Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... -1
вечером -2 ... -1
Курсы валют USD: 25.899
EUR: 27.561
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Vivat, король, Vivat!

Пятница, 1 января 2016, 01:00

Мария Котова

Слово, 17.12.2015

Можно сколько угодно спорить и говорить о том, почему в городе до сих пор нет памятника Михаилу Водяному. Человеческая память и человеческая благодарность порой совершают удивительные «кульбиты», и время далеко не всегда все расставляет по своим местам. В прошлом году Одесса отпраздновала 90-летие Михаила Водяного — артиста-эпохи, ставшего еще одним достойным символом города. Однако, как мы знаем, памятника Артисту в городе до сих пор нет…

СКВОЗЬ ГОДЫ И МЕНЯЮЩИЕСЯ ЭПОХИ

И все же, смею утверждать, это не так. Вернее, не совсем так. Михаилу Водяному памятник воздвигнут — совершенно особенный, из тех, что «из ряда вон» в самом прекрасном смысле этого расхожего понятия. Театр, в котором он служил, которому не изменил, не только с честью носит его имя, но и каждый год в день рождения Михаила Водяного дарит одесситам особый подарок — спектакль «Бал в честь короля» (художественный руководитель постановки – народный артист Украины Эдуард Митницкий. Либретто написали Михаил Лич и Александр Заднепровский. Режиссеры постановки – Михаил Лич и Александр Балабан). И даже те, кто «не совсем в теме», отлично понимают, о каком короле идет речь. Конечно же, о нем — о Михаиле Водяном.

Есть ли в городе музей Михаила Водяного? Не торопитесь давать отрицательный ответ. Загляните в фойе Одесского академического театра музыкальной комедии. Там трепетно хранятся портреты (некоторые из них — малоизвестны!) актера, уже раритеты, там же стоит его гримерный столик, часть его личной мебели, и даже стакан в изящном подстаканнике, из которого он любил пить чай… А знаменитый костюм Попандопуло, в котором блистал Водяной!.. Один взгляд на китель и прочие «попандопуловские атрибуты» — и знаменитое «на морском песочке я Марусю встретил» звучит внутри само собой.

Что ж, оказывается, мало просто назвать театр именем народного артиста СССР (кстати, Михаил Водяной в бывшем Советском Союзе стал первым народным артистом, работавшим в жанре музыкальной комедии!). Бережно нести и нести сквозь годы и меняющиеся эпохи память о нем — это, согласитесь, дорогого стоит. Что же до «просто назвать» — тоже не соответствует действительности. Немало пришлось в свое время отдать сил и здоровья супруге Михаила Водяного Маргарите Деминой, чтобы добиться этого…

Силы и здоровье… Не хватило их в свое время и самому блистательному актеру. Рано, всего в 62, ушел из жизни. Он, заслуженно ставший всенародным любимцем, так и не смог пережить гнусную историю, когда его, что называется, облили грязью. Cилы и здоровье оказались на исходе, третий инфаркт стал последним: в сентябре 1987 года Одесса похоронила своего Артиста.

Но даже после смерти мастера у театральной кассы Одесской оперетты можно было услышать, как и при его жизни: «Дайте любой билет на любой спектакль с участием Водяного».

«ЧУВСТВИТЕЛЬНЫЙ, ТОНКО НАСТРОЕННЫЙ ИНСТРУМЕНТ»

В самый обычный будний день мы посетили нашу Музкомедию, и говорили о «нашем Мише» с теми, кто знал его лично. И вопрос мой звучал очень просто: «Каким запомнился вам Михаил Григорьевич?»

И вот ведь странно. Первое, что слышу: «Истинным одесситом». Это при том, что Михаил Водяной — уроженец Харькова, и в Одессу попал даже не в детстве, а уже будучи артистом Львовской оперетты. Как же нужно было влюбиться в этот пропитанный солнцем и морем город, чтобы сделаться истинным одесситом, какой же талант от Бога нужно иметь, чтобы вобрать в себя характерные одесские черты: темперамент, юмор, интонацию, смекалку и даже походку — легкую, подвижную, стремительную, элегантную!

Наталья Завгородняя, народная артиста Украины, признается, что искренне счастлива, что ей, тогда еще совсем-совсем молоденькой актрисе, довелось работать с Михаилом Водяным на одной сцене.

— Михаил Водяной… Это был чувствительный, тонко настроенный инструмент. Он терпеть не мог фальши на сцене, но никогда не позволял себе прикрикнуть на партнера, не опускался до грубости. Одни глаза выдавали, как он страдает в тот момент, когда ощущает фальшь. Он ведь был очень тонким человеком. Так и остался он в моем глубоком внутреннем ощущении: прекрасный актер, отлично чувствующий творческий ансамбль. И еще: он подключал душу к каждой роли. Помнится, он играл Тэвье-молочника, а я — его дочь, которая умоляет отца не выдавать ее за богатого, но нелюбимого мясника. И вот словно сейчас вижу: я бросаюсь на колени перед отцом и тут встречаюсь с полными сострадания к своей дочери, то есть, ко мне, удивительными ореховыми глазами отца. Навсегда я запомнила эти глаза, они были настолько искренни, что совершенно потерялось ощущение, что все происходящее — спектакль. Мне повезло: я играла на одной сцене с великим артистом с сияющими глазами, удивительным чувством такта и потрясающей энергетикой. Более того, энергетика и по сей день ощущается на сцене нашего театра!

О простоте и доступности, доброте и интеллигентности Михаила Водяного рассказывают работавшие с ним начальник машинно-декорационного цеха театра Петр Шевчук и начальник службы художественного света Михаил Каганович. Рассказывают — как-то даже и не то слово. Эти люди и по сей день им восхищаются и называют его «истинным талантом во всех ракурсах человеческой и актерской жизни»!

— Это настоящая актерская глыба! А как он относился к каждому выходу на сцену! Михаил Водяной ведь на каждый свой спектакль приходил за три часа. Выходил на сцену, осматривал зал: все ли в порядке. И только потом шел гримироваться. Мы объездили с ним весь Советский Союз. Он собирал полные залы и в столице, и в любом городе, куда мы приезжали. Три с половиной тысячи мест в зале? Если играет Водяной — ни одного свободного места не останется. И при этом, как рассказывала его супруга, он часто спрашивал ее: «Я в самом деле талантлив?», — вспоминает Петр Шевчук.

ГОТОВЯСЬ К РОЛИ МИШКИ ЯПОНЧИКА, ВОДЯНОЙ ОБРАТИЛСЯ К РОДНОМУ БРАТУ НАЛЕТЧИКА

— Столько рассказано о Водяном, что, пожалуй, не осталось уже такой ниши, чтобы ее заполнить. Он очень серьезно относился к своему делу. При этом скромен был очень, прост в общении — и это при том, что имел звание народного. Я работал звукорежиссером. Готовится спектакль «Поздняя серенада». Микрофоны (а они в то время были только шнуровые) расставлены по всей сцене. Шнуры при этом было довольно сложно укладывать — все нужно было сделать так, чтобы никто не споткнулся. Он пробует микрофон, шнур «расходится», так он сам потом его сворачивает, хотя это вовсе не его обязанность. Говорю ему: «Михаил Григорьевич, я сам», он отвечает, что нет, мол, я развернул шнур, сам все и сделаю, как было. И свернул шнур в кольца, как и положено. Он вообще умел быть сочувствующим, заботливым — без всякой показухи. Истинный интеллигент! — вспоминает Михаил Каганович.

И Михаил Каганович, и Петр Шевчук и сегодня вспоминают огромные очереди на спектакли с участием Михаила Водяного, они растягивались за несколько кварталов, а известная фраза: «Нет ли лишнего билета?» — тоже была постоянным «атрибутом» всех спектаклей, в которых играл Водяной, во всех городах бывшего Советского Союза, куда на гастроли приезжал театр, или концертов, в которых он участвовал.

И еще… Оба эти человека с болью вспоминают о той самой истории, которая укоротила жизнь артисту. Именно с болью: оба моих собеседника совершенно уверены, что создана она была вокруг имени Водяного совершенно искусственно, не имея под собой никакой реальной «основы». Ничего не изменилось: большой талант рождает не только восторг, но и огромную зависть, а дальше — по «классике»: ложь должна быть изощренно гнусной, чтобы в нее поверило как можно большее количество людей. И — пошло-поехало: партийные собрания, где «разбирался вопрос», гнусные письма, травля.

Петр Шевчук и Михаил Каганович рассказали, что именно «та история» лишила сегодня многих из нас возможности услышать голос артиста в записи. Записанные на пленку спектакли с участием Михаила Водяного тогда же, по приказу сверху были размагничены.

— Он был больше одесситом, чем многие коренные одесситы. И не случайно: в этом ему помогло его удивительное умение работать над ролями. Ну вот сами посудите: готовясь к роли Мишки Япончика, Водяной обратился к родному брату налетчика! Он очень щедро впитал в себя Одессу, буквально слился с ней. Такой он был — что называется, поцелованный Богом, — рассказывают с радостью и не без светлой печали мои собеседники, сетуя на прощание, что «памятника Мише так в Одессе и не установили».

Да, так и не установили. Но в начале девяностых годов прошлого века Эдуард Митницкий поставил «Бал в честь короля». Спектакль оказался долгожителем и вот уже почти два десятилетия не сходит с афиши театра. «Бал в честь Короля» — это и есть живой сценический памятник Мастеру, которого любят и помнят. Каждый вечер 23 декабря, в день рождения Михаила Водяного, публика приходит в театр отдать дань уважения артисту, которому поклонялось несколько десятилетий.

Вот так сам театр в дань уважения мастеру, ставшему душой нашей Музкомедии, установил своему артисту живой, величественный и трепетный памятник — «Бал в честь Короля» — единственный в своем роде спектакль, уникальную возможность для нас с вами еще раз вспомнить о большом Артисте.

И каждый раз, когда идет этот «мемориальный» спектакль в зале Музкомедии, ожививший лучшие образы, созданные Водяным, в тот момент, когда звучит в записи «Свидание с Одессой» в проникновенном исполнении самого Короля оперетты, зрители встают — все, до единого. Не так уж, значит, коротка память человеческая, не так она неблагодарна, как нам порой кажется.
9148

Комментировать: