Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -7 ... -6
утром -5 ... +1
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Василий Ломаченко: о судействе на Олимпиаде, Кличко и политике

Воскресенье, 7 октября 2012, 01:46

Евгений Тыщук

Одесская жизнь, 12.09.2012

Когда боксер Василий Ломаченко вернулся из Лондона с олимпийской золотой медалью, земляки в городе Белгород-Днестровский устроили ему грандиозную встречу. А журналисты «Одесской жизни» воспользовались случаем и пообщались с чемпионом.

– Василий, сегодня вас называют то одесским, то киевским спортсменом. А вы себя кем считаете?

– Я себя считаю аккерманцем. Потому что я родился в Белгород-Днестровском, и я мысленно всегда здесь. Сейчас просто поменялись отношения между руководящими сообществами, и мне пришлось переехать в Киев, где я живу и тренируюсь.

– Чем запомнились вам Олимпийские игры в Лондоне?

– Все игры они одинаковы, просто есть маленькие нюансы. Например, в Пекине была большая олимпийская деревня, она была просто громадная. В Лондоне ее сделали значительно меньше и компактнее. Ее фактически можно было за 15 минут полностью обойти!
А неприятно удивило судейство. Нашим боксерам было очень сложно доказывать свою правоту. Взять тот же скандал с Женей Хитровым и Энтони Огого. В Пекине мне было намного интереснее, и смотреть бои, и боксировать самому. Потому что судейство там было совсем другим. А здесь боксеров поставили в такие рамки, что мы просто перестали получать удовольствие оттого, что делаем на ринге.
Скажу честно, каждая победа на этих Олимпийских играх давалась мне не просто. Я не старался, чтобы финальный поединок закончился в первом раунде, как это было в Пекине. Я не форсировал события. Как и в каждом бою, мне надо было присмотреться к сопернику, почувствовать его возможности, а дальше уже реализовывать свои задачи. Несмотря на мой опыт, перед каждым боем ощущал волнение!

– И кто помогал вам справиться?

– Мой отец, а по совместительству — тренер. А еще все, кто болел и переживал за меня у экранов телевизоров. Спасибо всем за поддержку. Я ее чувствовал, и она мне очень помогла!

– Какой поединок на олимпийском ринге был самым трудным и почему?

– На олимпиаде нет слабых спортсменов, поэтому все бои очень непростые. Например, с корейцем Сун-Чул Ханом в финале было психологически тяжело. Я понимал, что буду бороться не против соперника, который стоит передо мной, а против судей, которые сидят за рингом и держат кнопки... Очередная победа!
Я провожу раунд, прихожу в свой угол, и отец называет мне счет. Я слышу какие-то цифры, но они абсолютно не соответствуют моим ощущениям от боя. Я же знаю, что ничего не пропускаю, а мне насчитывают по четыре-пять ударов за раунд. Такой арбитраж, конечно, сковывает боксеров. Хотя меня он просто разозлил. В итоге счет 19:9 в мою пользу говорит сам за себя!
Непростым для меня был и поединок в 1/2 финала с кубинцем Яснир Толедо Лопесом, очень техничным и грамотным боксером. Мы оба проводили бой довольно закрыто, делая ставку на качественную защиту и работу быстрыми, короткими ударами. Очень тяжело было войти в ближний бой и пробить его защиту, но мне все же это удалось!

– Сразу после Лондонской Олимпиады вы подтвердил, что ваша карьера в любительском боксе подошла к концу? Когда мы увидим Василия Ломаченко среди профи?

– Я бы не хотел сейчас говорить об этом. Давайте я отгуляю отпуск, немного отдохну, подумаю о своих планах на будущее — и тогда сделаю заявление.

– То есть окончательно решение еще не принято?

– Нет.

– Но весь Интернет уже пестрит заголовками о том, что вы и четверо ваших коллег по сборной якобы подписали контракты на участие в новой структуре, созданной руководящим органом любительского бокса AIBA, которая, как планируется, будет заниматься организацией профессиональных поединков?

– Не понятно, откуда появилась эта информация. Мое решение будет мое решение, и я буду делать, так как я хочу, а не так как мне советуют. Потому что очень много советчиков, людей посторонних, которые никогда не были в спорте и боксе начинают мне рассказывать, что мне нужно делать!

– Хорошо, а выполнило ли государство все что обещало?

– Конечно. Причем сразу же на следующий день!

– Некогда вы утверждали, что наши украинские боксеры влачат жалкое сосуществование. При этом российские боксеры-любители не спешат уходить в профессионалы, потому что мастера кожаной перчатки там имеют колоссальную поддержку от государства и стипендии по 5-6 тысяч долларов. Сейчас ситуация изменилась?

– Да, существенно! И потом, сравните территорию России и Украины, их возможности и наши. И все станет на свои места… Я хочу сказать, что сегодня государство нас не обижает, создало нам нормальные условия для развития. Как следствие — мы добились прекрасных успехов на последнем чемпионате мира и Лондонской олимпиаде!

– Говорят, нет боксера, который не был бы в нокдауне...

– Да, у меня тоже было дело: один раз в 2006 году в Одессе, на международном турнире. В финальном бою в первом раунде я пропустил удар и оказался на полу. Правда, после этого уже через несколько минут я нокаутировал своего соперника и победил.

– Это правда, что в школьные годы вы серьезно увлекались народными танцами, акробатикой, греблей, футболом. Может, в этом секреты вашей отличной физической формы и выносливости?

– Может, и так. Хотя секрет, наверное, в моем папе Анатолии Николаевиче, заслуженном тренере Украины, и его методиках. Это он помог мне поверить в себя и сделал меня чемпионом.
А тренироваться я начал в шесть лет, в Белгород-Днестровском клубе «Аккерман», под руководством отца. Лет в девять начал стоять в парах со сверстниками. При этом папа настаивал на том, чтобы я ходил и на другие виды спорта, например, на футбол или борьбу. А через время на народные танцы отдал, ведь боксеру нужны крепкие ноги.
Был такой период, когда я одновременно ходил на футбол, борьбу, греблю и танцы. Потом мне это надоело, хотя футбол и борьба мне и сегодня нравятся. В борьбе тоже кое-чего достиг: был чемпионом области по самбо...

– Сколько часов в день тренируется чемпион?

– Как правило, дважды в день. Тренировка утром около часа и вечером – два. В субботу одно занятие, но оно длится четыре часа. Объединяю все, что наработали в течение недели.

– А правда, что перед серьезными соревнованиями вы обязательно переплываете Днестровский лиман?

– У меня есть определенная схема поэтапных тренировок, которую разработал мой отец. И перед крупными соревнованиями, такими как чемпионат мира, Олимпийские игры я действительно переплываю лиман, бегаю и занимаюсь прочими общеукрепляющими упражнениями на выносливость.

– Расскажите о какой-нибудь секретной методике тренировок для подрастающей молодежи.

– Хорошо. В боксе главное не сбить дыхание. Мы работаем по формуле: три раунда по три минуты. Чем больше без воздуха может человек продержаться, тем шире у него функциональные возможности.
Упражнение для дыхания такое: все ребята садятся в круг и набирают в тазик воду. По сигналу тренера боксеры опускают в него голову. Задача – продержаться три минуты. Потом одну минуту на отдых — и повторяем. И так три раза. При этом главное не утонуть в тазике!

– Приходилось участвовать в драках, например, отстаивая честь девушки?

– Не без этого. Хотя потасовки стараюсь обходить стороной. Отец мне всегда повторял, что я, как боксер, намного сильнее других. Поэтому не имею права распускать руки, иначе могу кого-то травмировать.

– Кстати, сейчас многие спортсмены идут в политику. К вам таких предложений не поступало?

– Я уже говорил журналистам одного из центральных телеканалов, что если я и пойду в политику, то только после окончания спортивной карьеры. У меня есть одна мечта. Я хотел бы сделать свой родной Белгород-Днестровский таким городом, что бы люди сюда приезжали, а не уезжали!

– Однажды вы сказали, что братья Кличко не ваши герои.

– Я не говорил этого. Это уже журналисты перекрутили. Я просто сказал, что не люблю наблюдать за выступлением боксеров-тяжеловесов, они слишком медлительны…

– Ну и последнее. Василий, если все же вы перейдете в профессионалы, с кем бы вы хотели побоксировать?

– На данный момент я еще не знаю, в какой весовой категории я буду выступать в профессионалах, если перейду туда. Я определяюсь… Для себя я бы остался в весе 57-59 кг. Там лидер мексиканец Хуан Мануэль Маркес. Это возрастной боксер. Пока я дойду до его рейтинга, он, скорее всего, уже завяжет с боксом. Поэтому глупо сейчас рассказывать, что я хочу боксировать, например, с Пакьяу или Мейвезером… Я считаю, что это пока не мой уровень, ведь это мировые гиганты бокса. Я себя таким пока не считаю!

ЗНАКОМИМСЯ БЛИЖЕ

Василий Ломаченко имеет множество титулов и наград. Он — заслуженный мастер спорта Украины по боксу. На любительском ринге провел уже более чем 380 боев. Победитель первенства Европы среди кадетов (2004). Чемпион Мира среди юниоров (2006). Серебряный призер Чемпионата Мира в Чикаго (2007). Чемпион Европы в Ливерпуле (2008). Чемпион мира в Милане (2009) и Баку (2011). Олимпийский чемпион Пекина (2008) и Лондона (2012). Образование высшее, закончил Южноукраинский государственный педагогический университет имени К. Д. Ушинского. Женат, есть сын Анатолий.
3664

Комментировать: