Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +2 ... +5
днем +4 ... +7
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Василий Протывсих: «Я – комбайнер.

Воскресенье, 29 ноября 2009, 05:35

Алла Присяжнюк

«Главред», 19.11.09

Среди знакомых оригинального кандидата в президенты с экзотической фамилией Протывсих немало известных людей: Хазанов, Кебич, Кучма, Ющенко и другие.

По крайней мере, Василий Васильевич так говорит. По словам Протывсиха, некоторые из этих знакомых только и ждут момента, чтобы помочь своему приятелю. Деньгами. Пока же кандидат еле-еле насобирал 2,5 млн. грн. на избирательный залог. О «хатынке», фобиях «простого крестьянского мужика» и его страсти к публичным казням читайте в интервью Василия Протывсиха «Главреду».

«В МОЕМ ИЗБИРАТЕЛЬНОМ ФОНДЕ 22 ГРН. 75 КОП.»

– Что, по вашему мнению, заставило Александра Пабата обжаловать в суде вашу регистрацию кандидатом в президенты?

– Он вообще меня не знает. Я когда-то знал его отца и помог ему чисто по-человечески.

– Чем именно?

– Будучи мэром, я организовал отдых ему и его друзьям с бывшим директором мясокомбината.

– Вы пытались дозвониться Пабату-младшему, чтобы мирно решить этот вопрос?

– Я таким людям не звоню и ничего не спрашиваю.

– Возле Киевского апелляционного административного суда, где рассматривалось ваше дело, собралось от 4 до 6 тыс. ваших сторонников. Кто вам помогал собрать такое количество людей?

– Мне никто не помогал, и я об этом ничего не знал. Когда я узнал, что эти люди меня поддерживают, я с ними переговорил.

– Вас не удивило такое большое количество сторонников?

– А меня ничего не удивляет в этой жизни.

– Где вы взяли 2,5 млн. грн., чтобы уплатить залог?

– Вы – такая молодая, красивая и сразу вопрос: «Где взял деньги?».

– Это нормальный вопрос журналиста кандидату в президенты…

– На Украине сразу начинают говорить о деньгах. Вы лучше спросите меня, как я на Говерле катаюсь на горных лыжах, как мои друзья со всего мира ко мне приезжают. Не будем переходить сразу к деньгам, я не люблю этот вопрос. А вы спросили уже у Януковича, Тимошенко, откуда у них деньги?

– Вы же не такой политик, как они. Вы – против всех. Они скрывают, откуда деньги, а вы расскажите…

– Я ничего не скрываю, в декларации все написано. Они скрывают: у них нет ни дома, ни имущества, а такие шоу собирают, такие бригады в Ивано-Франковск приехали, что я удивился.

– Судя по вашей декларации, у вас основной источник доходов – это зарплата и пенсия. Чтобы собрать 2,5 млн., вам пришлось бы десять лет ни есть, ни пить…

– А я не ем и не пью.

– И все-таки, откуда деньги?

– Мне помогли мои друзья со всего мира, мои односельчане, мои родственники. В основном, мои друзья. Последний звонок был из Москвы от Геннадия Хазанова.

– Как вы познакомились с ним?

– Когда я был мэром Яремчи, Геннадий Хазанов с женой Златой были у меня в гостях. Я был близко знаком и не один раз проводил время в кругу Володи Высоцкого. И он мне сказал: «Ты вышел ростом и лицом, спасибо матери с отцом».

– А Геннадий Хазанов поможет вам на выборах?

– Я думаю, если я его попрошу, он приедет.

– Среди ваших друзей, готовых дать деньги, есть олигархи?

– Олигархов нет. Это мои друзья со всего мира: из Чехии, Германии, Чикаго, Украины, Беларуси, Молдовы, Узбекистана, со всего бывшего Союза и мира. Мне звонил бывший председатель Госплана Узбекистана. В Интернете он увидел мою фамилию и сразу же позвонил. Мы вместе работали в Беларуси: я – постоянным представителем Украины, он – Узбекистана.

– Откуда ваши знакомые, включая Хазанова, узнали, что вы идете в президенты?

– Это у них надо спросить. Из Интернета. Моя фамилия быстро разошлась.

– Хазанов так внимательно следит за ходом выдвижения кандидатов в президенты Украины?

– Посмотрел и увидел. Почему я не говорю, что Буш мне помогал, – потому что этого не было. Я говорю только то, что было. Например, Вячеслав Кебич, бывший премьер-министр Беларуси, – мой близкий друг. Он два года вместе с женой Галиной отдыхал у меня в Яремче. Принцип моей жизни приносит плоды: в общении сила людей.

– На каких условиях ваши друзья дают вам деньги на кампанию?

– Вот вы опять начинаете. Вы не обижайтесь: вы ведете себя как следователь, а у меня бунтарская душа.

– Вы какие-то расписки им пишете?

– Я ничего не пишу, у меня самое важное – это слово.

– А отдых в Яремче вы им обещаете?

– Отдых я не обещаю, потому что я в Яремче уже не работаю. Но если приедут – отдохнут, у меня там есть дом, который записан в декларации, а у жены – маленькая «хатынка» и 24 сотки земли.

«Я – КОМБАЙНЕР. КУДА МЕНЯ ПОСЫЛАЛИ, ТАМ Я И МОЛОТИЛ»

– Если у вас есть лишние 2,5 млн. грн, почему бы вам не отдать их на борьбу с эпидемией, вместо того, чтобы тратить на пять минут славы?

– Я не собираюсь продавать повязки вместо 50 коп. по 5 грн.

– Зачем же продавать, можно раздать бесплатно в западных регионах, которые наиболее пострадали от эпидемии…

– А почему правительство не приняло меры, чтобы предотвратить грипп в стране, и сделало на этом политическую рекламу? В Ивано-Франковске за первую неделю цена повязок в аптеках выросла с 5 копеек до 5,5 грн. Кто-то должен регулировать цены? Я бы мог сказать, что часть своих сбережений отдам на борьбу с гриппом, как некоторые кандидаты. Но сколько они отдадут: гривню или один миллион? Я человек конкретный.

– Тогда ответьте конкретно: сколько денег сейчас находится в вашем избирательном фонде?

– 22 грн. 75 коп. Я только открываю счет.

– А из каких средств вы оплачиваете билборды в Киеве?

– Борды в Киеве – 12 или 16 штук – сделали мои друзья, и они же их разместили. И даже меня не поставили в известность. У нас такие отношения, что они даже не спрашивают, сколько я им дам за это, какую должность. Это мой принцип жизни: мир держится на честных и порядочных друзьях. А вы завидуете, что у меня так много друзей?

– Наверное. У меня нет друзей, готовых выкинуть 2,5 млн. грн. на выборы...

– Вот я вам и желаю, чтоб у вас было столько друзей.

– Спасибо. Но вернемся к теме разговора: кто придумал вам слоган «жизнь без Я и Ю»?

– Сам придумал.

– У вас есть в штабе политтехнологи? Кто вам помогает вести кампанию?

– Друзья. Я сам неплохой политтехнолог: мы можем с вами пообщаться, например, о социалистах-утопистах – Сен-Симоне, Фейербахе, Робеспьере.

– Это тема для политологов, а я говорю о политтехнологах. Кто-то же придумывает вам ролики, слоганы?

– Я сам черпаю все это от людей. Меня родители всему научили, а старшие люди были очень мудрыми людьми. Они – люди от земли, без техникумов и институтов могли такие советы дать, такие технологии, что нынешним до них далеко.

– Сколько людей работает у вас в штабе?

– Я еще не посчитал. Давайте я посчитаю, и позже вам скажу.

– Если у вас на счету 22 грн., то кто платит этим людям зарплаты? Ну, не все же они ваши друзья?

– Пока никто ничего не платит. Я еще масштабной избирательной кампании не начал, потому что я до последнего момента не знал, снимут меня с регистрации или нет.

– Вам помогали отстоять ваши права юристы?

– Я сам юрист, причем таких юристов даже в Киеве мало. Посол Австрии, будучи в Прикарпатье недели две назад, меня спросил: «Кто вы по образованию, господин Василий?». Я говорю: «Юрист». Тогда он дальше спросил: «А кто вы по специальности?». Я отвечаю: «Комбайнер. Куда меня посылали, там я и молотил». Был юристом, замом мэра, потом мэром, постоянным представителем, работал в МИДе, начальником таможни и так далее.

«МЕНЯ С ЮЩЕНКО ПОЗНАКОМИЛ ПОКОЙНЫЙ ДРУГ ГЕТЬМАН»

– Спрошу прямо: вы «технический» кандидат, работающий против Тимошенко?

– Я не против Тимошенко и не против кого-то конкретно: я против всех, кто сегодня довел наше государство до пропасти, кто украл заводы и распродал наши земли.

– Если вы не против Тимошенко, то почему в своей предвыборной программе критикуете только ее «прорыв»?

– Я вам даю гарантию, что я буду во втором туре и буду президентом.

– Наибольшее число не определившихся людей и тех, кто против всех, проживают именно в Западной Украине. Умышленно или нет, вы отбираете голоса именно у Тимошенко …

– Я не знаю, кто ее электорат. Есть избиратели – украинский народ, которому, как и мне, надоело терпеть. Я выражаю их волю и надеюсь на их здравый рассудок. Я считаю, что на первом месте должна быть экономика, потом – политика. Вы сейчас начнете меня критиковать за ленинские слова, что «политика – это концентрированное выражение экономики». Но мы это забыли. Не длинными языками и митингами славилась наша страна, а мозолистыми руками и мудрыми головами.

Я предлагаю навести порядок. До чего мы дожились: сахар покупаем в Беларуси, где песчаная земля, одни леса, нет такого плодородного чернозема. Но там президентом государства стал простой директор колхоза – Александр Лукашенко.

– Центр Разумкова ранее обнародовал данные, что не поддерживает ни одного кандидата около 11% избирателей. Но ближе к выборам эти люди определятся. Не боитесь «пролететь»?

– Число людей, которые против всех, не уменьшится, а увеличится ко дню выборов. Вспомните потом мои слова. Люди хотят нормальной жизни. И мы сделаем в Украине Швейцарию – это первая страна, где я побывал за границей.

КУЧМА СКАЗАЛ МОЕМУ СЫНУ: «НИ ХРЕНА Я ТВОЕМУ ОТЦУ ЗА ДЕСЯТЬ ЛЕТ ПРЕЗИДЕНТСТВА НЕ ПОМОГ»

– Давайте поговорим о вашей предвыборной программе. Как вы, к примеру, предлагаете бороться с коррупцией?

– Как юрист, я не имею права говорить о конкретике: не пойман – не вор. Презумпция невиновности у нас существует многогранно, но дифференцированно. У нас невиновными становятся в основном депутаты, приближенные, кумы и так далее. Презумпция невиновности, как и виновности, должна носить единый для всех характер. Для чего нужно было провозглашать лозунг нашему Президенту Виктору Ющенко, что «Закон один для всех», если он не действует.

– А вы знакомы с Ющенко? Он тоже ваш приятель?

– Меня с ним познакомил покойный друг Гетьман. В 2004 году, как и все люди, я поддерживал Виктора Андреевича, а потом разочаровался в нем. И вообще, борьба со взяточниками – глубокая философская тема. Меня уголовному праву учил профессор Гофман, который был приговорен Сталиным к смертной казни, а до войны был генеральным прокурором Беларуси. Так вот он был сторонником публичной смертной казни.

– То есть вы предлагаете вешать взяточников на площади?

– Я не хочу сказать, что я сторонник этой меры. Есть два пути – запрещать и не создавать чиновнику условий, чтобы он брал взятки. Когда я баллотировался в мэры Ивано-Франковска, как президент Торгово-промышленной палаты Ивано-Франковска, у нас украли машину Chevrolet Niva. Я через 5 минут позвонил через приемную губернатора сегодняшнему начальнику УВД Кузнецову. Я полтора часа прождал, никто не приехал. Машину так и не нашли. Я пять раз объявлял по радио: не надо мне машины, не надо денег, которые там были, отдайте записную книжку, где рукой Высоцкого было написано: «Позовите на бой, позовите на бой, позовите туда, где не годен другой». И подпись – Володя Высоцкий. Никто не отдал. Машину не вернули. Нужно ввести такую норму: не нашла милиция машину за полгода, должна вернуть потерпевшему деньги. И не государственные, а свои.

– Милиция быстро разорится…

– Вы не смейтесь. Я на 100% уверен, что это сделано под «крышей» ГАИ. Я написал сегодняшнему председателю Верховной Рады Владимиру Литвину три письма с изложением моего видения, как надо формировать парламент, местные советы.

– И вы тоже предлагаете изменить Конституцию?

– Наша наибольшая ошибка – Верховная Рада «понаписывала» законы под себя. До сегодняшнего дня нет закона о президенте, о парламенте. Я как человек с юридическим образованием, как комбайнер в юриспруденции, созвал бы учредительное собрание, закрыл бы специалистов в Конче-Заспе, чтобы написать проект Конституции и законы про Верховную Раду, президента. Одних отправил бы в Азию, других в Европу, чтобы изучили тамошний опыт. А потом на всенародном референдуме принял бы Конституцию и законы о высших органах власти.

– Как следует наказывать педофилов?

– Вот тут я бы немедленно ввел бы смертную казнь. Публично!

– Вы поддерживаете вступление Украины в НАТО?

– Нет, я за то, чтобы Украина была суверенным, внеблоковым государством. Мы должны нормально жить с соседями, как с севера, так и с Запада. Куда мы спешим? В какую Европу? Нас туда никто не берет. Давайте сначала научимся порядку: не только мусорить, но и убирать за собой. В Яремче я добился того, чтобы каждый гражданин подметал от своего двора и до дороги. Я сегодня сам подметаю возле своего дома в Ивано-Франковске. Нам надо научиться сортировать мусор. Мы тут должны сделать Швейцарию.

Если придут люди от земли, они будут думать не о себе. Была раньше такая комсомольская песня: «Раньше думай о Родине, а потом о себе». Мы смеемся над этим. Но пришли псевдодемократы к власти и начали думать о себе, а не о народе. Всех, кто сегодня при правительстве, надо менять сверху донизу.

– Где вы столько возьмете людей на их места?

– Найдутся. Многие профессионалы выброшены за борт.

– После Оранжевой революции тоже уволили свыше 18 тыс. чиновников. Но на их места пришли еще худшие управленцы…

–Я не собираюсь из Олешкова тянуть в Киев людей, которые будут управлять государством, как кто-то привез с собой из Хоружевки. Будут управлять профессионалы, патриоты и умельцы этого дела. Их много.

– Какой статус должен иметь русский язык в Украине?

– Такой, как и все языки. Почему мы кому-то должны давать преимущество? Украинский язык должен быть государственным. Те, кто хотят работать в правительстве, должны знать государственный язык. Через полтора месяца после того, как закончились полномочия Кучмы, мне позвонил шеф его протокола Жора Чернявский, ныне посол в Италии, и говорит: «Давай проведаем деда – Леонида Кучму». Я был тогда в Чехии, а Кучма – в Карловых Варах. Мой сын Олег попросил: «Папа, давай поедем, я никогда не видел живого президента».

Мы говорили с Кучмой два часа. Знаете, что он сказал моему сыну? «Ни хрена я твоему отцу за десять лет президентства не помог. Но он у тебя такой человек, что руку дружбы подает, когда ты уже не на коне».

У меня нет никаких государственных наград: ни советских, ни украинских, но для меня это самые дорогие слова. Вы доживете до моего возраста, чтобы вам так сказал бывший президент при ваших детях.

– Спасибо, не нужно. Неужели печальный опыт Кучмы на посту президента ничему вас не научил? Зачем вы идете на эту тяжелую работу?

– А кто, если не я?

– Неужели вам никто не симпатичен среди 18 кандидатов, зарегистрированных ЦИК?

– Кто, Супрун? Или Пабат, который подал на меня в суд, несмотря на мое хорошее отношение к его отцу?

– Если вы не выйдете во второй тур, за кого будете агитировать своих сторонников?

– Я не буду ни за кого призывать голосовать. Я уверен, что выйду во второй тур. Вы не смейтесь: мы встретимся с вами после первого тура. Посмотрим, что вы тогда будете делать: смеяться или плакать?

– Если вы выйдете во второй тур, я признаю, что была не права. Но если вы проиграете, будете ли судиться?

– Нет. Я – человек неконфликтный. Я на вас тоже не буду обижаться: 100%, что я выйду во второй тур.

– А после выборов вернете свою фамилию – Гуменюк?

– Посоветуюсь с народом. С теми, кто меня выбирал. Кстати, когда женщина выходит замуж, она ведь тоже меняет фамилию. Спросите у Тимошенко, Супрун: они меняли фамилию?

– Это – другая ситуация. Они поменяли фамилию не перед выборами, а когда выходили замуж…

– Я поменял фамилию не потому, что стал кандидатом, а чтобы выразить мнение большого числа людей, которые против всех. Им осталось недолго терпеть – около 65 дней. С каждым разом этих людей становится больше.

– Где вы возьмете людей для работы в комиссиях. Кто будут вашими доверенными лицами на выборах?

– Я еще не отошел от судебной тяжбы. Мороза в ЦИК регистрируют за шесть минут, а меня – за 48 минут. На крестьянского мужика разве это не влияет? Я сказал Комиссии, что я на них не обижаюсь. Меня и в колхоз только с третьего раза приняли. Я с понедельника начинаю работать. Но концерты со звездами я не буду организовывать.
2379

Комментировать: