Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +1 ... +4
вечером -1 ... +1
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

«Ураган» с «Золотым цыпленком»

Понедельник, 26 августа 2013, 19:59

Кристина Подольская

Одесский вестник, 17.08.2013

В Одесском театре кукол театральный сезон завершился премьерой спектакля «Золотой цыпленок», а на подмостках Украинского театра им. В. Василько прошел предпремьерный показ спектакля «Ураган по имени Одесса». Чем порадовали зрителей одесские мэтры и что нового преподнесли публике?

Если сравнить рецензию с отменным меню в хорошем ресторане, то начну, пожалуй, не с аперитива и закусок, а с главного блюда — спектакля «Золотой цыпленок».

Как гласит одна из поговорок: «Новое — это хорошо забытое старое». Другое дело, как преподнесено это самое «старое», дошедшее до нас из глубины веков, со средневековых европейских площадей, где в базарные дни кукловоды развлекали зрителей марионетками. А преподнесли нам это искусство одесские артисты филигранно. Не было на сцене привычной тканевой ширмы, за которой прятались актеры, не было кукол, до половины высовывающихся из своего укрытия. Все было на виду, все было открыто для маленького зрителя. Казалось бы, режиссер спектакля нарушил «магию кукол», дал возможность увидеть всю «кухню», убил воображение и фантазию. Ан нет, напротив. Одетые в льняные домотканые костюмы, актеры стали по мановению волшебной палочки невидимыми, хотя оставались на сцене, а все внимание маленьких зрителей и их родителей на протяжении часа было приковано к куклам размером в четверть человеческого роста и к их истории, которая оказалась совсем непростой и, скорее всего, больше предназначалась для пап и мам, нежели для их отпрысков.

Авторы спектакля не только изменили классическую подачу детского кукольного спектакля, но и, что называется, хорошо «копнули» моральные принципы общества, не ограничиваясь демонстрацией на примитивном уровне таких понятий, как добро, зло, любовь, огорчение и прочее. Тут и папа-волк, который не знает, что делать с малышом, и панически боится, что цыпленок узнает, кто же он есть на самом деле, и мама, согласная вложить в свое чадо всю душу без остатка с одним условием — полной отдачи в дальнейшем, и неоправданные надежды бизнес-предприятия под названием «Рождение малыша», тут и о том, как же взрослым все-таки научиться разговаривать со своими детьми и говорить правду, какой бы горькой она ни была. Казалось бы, все это невозможно вложить в один час при минимуме декораций на сцене, но в этом и крылся секрет постановки. Дети, да и сами взрослые без посредства компьютерных спецэффектов дорисовывали эту сказку, включив собственное воображение. У каждого сидящего в зале была своя зима, когда из рук актера посыпалось на цыпленка всего несколько белых пушинок, свое лето — маленькая бабочка на проволоке, свой дом волка и цыпленка — три картонных коробки. Да и это ли было главным? Нет. Главным было то, какими хотят видеть дети своих пап.

И еще несколько слов о музыкальном оформлении спектакля. Никаких эстрадных и уже заезженных мелодий, только классика: Штраус, Вивальди, Лист. И это приятно удивило. И наконец, последний штрих: спектакль Одесского театра кукол «Золотой цыпленок» вполне может стать конкурсным и заработать золотые медали не только у нас или на подмостках ближнего зарубежья, но и на европейских фестивалях.

Теперь перейдем к «десерту», который был подготовлен творческой группой, состоящей преимущественно из звезд: Яна Левинзона и Олега Филимонова. Помогали мэтрам актрисы одесских театров. Честно говоря, согласно меню, данный десерт-спектакль обещал стать премьерой года, взрывом в театральной среде, в общем, тем самым действом, которое одесситы, по идее, должны были бы обсуждать в течение месяца. В этом были уверены и авторы Александр Тарасуль, Евгений Хаит, Виктор Явник, и постановщик спектакля Игорь Славинский. Но оглушительного взрыва не произошло, скорее легкий хлопок на сцене Украинского театра им. В. Василько.

Итак, краткое содержание пьесы: маленькие люди — балерина, в далекой молодости танцевавшая в пятом ряду в «Лебедином озере», и хорист оперного театра — стали эмигрантами второй волны. Они живут на Брайтоне, слушают русское радио, смотрят русское телевидение, ходят в русские магазины и общаются только с русскими, иногда с пуэрториканцами, соседями по лестничной клетке. Так продолжается уже много-много лет, и ничего не меняется в их жизни. Она, несмотря на то что прикована к инвалидной коляске, содержит дом и готовит только одесские блюда, он иногда посещает синагогу.

И тут вдруг ураган! Он должен все перевернуть. Ведь они единственные во всем Бруклине остались в своей квартире на третьем этаже под предлогом ожидания звонка от сына из Одессы. С ними обязательно должно что-то произойти!

Казалось бы, вот она, интрига, вот они, ружья, развешанные по стенам в начале действа! Но в конце они так и не выстрелили. Она, интрига, как-то сама потерялась по ходу пьесы, ее не спас даже случайно приплывший к ним в корзинке в середине второго акта маленький афроамериканец, который, по сути, и должен был навсегда изменить жизнь этой семьи, но... Малыш как приплыл, так и уплыл... со спасателями. Закономерного в этой еврейской истории явления маленького Моисея не случилось… Авторы не посчитали нужным развить эту тему. Зато каким-то чудом вписали в пьесу степиста Александра Останина. Безусловно, степист очень талантливый парень, выбьет ногами любую мелодию — от Чайковского до Штрауса, но что он делал в «Урагане»? Нет, он не дополнил, не усилил, не расцветил происходящее на сцене, он просто прерывал актеров тогда, когда они уже уставали шутить над своей жизнью, появлялся ниоткуда, бил подбитыми железом каблуками по подмосткам и, элегантно поклонившись, уходил.

Очевидно, учитывая, что таланты надо продвигать, авторы «Урагана» таким образом решили его продвинуть, но пока не получилось (но это же в первый раз, дальше пойдет), тем более что спектакль готовится для Америки, Израиля и Германии.

Нет, не для американцев, израильтян, немцев, а для эмигрантов, которые и должны дать основной кассовый сбор. Хотя они ведь и живут именно так, как в пьесе, и непонятно, чем их хотят удивить?..

Теперь об актерах, игре и подаче материала. С каких это пор развеселые ребята из студенческой самодеятельности возомнили себя профессиональными актерами? Когда стерлась грань между театром, водевилем, варьете и шутовскими ужимками в зале для пиршеств? В 80-е годы прошлого столетия в СССР — именно тогда носители колпаков с бубенчиками вдруг решили, что они – актеры, и стали развлекать публику, именуя себя кавээнщиками. Сейчас бывшие кавээнщики уверены на все сто процентов, что они — актеры, но играют и ведут себя по-прежнему… Телевидение и кино помогают им в этом, поэтому, выходя на сцену, бывшие и нынешние члены клуба веселых и находчивых считают, что на каждую их реплику зал должен откликаться задорным смехом, ведь они ее произнесли! Отсюда постоянные паузы и ожидание оваций в течение полутора часов.

Олег Филимонов, мэтр эстрады, мастер телевизионных миниатюр, не понял одного: театральная сцена — это место, где на протяжении полутора-двух часов протекает чужая жизнь, а зрители выполняют роль соседей, подсматривающих в замочную скважину за этой самой чужой жизнью, затаив дыхание. При этом ему было очень неудобно работать в паре, тем более что его партнершей выступила актриса Юлия Скарга, которая перенесла свое мастерство из Ladies Night и «Особо женатого таксиста» в Украинский театр. Очень хотелось сказать: «Господа, не путайте драму с кабаре, а КВН с настоящим театром!».

Это один состав, в другом жизнь маленьких людей проживают Ян Левинзон и Инна Руди. Вот об этом втором составе и хочется сказать. Именно Ян Левинзон (тоже ВЫШЕДШИЙ из КВНа) действительно достоин того, чтобы вы заплатили деньги и потратили свое время на посещение Украинского или же Русского театра (где пьеса тоже будет идти). Именно этот прекрасный и далеко еще не реализованный актер, по сути, спас пьесу, вдохнул в нее жизнь. Левинзон создал образ и заставил зрителя не только смеяться, но и плакать. Зал действительно плакал в конце второго акта. Это был уже не КВН — это был театр, и Ян Левинзон был от нас далеко, в маленькой квартире на Брайтоне, где жил жизнью старого хориста, ухаживающего за больной женой. Хромой, с радикулитом, боящийся потерять свой мирок маленький человек — таким вдруг предстал перед нами этот многогранный актер. Какие роли еще под силу этому трагику? Думается, многие. (На генеральном прогоне накануне премьеры он забыл текст, и никто в переполненном зале не догадался, что по сценарию все не так, как он сыграл). Игру мастера оттеняла партнерша Инна Руди. Скованно, словно боясь обидеть мэтра Левинзона, она старалась стать дополнением к его игре и все-таки создать образ старой актрисы, оставшейся примой на всю жизнь, несмотря на инвалидную коляску.

Так какое же впечатление оставляет просмотр спектакля «Ураган по имени Одесса»? Грустное, словно сказали нам, зрителям-одесситам: «Этот торт не для вас, а для других, для лучших! Не ешьте, можете только посмотреть!»

Безусловно, зрители сделают свои выводы от просмотра спектакля самостоятельно, ведь вкусы у всех разные.
4935

Комментировать: