Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +1 ... +4
вечером -1 ... +1
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Ужасы рабства XXI века

Суббота, 5 июля 2014, 11:41

Елена Удовиченко

Одесская жизнь, 03.07.2014

Минувшей осенью и этой зимой в офис организации «Общественное движение «Вера, Надежда, Любовь», оказывающей помощь тем, кто подвергся насилию, хлынул поток людей, вернувшихся из… рабства. Многие из них – жители Одесчины. Медики советуют им не «рвать» себе душу и постараться забыть о случившемся. И все же две женщины рассказали свои истории журналисту «Одесской жизни». Мы публикуем их в надежде, что их печальный опыт станет полезен тем, кто собирается отправиться на заработки. Все имена изменены.

История первая. Вера и Надежда.

Как «помог» старый знакомый

– Я много слышала о том, что люди попадают в рабство, но не могла подумать, что это коснется меня, – начала свой рассказ Вера. – На заработки ездила и раньше, возвращалась с деньгами, и все было нормально…

Вере чуть больше сорока лет. У нее взрослая дочь, пятилетняя внучка и восьмилетний сын. Она окончила Ждановский (Мариупольский) техникум горэлектротранспорта и могла бы работать в троллейбусном депо. Но там, где Вера родилась и живет сейчас, нет ни трамваев, ни троллейбусов. Другую работу тоже найти было очень сложно. Да и на 1400 гривен (зарплата, которую она изредка получала) выжить трудно. Кроме того, сын Веры с рождения не слышит и из-за этого не говорит. Вера возит его по врачам и педагогам. Женщина оплатила сложную операцию, сыну установили слуховой аппарат, но его необходимо менять по мере роста ребенка.

– Тогда аппарат стоил 4 тысячи долларов, – рассказывает Вера. – Ну где брать такие деньги? И тут я встречаю старого знакомого. Разговорились. «У меня в Подмосковье есть человек, которому нужны домработницы, – сказал он. – Хорошо платит: тысячу долларов в месяц. Надо убирать частный дом и ухаживать за его мамой. Можешь взять с собой еще кого-нибудь, работы всем хватит».

– Я решила поехать и поработать месяцев пять, чтоб на аппарат хватило и на жизнь. Сына оставила дедушке – своему папе, – и с подругой Надей отправилась в Москву. Встретили нас на перроне, и на машине около часа везли в Подмосковье. В частном секторе, куда мы прибыли, что ни дом, то дворец. Мы его окрестили хутором Демьяна Бедного.

Дмитрий, хозяин, показал нам свой огромный дом и попросил паспорта. Мы дали. «Они побудут у меня. Будете уезжать, я их верну», – сказал он. Я удивилась, дескать, как так? А он ответил: «Я вам целый дом доверяю, а вы мне паспорта не доверяете?». Что тут скажешь? Мы заикнулись о заключении договора, и опять осечка. «Зачем вам договор? Вы же будете здесь жить, а не на съемной квартире. Покидать территорию вы не будете, а значит, милиция вас не остановит, документы не спросит. Все необходимое вам будут привозить».

«Я вас купил…»

Подруги убирали дом, ухаживали за мамой хозяина, страдавшей диабетом. Из-за излишнего веса передвигалась она с трудом, но зато часами говорила о своем влиятельном и богатом сыне.

Когда же наступил день первой зарплаты, то вместо обещанных денег женщинам предложили написать точные домашние адреса. Дескать, отправят по почте. Время шло, а денег не было.

– Девочки, вам известно, на каких условиях вы сюда прибыли? – спросил Дмитрий, когда женщины потребовали оплату. – Ваш знакомый задолжал мне крупную сумму, и вас прислал сюда отрабатывать ее. Если хотите заработать, то вначале отработайте долг.

– Все, точка. Работать больше не буду, – взбунтовалась Вера, но в ответ услышала циничный смех Дмитрия.

– Вы приехали так, что о вас никто не знает, – сказал он. – Не будете работать – отсюда не уедете.

Угрозы были не пустыми. Охранники выполняли любые его поручения. Но и это еще не все. Несколько раз в неделю хозяин устраивал шумные пирушки, и Надю принудили стать секс-рабыней. За строптивость ее часто избивали.

– Вы – моя собственность, я вас купил, и делать вы будете то, что я захочу, – говорил хозяин.

«Девочки, вы, что, окаменели?»

Спустя некоторое время Надя стала жаловаться на усталость. Она уже не могла работать. По просьбе Веры и с разрешения хозяина ее осмотрел семейный врач, наблюдавший мать хозяина. Врач взял анализы, а через пару недель случилось то, чего никто не ожидал.

Дмитрий с охраной приехал домой в неурочное время, вернул паспорта, приказал быстро садиться в машину и ехать на вокзал. По дороге выяснилось, что у Нади обнаружили ВИЧ и гепатит.

В машине начались «разборки». Как, мол, больную «подсунули» на такую «работу»? Вера считает, что Надю заразил охранник.

«Мы приехали работать домработницами, а на другое «не подписывались», - сказала Вера своим мучителям, а ей ответили: «Девочки, вы в каком веке живете? Вы, что, окаменели?». Два часа до отправления поезда их продержали в машине, боясь, что они обратятся в милицию. Посадили в поезд и пригрозили, что найдут, если они обратятся в милицию.

Рабство длилось с февраля до конца апреля 2013 года. С лета 2013 года по сегодняшний день Вера и Надежда находятся под опекой организации. Вера считает, что знакомый сознательно продал их в рабство, но найти его она не может. Говорят, что он в Италии.

Отцу Вера сказала, что деньги украли в поезде…

История вторая. Любовь.

Много предательств

Судьба Любу не баловала. Мама оставила ее на улице в двухнедельном возрасте, а спустя много лет разыскала в Николаевском интернате. Забрала домой, но очень быстро передумала. Вместе с отчимом снова отдали ее в интернат в Одесской области. В нем девочке было хуже, чем в первом, и она решилась на побег. Николаевский интернат принял беглянку назад, но вопрос с жильем не решил, так как она уже не числилась сиротой. По окончанию учебы написали, что девушка уезжает к родной матери. А ехать на самом деле было некуда. Юридически никто не закрепил за ней часть родительской жилплощади, положенную по закону. Так мама своим появлением второй раз сломала ей жизнь.

– Вручили нам всем по комплекту постельного белья, и иди куда хочешь, – вспоминает Люба окончание школы-интерната. – Не научили нас ничему. Мы не умели не только борщ варить, мы даже продукты на него купить не умели. Помню, рыбы накупила, креветок, всего того, чего никогда не пробовала, а потом голодала до зарплаты. Никто из нас нормальной семьи не видел и не знает, какой она должна быть. Теперь «лепим» ее по своему разумению. У меня дочь скоро замуж выйдет. Деньги нужны очень, за съемное жилье тоже надо платить. Поиски заработка стали смыслом жизни.

Пятьсот долларов за раба

По профессии Люба швея. Однажды Настя – девушка, с которой Люба работала в одной швейной бригаде, – встретила свою знакомую из Одессы. Та рассказала ей, что нашла в Подмосковье «золотую жилу»: за работу в швейной мастерской платят по 1000 долларов в месяц, а живут швеи в частном секторе на полном пансионе. Убедительно рекомендовала ехать туда, а не прозябать здесь за копейки. Подруги поверили, как им тогда показалось, простодушному рассказу. Тем более что знакомая Насти обещала им свое содействие.

– В Москву приехали сами. На вокзале нас посадили в машину и везли в Подмосковье около двух часов, – вспоминает Люба. – Не могу сказать точно, где мы были. Сразу не понравился высокий глухой забор и многочисленная охрана с собаками. Нам объяснили, что забор служит для защиты от воров, и попросили наши документы. Разве мы могли их не отдать?

– На первом этаже дома – швейный цех, где мы работали. На втором этаже – жили. После того как за нами захлопнулись ворота, голову уже никто не морочил, разговаривали жестко. Первое – мы проданы им за большие деньги, по 500 долларов за каждую. Второе – помимо этих денег, нам надо отработать питание и проживание, а потом можно работать на себя. Таких, как мы, там было очень много. Их тоже продали люди, которым они доверяли.

Люба попала в рабство в 2013 году. За 7 месяцев пребывания там она не «отработала» даже питание. Точную сумму «долга» женщинам не называли и, конечно, рабынь отпускать никто не собирался.

Знакомая, которой они поверили, была опытной вербовщицей, хотя нельзя исключать, что она тоже когда-то была рабыней, отпущенной на вольные хлеба.

Конфликтные – на продажу

– Мы перебирали перья, строчили постельное белье, шили куртки и даже камуфляж. Но не такой, как на «7-м километре», который годится разве что на рыбалку. Мы шили настоящую военную форму. По стандарту. Перегиб на кармане или клапан нельзя было сместить ни на миллиметр. Кто-то же давал такие заказы?! – удивляется Люба.

Можно только предположить, что бюджетные средства, выделенные на пошив обмундирования, попали в чей-то карман, а заказ был выполнен рабами.

– Девочек принуждали к сексу, а непокорных избивали. Меня не трогали. Я сильная, пацанистая и конфликтная, но и я терпела унижения и оскорбления, - рассказывала Люба. – Мне пригрозили, если буду «мутить» народ – продадут другому хозяину. Но могли и убить… Такие случаи были. Настя была слабая, ее замордовали и физически, и морально. Она тяжело заболела, а вскоре после освобождения умерла. Ее дочь осталась сиротой, а ведь Настя ехала заработать на ремонт жилья после пожара. Я не смогла ее защитить, и теперь она мне снится…

Облава

Убежать было невозможно. Охрана высокооплачиваемая и неподкупная, овчарки натасканные – из чужих рук еду не принимали. Помогла облава. Как-то ночью подпольный цех «накрыл» рейд полиции.

– Было видно, как все «повязано». Вместо того чтобы расспросить нас о том, что там творилось, начальник отряда сказал: «Если в тюрьму не хотите, возьмите документы и валите отсюда». Билеты на поезд нам купили.

Психологи вернули к жизни

– Адрес благотворительной организации получила Надя, когда у нее подтвердились диагнозы (ВИЧ и гепатит, - авт.), - говорит Вера, – а она позвонила мне. За счет организации я прошла в Киеве медицинское обследование. Проезд и двухнедельное проживание там для меня были бесплатными. У меня нет тех заболеваний, что у Нади, но мне теперь лечат желудок.

Из рабства женщины вернулись в состоянии нервного стресса: Вере постоянно хотелось плакать, а у Любы были приступы агрессии.

– Хотелось убить даже тех, кто случайно наступил на ногу, – поделилась Люба.

– Было очень трудно, даже выговориться было некому. Родным не расскажешь, стыдно. Подруги – разболтают, пойдут сплетни, – вспоминает Вера – Очень помогли психологи. Нам сказали просто: «Ничего не вспоминайте, живите так, будто-то с вами этого никогда не было». Помогает…

Волонтеры подарили девушкам по швейной машинке – они помогают как-то зарабатывать…

Где помогут жертвам торговли людьми?

Организация «Общественное движение «Вера, Надежда, Любовь» (ул. Успенская, 53). Расскажите свою историю и заполните анкету. Организация предоставит информацию о работодателе, который поможет с трудоустройством. Консультации бесплатные. Анонимность гарантирована.

23 людям оказало помощь и взяло на социальное сопровождение «Общественное движение «Вера, Надежда, Любовь» совместно с Международной организацией по миграции в Украине - за первые пять месяцев текущего года.
6043

Комментировать: