Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... -1
ночью -4 ... -2
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

В «Вишневом саде» в образе Ани Чехов запечатлел…

Суббота, 25 января 2014, 11:41

Александр Левит

Факты, 15.01.2014

В Одессе высадили вишневый сад — на месте бывшей усадьбы, история продажи которой легла в основу знаменитой чеховской пьесы, впервые поставленной ровно 110 лет назад

Лирическую пьесу в четырех действиях «Вишневый сад» Антон Павлович Чехов написал в 1903 году, а 17 января 1904-го состоялась премьера в Московском художественном театре (впоследствии — МХАТе имени А. П. Чехова). О том, что прототипами персонажей пьесы были реальные люди, жившие в Одессе в имении приятельницы Чехова, знают немногие…

«КАЖДОЕ СЛОВО, СКАЗАННОЕ ВАМИ, ДОЛЖНО БЫТЬ, НАВСЕГДА ОСТАЛОСЬ В МОЕЙ ПАМЯТИ»

— В основу пьесы положена реальная история продажи одесской усадьбы Ольги Васильевой — приемной дочери богатой землевладелицы Ирины Жеребцовой, — рассказали «ФАКТАМ» в Одесском государственном литературном музее. — В 1900 году Ольга унаследовала состояние своей матушки, в том числе усадьбу с вишневым садом на улице Торговой. (На перекрестке с ней располагается бульвар, носящий ныне имя Михаила Жванецкого. — Авт.).

В Одессе Чехов бывал несколько раз. Во время последнего приезда писатель посетил вишневый сад и встретился с маклерами, занимавшимися продажей имения. Вырученные деньги Васильева хотела вложить в создание одесского санатория для больных туберкулезом. Антон Павлович, страдавший чахоткой, принимал деятельное участие в этом проекте.

Тем не менее, продать имение удалось только пять лет спустя после кончины Чехова, в 1909 году. По свидетельству очевидцев и согласно документам, сад, дом, флигели, конюшни после 1917 года обветшали, а в войну разрушились. Ничего не оставалось, как их снести…

По мнению историков и литературоведов, в «Вишневом саде» писатель в образе Ани — дочери Раневской запечатлел именно Ольгу Васильеву, а реального управляющего одесским имением Лукашова — в образе Фирса.

В фондах музея есть фотографии одесских знакомых Антона Павловича, в числе которых — юная Оленька Васильева. Она была родом из Балтского уезда Одесской губернии. В пятилетнем возрасте ее взяла на воспитание, а затем и удочерила состоятельная землевладелица Жеребцова. Девушка получила образование за границей. В шестнадцатилетнем возрасте она, будучи в Каннах, впервые прочитала рассказы Чехова, к тому времени уже знаменитого писателя, и захотела с ним познакомиться. Чехов в то время находился в Ницце. Ольга отправила Антону Павловичу письмо с предложением перевести его рассказы на английский язык. Они встретились зимой 1898 года…

— Васильева привезла с собой фотоаппарат (по тем временам — небывалая роскошь), а месяц спустя прислала своему кумиру фотоснимки и… букет цветов, — говорит заведующий одесским литературно-мемориальным музеем Константина Паустовского Виктор Глушаков. — Как утверждают исследователи, у юной девушки вспыхнуло чувство, которое она пыталась скрыть. Однако все тайное рано или поздно становится явным. В письме, адресованном Чехову и датированным 15 июня 1898 года, девушка признавалась: «С тех пор, как я побывала у Вас в Ницце, у меня в душе нашлось что-то лучшее, чего прежде в ней не было. Каждое слово, сказанное Вами, должно быть, навсегда осталось в моей памяти… Лучше того времени, которое я провела у Вас, светлее его, никогда не будет в моей жизни». Переведенный рассказ классика «Егерь» Ольга опубликовала в британском литературном журнале «Нью Эйдж».

Наиболее полно «одесский период» Чехова изучил писатель и драматург Родион Феденев (ныне покойный), исследовавший переписку писателя и Ольги Васильевой.

— Сохранилось 145 писем: 97 — от Васильевой и 48 — чеховских, — рассказывает «ФАКТАМ» Татьяна Остапчук, вдова Феденеева. — Большинство из них приходятся на период, когда Чехов был холост. Для 38-летнего писателя Ольга Васильева была просто Олей, молоденькой и наивной, существом другого поколения. Она задумала издать литературный сборник в пользу нуждающихся и пригласила для участия в нем литературоведов, академиков, поэта Бальмонта, Льва Толстого. Обратилась к Чехову с просьбой разрешить посвятить этот сборник ему. Антон Павлович не согласился…

«НАШУ ВИШНЮ ОДИН АНГЛИЧАНИН ДЛЯ СВОИХ ШЕРРИ-БРЕНДИ КАЖДОЕ ЛЕТО ВОЗАМИ ЗАКУПАЕТ!»

Когда Чехов в очередной раз был на лечении за границей — в Риме, ему передали два письма Васильевой. В одном Ольга писала: «Я Вас очень прошу, напишите, что делать мне дальше, чтобы построить больницу у нас в деревне. С тех пор, как была послана телеграмма в земство, никто мне оттуда ничего не ответил. А еще мне хочется нынче продать одесский мой дом — как для больницы этой понадобятся деньги, так и мне самой нужны будут… Прошу Вас, поручите кому-нибудь эту продажу — нынче я уже на тысячу рублей меньше получаю дохода с него». Антон Павлович как раз возвращался в Россию и, учитывая просьбу Ольги, отправился через пограничную станцию Волочиск на Одессу, чтобы оттуда пароходом добраться до Ялты.

Родиону Феденеву удалось установить, что 24 февраля (по новому стилю) 1901 года Чехов прибыл в Одессу, по старой памяти остановился в гостинице «Лондонская». Утром следующего дня нанял извозчика и велел ему ехать на Торговую улицу. «Это рядом, над морем», — кивнул извозчик, и через десять минут они были возле усадьбы. Антон Павлович прошел вдоль фасада одноэтажного с пятью окнами дома, за решеткой ворот увидел мезонин, сараи, конюшни, а за ними зимний сад до самого обрыва к морю.

Из конюшни вышел старик, одетый в длиннополый овчинный тулуп. Шапки на голове не было, седые волосы и щетинистые широкие бакенбарды трепал ветер. Это был управляющий имением Лукашов… Чехов объяснил, что он хочет взглянуть на имение Ольги Васильевой по ее поручению.

— Все-таки решила продавать? — сразу понял Лукашов. — Дело хозяйское. Тут и огород имеется. А сад… Таких поискать! Слива — слаще есть только в Турции. Я и кизил посадил. А вишня… Крупная, что тебе грецкий орех. Сладость отдает горчинкой. У нас ее англичанин для своих шерри-бренди каждое лето возами закупает! Если вы покупатель, не нужен ли вам управляющий? Стоить вам буду недорого. Я Ольге Родионовне уж писал: пусть она меня вместе с усадьбой и продает! Деться мне некуда… так что пусть меня в этом доме и заколотят, хоть в гроб!

Чехов сочувствовал старику. Ольга у писателя спрашивала совета: сколько этому Лукашову положить пенсии, когда он останется не у дел?.. Простившись с управляющим, Чехов велел извозчику гнать в редакцию «Одесских новостей» и спросил там о редакторе Васьковском. Писателя принял его заместитель Попандопуло, отвел Чехова в торговый отдел, где как раз был известный в Одессе маклер Симон Крейц. Писателю он сказал: «Я так ценю ваше время… В этом году за усадьбу с вишневым садом на Торговой вы возьмете сто пятьдесят тысяч. В будущем году — триста».

14 февраля Чехов отправился из Одессы на пароходе «Трувор». По прибытии в Ялту писал Оле Васильевой: «Нужно, чтобы вы сами побывали в Одессе и убедились, что ваш дом и место около него стоят не 125 и не 200 тысяч, а не менее 300».

Как замечал Родион Феденев: «Конечно же, любящие Чехова люди и сами спроецируют на его пьесу «Вишневый сад» мои заметки».

«МЫ ДУМАЕМ, ЧТО ВСЕ ЕЩЕ ВПЕРЕДИ, А ОКАЗЫВАЕТСЯ, ЧТО ВСЕ УЖЕ ПОЗАДИ»

История любви Оленьки Васильевой к писателю продолжалась до самой его безвременной смерти. В 1901 она приехала к нему в Ялту, первым делом заявив, что летала над Парижем на воздушном шаре. Поселилась рядом с писателем и многие вечера проводила с ним. В это время Антон Павлович собирался жениться на другой Ольге — актрисе Ольге Леонардовне Книппер…

Оля Васильева чрезвычайно тяжело пережила крушение своих надежд, отказывалась от еды и думала о смерти. Ольга Книппер-Чехова писала мужу из Москвы: «Васильевой ты посоветуй есть. Хандру ее я понимаю»…

Но молодость взяла свое. В Севастополе на летном поле для воздушных шаров Ольга познакомилась с молодым человеком, любителем «роллс-ройсов» и воздухоплавания, и вскоре, выйдя за него замуж, стала Ольгой Милеант. Уже будучи замужней дамой, писала Чехову после визита к нему в 1903 году: «То, что я у вас побывала, на меня подействовало, как прежде, и я сошла немного с моей новой колеи… Но блажить больше не буду, и сегодня вечером мы отсюда уезжаем». Когда Ольга Милеант узнала об обострении болезни Чехова, сразу написала: «Я все лето буду в Женеве и поэтому усиленно прошу… ко мне на полный пансион. И рыбу можно ловить — и в Роне, и в озере…»

Вскоре Чехов отредактировал и послал Станиславскому в Москву единственный экземпляр «Вишневого сада», но какими-то неведомыми путями Оля через две недели уже читала эту пьесу в Женеве и писала Чехову о ней в слезах… Почему в слезах? Потому что кончилась юность, началась новая жизнь, как и у героини «Вишневого сада» Ани, которая в пьесе появляется со словами: «А я над Парижем на воздушном шаре летала!»

— Мы восстанавливаем вишневый сад для воссоздания исторической картины, — объяснила директор департамента культуры и туризма Одесского горсовета Татьяна Маркова. — Надеюсь, он станет еще одной достопримечательностью на туристической карте города. В 2014 году, юбилейном для Одессы, которая отметит 220 лет со дня своего основания, на этом месте высадим еще несколько деревьев и установим гранитный памятный знак.

«Мы думаем, что все еще впереди, — говорил Антон Чехов, — а оказывается, что все уже позади». Писатель умер спустя полгода после премьеры «Вишневого сада» — пьесы, ставшей для нас символом быстротечности жизни и беззащитной хрупкости красоты.
5712

Комментировать: