Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +5 ... +8
вечером +5
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

В поисках выхода

Воскресенье, 7 декабря 2008, 09:40

Анна Максимова

Одесский вестник, 06.12.2008

Очень рекомендую: если вам кажется, что жизнь либо не удалась, либо слишком пресная, проедьтесь вечером в 10-м трамвае на Черемушки. Притом обязательное условие – садиться в вагон не на конечной остановке в городе, а на Привозе. Гамму незабываемых впечатлений гарантирую.

Шел трамвай десятый номер

Днем эта остановка выглядит вполне прилично. А вот вечером… Со стороны Привоза несется толпа с сумками. Из-за спины орет музыка из торговой точки с надписью «Музсвежак». Притом особо впечатляет очень громкая песня с повизгиванием и переливом, издаваемыми неизвестным музыкальным инструментом, по убойному воздействию на слух и нервную систему близкому к иерихонской трубе.

Чуть дальше киоска – автостанция. Оттуда в сумерки на остановку выходят мрачные нетрезвые личности, которых гражданами назвать язык не поворачивается. Чистой воды фигуранты, готовые на все ради стакана водки с немудреной закуской. Они не ждут трамвая. Ждут посадки в трамвай, чтобы потереться в штурмующей вагон толпе и вытащить у невнимательных граждан из сумки палку колбасы, пакет с капустой или кошелек…

Ждем трамвай десятого маршрута. Десять минут, двадцать, полчаса. За это время проходят две «тройки», несколько трамваев маршрута №11. С этими вообще интересная история. Два водителя подряд высаживали пассажиров через переднюю дверь. Люди честно рассчитывались. Ни одному (!) пассажиру водители талончиков не выдавали. Очевидно, документ, подтверждающий оплату за проезд тому, кто выходит из вагона, уже не нужен…

Пожилые женщины по соседству комментируют: «Деньги пойдут «на карман». Сколько, интересно знать, за день собирают в одном трамвае? В наше время талончики три копейки стоили и всем их выдавали обязательно…»

Воспоминания о прошлом прерывает появление трамвая № 10. Голубенький вагончик толпа штурмует так, что загадочным образом не кладет на бок.

Кондуктор – крупная симпатичная женщина, работающая на этом маршруте не первый год, старательно прорывается в самые отдаленные закутки. Обилечивает, несмотря на попытки пассажиров не взять талончики. Если тем все-таки удается отбиться, просто рвет оплаченный талончик.

– Милосердные нашлись, талоны им не нужны, – возмущается мужчина рядом со мной. – Если бы все кондуктора были такими честными, как эта, то давно бы на линии трамваи дополнительные были. А так многие пускают по второму кругу талончики, от которых отказались пассажиры, навар – себе. Все убытки на льготчиков списывают…

Кстати, об убытках. Каждый из нас, уплатив по 50 копеек (дело было до 1 декабря) за билет, нанес убыток транспортному предприятию в сумме 35 копеек, ибо фактическая себестоимость поездки составляла тогда 85 копеек. Соответственно, трамваю, которого мы столь долго ждали на остановке, было выгоднее стоять в депо, чем ездить.

Сие тайна великая есть...

Вообще, работа электротранспорта, особенно трамваев, – вещь загадочная. Объясните мне, откуда стоящие на конечной маршруточники могут знать о приближении долгожданного голубого вагончика, которого с нетерпением ждут, переминаясь с ноги на ногу, десятки пассажиров?

Сегодня в час пик единственный транспорт, который не ползет еле-еле по забитым транспортом дорогам, а бодренько несется вперед – трамвай. Комфорта, правда, меньше, но зато дешевле и быстрее. Очевидно, перевозимые ежедневно горэлектротранспортом в Одессе 315 тысяч человек хорошо это понимают…

Утром, кстати, в трамваях и контролера можно увидеть. Но контролеры – это отдельная история.

Коллега, регулярно использующая для поездок трамвай, рассказала забавную историю. В вагон, где привычно-милосердные граждане не брали талончики у кондуктора, вошли контролеры. Тихо и спокойно передвигались они по салону, не задавая ненужных вопросов, хотя добрая треть пассажиров талона (то есть документа, подтверждающего оплату) на руках не имела. Увидев горисполкомовское удостоверение коллеги, контролеры о чем-то пошептались с водителем и кондуктором, проверка прекратилась, и молодые люди на следующей остановке тихо исчезли.

– Это сговор, – уверена коллега. – Ведь очень часто контролеры свой проход по вагону начинают с перешептывания с водителем и кондуктором, после чего контроль превращается в пустую формальность.

Сказать, что она не права, не могу. Самой такое приходилось видеть нередко. Единственное, на что контролеры в таких случаях внимательно смотрят, так это на удостоверения льготчиков – вдруг фальшивые. Таковых, кстати, за 11 месяцев в одесском горэлектротранспорте изъято 134.

Но сравним это количество (к слову, весьма немалое!) с количеством подвижного состава, проще говоря, – трамваев и троллейбусов, работающих на 32 городских маршрутах. Трамваев – 274, троллейбусов – 172. Суммарно – это 446. А теперь представим, какой суммы лишается государство (то есть мы с вами) от одного дня такого контролерского «рейда с перешептыванием», пусть даже по разу и не в каждом трамвае и троллейбусе, да прибавим к этой цифре очень сомнительную экономию от работы транспорта без кондуктора. Пару раз пришлось ездить в таких троллейбусах – №№ 2 и 5. Попыток вручить мне и другим пассажирам талончик в обмен на 50 копеек не наблюдалось. Конечно, можно потребовать. А вы попробуйте сделать это на вокзале, когда в спину подпирает народ с сумками, на поезд опаздывающий! То-то и оно…

Как изменить ситуацию?

В следующем году город планирует купить 10 трамваев и столько же троллейбусов. Один отечественный трамвай производства СП «Татра-Юг» (офис в Днепропетровске, представительство – в Одессе) стоит 2 миллиона 400 тысяч гривень. Новый евровагон стоит тоже в евро ровно 1 миллион. Пустите его вечером по маршруту № 10 – и что от того евро останется? Разве что память о потраченном миллионе…

Для Одессы оптимальный вариант – трамваи производства СП «Татра-Юг».

А теперь вопрос на засыпку: вы знаете, сколько лет самому почтенному (старому – говорить неудобно) одесскому трамваю, ежедневно перевозящему пассажиров? Открою тайну – ему 46 лет. Притом это не прогулочно-экзотический вариант для туристов, а самый обычный работяга-трамвай. Он, кстати, намного моложе некоторых работников КП «Одесгорэлектротранс». Тем – под 80. И надежда руководства исключительно на эти старые кадры. Амбициозная молодежь трудится на предприятии с небольшими зарплатами не очень стремится. Отсюда – и специфическое поведение некоторых водителей, работающих без кондуктора и контролеров. За всеми – не уследишь, а других взять негде.

Сказать, что руководство КП «Одесгорэлектротранс» ждет у моря погоды – язык не поворачивается. Тут уместна другая формулировка – делает все возможное и невозможное, чтобы хоть немного изменить ситуацию к лучшему. Собственные средства, бюджетные деньги направляются на поддержание существующего парка трамваев и троллейбусов в рабочем техническом состоянии.

На модернизацию и капитальный ремонт деньги дает местный бюджет. В этом году из планируемых 15 трамваев капитально отремонтировали 9, все планируемые 14 троллейбусов.

Текущие же ремонты оплачиваются из средств предприятия.

– Где же выход? – спросите вы.

Большие деньги для капитального обновления в ближайшее время подвижного состава горэлектротранспорта не появятся.

К сожалению, выход в данном случае – это меры жесткие и радикальные. Посмотрите на список льготчиков в электротранспорте. Сколько там категорий? Понятно, что многие из них просто в трамваях и троллейбусах не ездят. Но не проще ли будет остальным компенсировать их льготы деньгами?

Ведь все равно мать с ребенком-инвалидом на прием к врачу поедет на маршрутке, а не в переполненном трамвае. Да и многим крайне редко выходящим из дому инвалидам войны, пенсионерам преклонного возраста удобнее будет получить реальные несколько десятков гривень, чем виртуальное право на проезд…

Те же, кто захочет за полученные деньги ездить на трамвае, будет продолжать ездить и в дальнейшем, только платить за проезд станет «живыми» деньгами, что наверняка сразу же отразится на состоянии КП «Одесгорэлектротранс». Ведь чего греха таить, государственная компенсация за проезд льготчиков весьма усредненная и поступает далеко не всегда так регулярно, как хотелось бы…

Что же касается контролеров… Почему бы не вспомнить о хорошо забытом старом – о компостерах? Эти железные приборы висели еще не так давно в каждом трамвае. Ссылки, кстати, на то, что кондуктора рядом не оказалось, были при наличии компостеров абсолютно бессмысленны.

В Беларуси же контроль работает в два этапа. Сначала в вагон заходят два кондуктора, предлагающих приобрести билеты всем желающим. А на следующей остановке – два контролера. Проверяют, штрафуют, выходят, садятся в следующий трамвай или троллейбус. Притом вагоны выбираются абсолютно произвольно. Таким образом, за два-три часа «просеиваются» все трамваи и троллейбусы, работающие на маршруте. Бригады перебрасываются с маршрута на маршрут каждые несколько дней. Так что сговор здесь практически исключен.

Наверное, есть и другие методы сделать работу одесского горэлектротранспорта более эффективной и окупаемой. Мы ждем ваших предложений, уважаемые читатели «Одесского вестника».
1994

Комментировать: