательно решить — или продать их инвесторам, или, в противном случае, Министерство обороны обязано их обустроить. Например, как сейчас возвращать и восстанавливать Болградскую дивизию? То, что это необходимо делать — я думаю, понятно всем. Но вот для начала бы разобраться — почему там все разрушено, почему вообще оттуда выведены воинские части? Чтобы вернуть полк и восстановить военный городок, нужно, как минимум, 80 миллионов гривень.

КУРС ОКАЗАЛСЯ АБСОЛЮТНО ПРОВАЛЬНЫМ

— Вы не боитесь, что результаты выборов будут искажены, прежде всего, за счет того, что будет задействован админресурс?

В. Литвин. Я бы поправку внес в ваш вопрос: не «будет задействован», а он уже давно и прочно задействован. Когда спускается план, сколько и каких дать доверенных лиц, и все это делается через государственные администрации — что это, как не админресурс?

Но есть не только «президентская сторона»: если мы вспомним, что на Западе Украины в местных советах монопольно правят «оранжевые», а на юго-востоке — «бело-голубые», то получается, что функции областных администраций, как президентской вертикали, несколько нивелированы. Поэтому админресурс идет с разных сторон. Если вся страна заклеена плакатами — при том, что еще не стартовала кампания, и есть запрет на агитацию — то налицо тотальное нарушение закона.

Проще говоря, закон о выборах президента приняли «под себя» две политические силы, и теперь они действуют по принципу «кто первый добежит». И еще один принцип — «победителя не судят». Наоборот, победитель сам и судит, и жалует. Я убежден, что противодействовать этому можно исключительно силой общественного мнения. Стране нужен легитимный президент. Все эти негласные схемы являются следствием того, что никто не считается с вопросом легитимности. Отсутствие ее у руководителя государства приводит к тому, что он либо начинает заигрывать с народом, либо навязывать всем свою доктрину по принципу «никуда вы не денетесь», «слюбится-стерпится». У нас, к сожалению, как раз действует второй вариант: страну «гнут» и навязывают всем определенную линию в вопросах внутренней жизни, внешней политики — линию, которая никак не соотносится с мнением людей. Надо честно сказать: курс, предложенный стране пять лет назад, оказался абсолютно провальным.

НУЖЕН ЗАКОН О ДОЛЕ ЗАРПЛАТЫ В СЕБЕСТОИМОСТИ

— Расскажите подробнее о ситуации, сложившейся в парламенте. Как вы будете противостоять блокированию трибуны?

В. Литвин. Я готов отменить тот способ голосования (вставанием с места), который мы поначалу приняли. Но у меня есть подозрение, что кое-то найдет очередную причину, чтобы не голосовать. Судя по всему, все происходящее — некий психологический прием, а закон никому не нужен. Я не могу свозить депутатов на заседания ВР из Монако или Монте-Карло: это не входит в мои обязанности. Я готов на любые уступки — только зайдите в зал и голосуйте. Но они же не голосуют.

А когда я пытаюсь действовать в рамках Конституции, меня начинают обвинять чуть ли не в государственной измене. В частности, по вопросу лишения депутатов зарплаты во время блокирования трибуны ВР и работы парламента. Я на этом своем решении буду стоять до конца: если учреждение или предприятие не работает, значит, зарплата работникам не выплачивается. В этом смысле Верховная Рада ничем не отличается от других учреждений. Естественно, что не понравилось и мое предложение принять решение о том, что блокирование трибуны — это одна из форм узурпации власти. Не поддержали.

Что касается сути вопроса о социальных стандартах, моя позиция остается прежней: заработные платы и, соответственно, пенсии у нас занижены, как минимум, в три раза. Но нам нужно не перманентно бороться за их повышение, а принять закон о доле заработной платы в себестоимости продукции. Сегодня наш работник эксплуатируется в три раза интенсивнее, чем во всем мире, хотя, надо отметить, при этом у нас очень низкая производительность труда.

МОЖЕТ ЛИ БЫТЬ «ПОВТОРЕНИЕ ПРОЙДЕННОГО»?

— Застрахованы ли мы от повторения ситуации 2004 года?

В. Литвин. Сейчас все чаще звучат аналогии с теми событиями и опасения, что они повторятся. Тогда я понимал, что «избрал дорогу в один конец», как меня предостерегали многие. Но другого пути более-менее цивилизованного выхода из той ситуации не было: нужно было срочно найти приемлемое политико-правовое решение. В ином случае репетиция, которая была проведена в стенах Верховной Рады (я имею в виду преждевременное приведение к присяге Виктора Ющенко) получила бы продолжение.

На мой взгляд, в 2010 году Украина «2004 й год» не переживет, хотя сценарий подобный есть. Ведь как разворачиваются события? В Конституционном Суде лежит обращение Президента и группы народных депутатов о неконституционности отдельных положений Закона «О выборах Президента Украины». Скорее всего, Суд примет соответствующее решение, так как нарушения в этом Законе очевидны. Кроме того, КС сейчас рассматривает вопрос о Регламенте Верховной Рады. Теперь представьте себе, что Суд принимает решение о неконституционности Регламента. Далее у нас находится ряд «неравнодушных» граждан, которые на этом основании подадут иски о «незаконности» Закона о выборах. Так может осуществиться срыв выборного процесса. Я предлагал (Партия Регионов меня не поддержала) принять постановление, которое бы утвердило за основу и в целом Регламент ВР. Тогда у Конституционного Суда отпадает предмет рассмотрения, и мы получаем какую-то предсказуемость. Но этого не случилось, и все сейчас понимают шаткость сложившегося положения.

Со своей стороны я буду делать все, чтобы не допустить развития подобного сценария. По поводу повторения Майдана — то, как вы знаете исходя из известной цитаты, первый раз историческая ситуация — это трагедия, второй раз — фарс.

ВНЕШНИЙ ВЕКТОР ДОЛЖЕН ОПРЕДЕЛЯТЬ ВНУТРЕННИЙ

— Каковы, на ваш взгляд, перспективы Украины на международной арене — реальные, а не те, что рекламируются политиками для предвыборной агитации?

В. Литвин. Я убежден, что внешний вектор должна определить наша внутренняя политика. Если мы останемся такими разрозненными, необустроенными, и будем продолжать стучаться в одни двери — Европейского Союза — перспектив у нас нет. На мой взгляд, нужны следующие незамедлительные реальные действия. Первое (такой законопроект уже внесен Сергеем Гриневецким, и это наша общая позиция): нам нужно из своих внешнеполитических документов изъять тезис о вступлении в НАТО. Второе — мы должны выступить инициаторами возобновления переговоров на постсоветском пространстве об экономическом сотрудничестве. По сути дела, это Украина сорвала данный переговорный процесс. Если вы помните, Верховная Рада в 2003 году приняла заявление об участии Украины в Едином Экономическом Пространстве, базируясь, естественно, на Конституции Украины. В последующие годы об этом никто не вспоминал. Сейчас без такого сотрудничества мы из своего экономического «прорыва» не выйдем. Понятно, что было бы очень хорошо иметь зону свободной торговли с ЕС, но пока нам надо думать, как защититься от потока некачественных импортных продуктов питания и медикаментов, хлынувших сюда после нашего вступления в ВТО.

На мой взгляд, Украине необходим диалог с ключевыми странами на постсоветском пространстве, представляющими для нее интерес. С точки зрения экономики определяющим здесь должен стать показатель товарооборота со странами. Другая составляющая вопроса — политическая. Та идея, которую сейчас все активно обсуждают — о нейтральном, внеблоковом статусе Украины — должна быть подкреплена, если хотите, новой редакцией Будапештского меморандума, который должен получить статус политико-правового документа. Напомню, речь, идет о гарантиях безопасности Украины в обмен на наш отказ от своего ядерного статуса.

ФАШИЗМ ТОЖЕ НАЧИНАЛСЯ С «НЕВИННЫХ ШАЛОСТЕЙ»

— Как Вы прокомментируете тот факт, что в нашей интернациональной Одессе сейчас правят бал ультранационалистические правые группировки. Что члены УНА УНСО ходят на совещания в управление внутренней политики мэрии. Что на памятнике Дюку появляются надписи «Наша власть будет страшной для народа» (цитата Бандеры). То есть, из фашизма в теории мы переходим к фашизму на практике…

В. Литвин. Это аномалия, которая меня страшно удивляет — что в Одессе дошли до такой постановки вопроса. И это в городе, в регионе, который всегда славился толерантностью, принципами нормального человеческого общежития, терпимостью к языковым, религиозным, национальным вопросам! Это тревожный сигнал для всего государства — сигнал, который должен побуждать к соответствующим действиям. Думаю, что сейчас, в эти дни, когда мы отмечаем 68 ю годовщину расстрела в Бабьем Яре, было бы неплохо многих наших граждан и политиков отвезти в это место на экскурсию. Для начала, я бы заставил некоторых просмотреть кинохронику, а затем я бы предостерег нынешнюю власть от того, чтобы она своих героев навязывала всей стране. И чтобы некоторые подумали и рассказали нам, кто же услужливо помогал в те годы нацистам, в том числе, и в Бабьем Яре? Еще я бы с удовольствием заставил бы всех прочитать книгу Анатолия Кузнецова «Бабий Яр» — чтобы было представление, как там умирали люди, как убивали родителей на глазах у детей и наоборот. И тогда бы мы многое из происходящего сейчас не воспринимали бы как детские шалости. Не дай бог, этот оскал станет нормой нашей жизни!

Почему я считаю эту тему особенно актуальной? То, о чем можно прочитать в книгах по истории фашизма, в частности, «Взлет и падение Третьего Рейха», тоже начиналось с «невинных шалостей» и «всенародного одобрения и поддержки». А потом до чего дошли… Все это надо душить в зародыше, а то сейчас становится популярной тема о «твердой руке».

Я извиняюсь за свою эмоциональность, но вы знаете — я историк, много работал в архивах, и считаю, что у нас даже намеков на «антисемитизм» и подобные вещи быть не должно, не говоря уже об их проявлениях. Учитывая то, что еще совсем недавно пережил наш народ. В нормальном цивилизованном обществе все это неприемлемо и даже не обсуждается!

О ВЫБОРАХ И СПИСКАХ

— Кого ваша политическая сила будет поддерживать на выборах одесского городского головы? Не могли бы выдвинуть кандидатом Сергея Гриневецкого?

В. Литвин. Хороший вопрос. Но у нас курс на то, что Сергей Рафаилович должен работать в Киеве, реализовывать свой потенциал в общегосударственном масштабе. На мой взгляд, он перерос областной уровень. Но … поживем — увидим. Посмотрим на результаты выборов.

— Вы, как политик, можете что-то предпринять, чтобы ликвидировать хотя бы местные выборы по партийным спискам?

В. Литвин. Я политически, органически и по-человечески не приемлю выборы по партийным спискам. В свое время, когда я работал в президентской администрации, неоднократно способствовал ветированию этого закона. Я просто открывал Конституцию и читал одно маленькое положение: «Любой гражданин имеет право избирать и быть избранным…». А у нас получается — если ты не член партии, то не можешь быть избран в представительский орган власти. То есть, ты обязан быть с идеологией. Но идеология не может быть доминирующим критерием.

Мы же все прекрасно понимаем, что с мажоритарной системой нам будет лучше. Я стою на этом. Вместе с покойным Михаилом Сиротой мы подготовили законопроект, который так и остался проектом, потому что мажоритарной системы все боятся. Но давайте говорить хотя бы об открытых партийных списках. Я много раз предлагал представителям всех политических сил собраться, обсудить этот вопрос и выйти с каким-то решением. Нет ничего проще — найти 226 голосов, а там и Президент подпишет. Не хотят! Потому что приближаются выборы, и уже раздают обещания, квоты, должности в качестве призов. А стоять сегодня перед людьми в округах — видимо, на это мужества не хватает.

О ЯЗЫКАХ И УКРАИНИЗАЦИИ

— Мы в нашем многонациональном крае испытываем острую потребность в языке межнационального общения. Таковым для нас является русский язык. Как вы относитесь к приданию ему статуса регионального?

В. Литвин. Я свою точку зрения излагал во время поездки по области и могу изложить еще раз. Во-первых, я бы запретил украинским политикам говорить на «языковые» темы. Особенно тем, которые и одного языка хорошо не знают. Второе предложение — перед выборами провести диктант на знание государственного языка. Уверен: второго тура после этого не было бы.

Мое политическое кредо и моя личная жизненная позиция состоит в том, что человек, впитавший с молоком матери тот или иной язык, должен обладать возможностью им пользоваться. Нам нужно всего лишь обеспечить выполнение уже существующего законодательства. Там, где компактно проживают представители той или иной национальности, пользующиеся тем или иным языком, они должны получить официальное право осуществлять на родном языке делопроизводство, получать медицинское обслуживание, образование, удовлетворять свои культурные запросы. Надо отдавать себе отчет, что постановка вопроса о втором государственном языке на сегодняшний день расколет страну. Для того чтобы осуществить такое решение, нужно по Конституции провести референдум. А он наглядно зафиксирует этот раскол. Мы этого хотим?

Для того чтобы быть реалистами, нам нужно наполнить практическим содержанием само это понятие — «язык межнационального общения». На эту тему мы сейчас готовим соответствующий законопроект. Если вникнуть в суть этого термина, то мы приходим к такому понятию, как «официальный язык», которым люди имеют право пользоваться во всех сферах своей жизни. При этом не будем забывать, что государственный служащий обязан знать государственный язык.

И последнее — необходимо отойти от этой навязчивой украинизации и понять, что языки — это конкуренция, и всегда будет побеждать тот, кто окажется более сильным, конкурентоспособным. Тем более, нельзя навязывать какой бы то ни было язык через телевидение и радио, потому что от искусственного применения страдает качество представляемого продукта. Часто то, что мы видим и слышим на телеэкранах, вызывает смех и раздражение (особенно это касается уровня титровых переводов).

* * *

В ходе пресс-конференции и встреч с людьми во время своего пребывания в Одесской области, Владимир Литвин поздравил учителей страны с их профессиональным праздником и… попросил у них прощения за то, что у нас в стране так и не был реализован ленинский лозунг: «учитель будет стоять на такой высоте, на какой в буржуазном обществе он никогда не стоял».

— Перед педагогами расшаркиваются, в их адрес сыплют любезности — но, как правило, либо накануне Дня учителя, либо во время политических кампаний, — сказал Владимир Михайлович. — К большому сожалению, предложение мое и моих коллег — о присвоении педагогам статуса госслужащего (как, например, во Франции) — не нашло поддержки у депутатского корпуса.

Есть такой негласный показатель отношения к этой профессии в разных странах — соотношение зарплат учителя и президента. Так вот, в США это 1 к 6, в Литве — 1 к 3,5, в Украине 1 — 30! Власть не должна жить, будучи настолько оторвана от народа.

Мне кажется, у нас идет процесс разрушения системы образования при помощи всевозможных «новаций». Мы формой подменяем содержание, рушим ту фундаментальную основу, которой всегда славилось наше отечественное образование. Вот реформировали среднюю школу — сейчас взялись за высшую. Но из-за таких «реформ» ситуация только ухудшается. Поэтому сегодня есть необходимость принятия новой редакции нескольких законов об образовании, которые, во-первых, обеспечивали бы сохранение наших лучших традиций, фундамента. И, во-вторых, позволяли бы воспитывать не просто специалистов узкого профиля, а мыслящих людей, которые в наш информационный век быстро могли бы стать более гибкими, уметь перестраиваться и находить себя в новых профессиях и в новом качестве. Система образования должна быть сегодня названа приоритетом в деятельности государства, но этот приоритет должен быть подкреплен материально.

Ключевые тезисы для одесситов, которые они могли почерпнуть не только из данного интервью Владимира Литвина, но и из других его заявлений, сделанных в поездках по стране или из телеэфира. Первый: в случае избрания Литвина на пост президента, его кандидатурой на должность премьер-министра является Сергей Гриневецкий. И второе: в одном из последних интервью Владимир Михайлович заявил об «историческом двуязычии» на территории нашего государства. При всей очевидности данного тезиса, в сложившихся условиях это — смелое заявление, которое затрагивает самую суть языкового вопроса.
2312

Комментировать: