Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -7 ... -6
ночью 0
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Винная карта Одессы

Вторник, 25 ноября 2014, 12:36

Елена Антонова

Одесская жизнь, 19.11.2014

Вопрос не в том — пить или не пить. А в том — с кем, что и в каких количествах. В этом деле, как, впрочем, и во многих других, граждане Южной Пальмиры знали толк. А вторая половина XIX века стала временем расцвета винной и пивной торговли в Одессе.

ХМЕЛЬНЫЕ ПЕСНИ ИЗ ФРАНЦИИ

Можно с определенностью сказать, что в этом городе солнца отдавали предпочтение виноградному вину, что так хорошо утоляет жажду жарким летом, согревает душу и веселит сердце промозглой осенью и холодной зимой.

Каждый винный кабачок Одессы отличался своим, особенным колоритом.

Французский погреб шабских вин Корэ, что на Дерибасовской, 18, был известным и любимым многими одесситами местом отдыха. Славился он не только отличными по качеству и дешевыми по цене местными винами, но и тем, что здесь всегда можно было послушать озорные французские песни, большей частью на слова Беранже. Запевалой в этих хоровых упражнениях был хозяин погребка. Глубокий баритон Корэ дополняли голоса завсегдатаев заведения, весельчаков Сирака, Аллара, Каретта, Рено. Французы пели про добряка короля Ивто, отказавшегося от придворных интриг, а потому спокойно спавшего и довольного миром. А еще — про подружку поэта, бедную, но счастливую, и про храброго чудаковатого капрала, не желавшего, чтобы на земле воевали. Любили они песенку про хитрюгу Лизетту, с удовольствием все вместе подхватывали припев о смешном маленьком человечке, беззаботном и нетрезвом.

«Как яблочко румян, одет весьма беспечно, не то, что очень пьян, но весел бесконечно», — так звучала эта забавная песня на русском языке. Не обходилось, конечно, и без политики, тем более революционными идеями Одесса того времени была буквально пропитана. Пели про жандармов и браконьеров, сборщиков податей и рыжую смелую Жанну — репертуар был неисчерпаем. Расходились поздно, поднимались по крутой лесенке, держась за веревочные перила, довольные собой, вином, песнями, проведенным вместе вечером.

ДА ЗДРАВСТВУЕТ ИТАЛИЯ!

Итальянцы, которых в ту пору в Одессе было не меньше, чем французов, обосновались на Греческой улице. Винные итальянские погребки «Cantina con diversi vini» располагались один за другим, но не было такого вечера, чтобы какой-нибудь из них пустовал.

И здесь посетители любили показать свое искусство пения, благо, что все они были музыкальны от природы и обладали приятными голосами. Но стиль исполнения был совсем иным, чем у французов. И хотя хоровое пение не исключалось, предпочтение все же отдавалось соло. А так как каждый напевал свое, получалась иногда страшная какофония. Однако никто на это не обращал внимания.

Как рассказывает Александр де Рибас в книге «Старая Одесса», среди посетителей итальянских кабачков встречалось немало выдающихся личностей. Большим оригиналом был астроном Кароссо. Он владел подзорной трубой, через которую, прогуливаясь по площадке Воронцовского дворца, предлагал публике полюбоваться на небесные светила. Труба была старой, светила через нее виделись в одном только воображении Кароссо. Но публика не роптала. Итальянец так темпераментно и увлеченно рассказывал про Луну, Сатурн, Марс, Венеру и прочие планеты, что, казалось, вот они, на вечернем бархатном небе, только стоит прищурить глаз.

Голос у Кароссо был не лучше, чем его труба, зато он знал наизусть все партии опер Россини и за это ему многое прощалось. Бродил летними вечерами по итальянским винным подвальчикам смешной маленький музыкант, имени которого никто толком не знал. Невзрачный, лысенький и пьяненький, всегда со своей подружкой-мандолиной, каким-то непостижимым образом вносил он дух оживления везде, где только появлялся.

Музыканты и актеры Городского театра облюбовали для себя винный погреб Пьемонта Тадеи в здании Парижской гостиницы, на углу Дерибасовской и Итальянской (сейчас — Пушкинская) улиц. Здесь они отдыхали после трудового вечера на сцене, и мало кому приходило в голову затевать хоровое или сольное пение — этого им хватало на работе! Артисты предпочитали безмолвную «морру» — игру, при которой выбрасывали из кулака пальцы, а сколько их будет, надо было угадать заранее. Вот, оказывается, откуда оно пошло, знакомое и нам развлечение…

ОТ «МАРТЕЛЯ» ДО КРЫМСКИХ ВИН

Конечно, работали в Одессе заведения и более фешенебельные, где о дешевых бессарабских и крымских винах речь не шла. Рестораны для респектабельной публики предлагали посетителям карту вин на любой вкус, а если подавали шампанское и коньяк, то, без сомнения, не ниже качеством, чем «Мартель», «Вдова Клико» или «Луи Редерер».

При всем том недостатка посетителей рестораны с именем и репутацией не испытывали, а даже наоборот, и служили отличным источником дохода для своих хозяев.

Так, держатели ресторана на Николаевском (ныне Приморском) бульваре, слева от Гигантской (ныне Потемкинской) лестницы, из своего кармана оплачивали освещение бульвара и ежедневную игру оркестра там же. Похоже, подобные расходы их не слишком обременяли. А публику, и это тогдашним предпринимателям было хорошо известно, надо уважать и всячески привлекать.

Ресторан «Бавария» на Дерибасовской славился не только хорошей кухней, но и демократичными ценами. В путеводителях по Одессе того времени помещена реклама, как мы бы сегодня назвали, «комплексных обедов» ресторана: «Завтраки, обеды и ужины из трех блюд — 50 копеек».

Согласитесь, совсем неплохо для центра города!

Да и в лавках выбор был богатым. На Дерибасовской, 14, недалеко от подвалов «Баварии», красовался магазин «Крымские вина собственных садов» купца Герасима Британова. На углу Пушкинской и Дерибасовской «Торговый дом К. Дюброка» предлагал продукцию старинной французской фирмы из Бордо. На Греческой «Торговый дом Геберта фон Шварцталя» демонстрировал коньяк «Мартель», ликер «Кюрасо», шампанское Луи Редерера.

Там же, на Греческой, в магазине Цезаря Гинанда можно было купить бессарабские, крымские, кавказские и другие импортные вина, коньяки, ликеры и даже модное по тем временам шампанское «Мумм».

Особым спросом водка в Одессе не пользовалась. По крайне мере, до двадцатого века. Но, тем не менее, в магазинах всегда можно было приобрести «водку-монопольку» (бутылка, запечатанная белым сургучом) разного калибра — от четверти до «мерзавчика».

ПИВНОЙ РАЙ

Не будем забывать и о пиве — янтарном пенном напитке, особенно востребованном публикой жарким одесским летом. Самым знаменитым пивным баром Одессы был, конечно, «Гамбринус». Им в свое время владела мадам Паулина Гоппенфельд, ее супруг присматривал за рестораном «Рояль» на Ланжероновской. Большой популярностью пользовался пивной подвальчик, открытый на территории бывшего дворца Потоцких (ныне Одесский художественный музей) хозяином пивоваренного завода Фридрихом Енни. «...В пивной было очень трудно протолкнуться и получить кружку пива; всего было выпито в этот день более 110 ведер пива (в прошлое воскресенье 80 ведер). Ввиду такого громадного скопления публики в праздничные дни г-н Гоппенфельд предполагает открыть отделение в нижнем саду...» — описывали работу заведения одесские журналисты. Не отставало от ловкого негоцианта товарищество одесских пивоваренных заводов «Одесская Бавария» (бывший завод В. Санценбахера и Ко). Пивные лавки Енни и «Баварии» были разбросаны по всему городу. На шумных, сутолочных улицах ремесленной и торговой Одессы предлагали свои товары мясники и бакалейщики, кондитеры и виноторговцы. Людям попроще рестораны были не по карману, до признаться, и ни к чему. Их вполне устраивала обстановка винных погребков Гауптмана, Анищенко, Барбара, Дантадзе, Друта, что тянулись по улице Нежинской один за другим. Не меньше питейных заведений пристроилось на Базарной, Большой и Малой Арнаутской, Торговой. Впрочем, всего не перечислишь — греческими кофейнями, русскими чайными, трактирами, кабачками, барами и подвальчиками полон был весь город.
6439

Комментировать: