Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +5
ночью +1 ... +3
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Умер автор "У Черного моря" (обновлено)

Воскресенье, 17 февраля 2013, 22:47

Александр Галяс, Наталья Бржестовская, Таисия Бахарева,

Осиротели песня и Одесса

Порто-франко, 08.02.2013

В Московской больнице имени Семашко ночью 3 февраля скончался Оскар Борисович Фельцман. Последний из блестящей плеяды советских композиторов-песенников, один из самых знаменитых одесситов. До своего 92-летия он не дожил всего две недели.

ДЛЯ СПРАВКИ

Фельцман Оскар Борисович, автор популярных песен, симфонических и камерных произведений, музыкальных комедий, музыки к кинофильмам и спектаклям. Народный артист Российской Федерации. Родился в Одессе 18 февраля 1921 г. в семье хирурга. В пять лет начал заниматься музыкой — играл на скрипке. Первую фортепианную пьесу «Осень» сочинил в шесть лет. Учился в школе им. П. С. Столярского, Московской консерватории. Первую песню «Теплоход» сочинил во время войны для Л. О. Утесова. После выхода фильма «Матрос с «Кометы» (1956) популярность обрела песня «Черное море мое», которая считается «неформальным гимном» Черного моря. Всего сочинил более 300 песен, многие из которых обрели широкую известность: «Ландыши», «Белый свет», «Возвращение романса», «Я верю, друзья» и др. О. Фельцману принадлежит цикл песен об Одессе. Также он написал музыку к пьесе одесских авторов Г. А. Голубенко, Л. Л. Сущенко и В. И. Хаита «Старые дома», которая шла во многих театрах СССР и СНГ. Автор сборника рассказов «Костюм от Фишмана и другое». Принимал участие в праздновании 200-летия Одессы (1994).

С Оскаром Борисовичем судьба меня сводила дважды — в 1985 и 1994 гг. И хотя до того встречался со многими знаменитостями, но все равно казалось фантастикой видеть перед собой человека, сочинившего песни, которые вошли в мою жизнь с раннего детства («Ландыши», «Черное море мое» и т. п.). В прошлом году увидела свет «Морская энциклопедия Одессы», где была помещена моя статья об О. Фельцмане, а также микрорассказ («капсула») об одной из его самых знаменитых песен, основанный на беседе с композитором.

КАК ЗАПРЕЩАЛИ «ЧЕРНОЕ МОРЕ...»

Композитор Оскар Фельцман любил вспоминать, как удалось спасти от запрета песню «Черное море мое», написанную им для фильма «Матрос с «Кометы».

Идея этой песни родилась у поэта Михаила Матусовского, которому пришли на ум две строчки:

Самое синее в мире -
Черное море мое...

Сам поэт посчитал их «ужасными», но композитор, урожденный одессит, знавший не понаслышке, каким бывает Черное море, подбодрил соавтора.

Художественный совет принял фильм «на ура», причем особенно хвалили песни. Но в Комитете по кинематографии были иного мнения: это — «пошлятина». Через некоторое время состоялось заседание Коллегии Министерства культуры, где обсуждался вопрос о снятии фильма с репертуара, причем одним из аргументов было то, что главная песня картины не удалась, она оказалась «пошлой» и народ ее петь не будет.

Дело было летом, стояла жара, окна были открыты, а в здании напротив велись ремонтные работы. И тут член Коллегии, знаменитый режиссер Рубен Симонов вдруг сказал: «А послушайте, что там девушки на лесах поют». А девушки-маляры пели: «Тот, кто рожден был у моря...» Случился большой конфуз. Первым опомнился министр культуры: «Мы же не собираемся запрещать картину, мы так — критикуем...» И «пошлая» песня звучит до сих пор, ее можно назвать «неформальным гимном» Черного моря.

* * *

«Моя жизнь — это долгогодичный счастливый случай»

Юг, 09.02.2013

3 февраля скончался знаменитый композитор, урожденный одессит Оскар Борисович Фельцман. Как говорят в таких случаях — ушла эпоха.

Народный артист России, лауреат многочисленных конкурсов и фестивалей Оскар Фельцман не дожил двух недель до своего девяностодвухлетия. Судьба щедро вознаградила его творческим талантом. А он всю жизнь награждал слушателей своими песнями — легкими, звонкими, берущими за душу.

На счету Оскара Борисовича около полутора тысяч музыкальных произведений, но всенародную славу ему принесли ставшая гимном космонавтов пронзительная песня «Я верю, друзья», написанная к запуску первого в мире искусственного спутника, патриотические «Огромное небо», «Фронтовики, наденьте ордена…», легкомысленные «Мой Вася», «Ходит песенка по кругу», «Ничего не вижу…», лирические «На тебе сошелся клином белый свет», «Ландыши», «Колыбельная», «За полчаса до весны»… И, конечно, такая родная «Черное море мое».

Многие его песни остаются популярными и в наши дни. Они звучат со сцены, их поют дома.

Оскар Фельцман родился 18 февраля 1921 года в Одессе. Отец Борис Осипович был известным в городе врачом. А кроме того, профессионально играл на фортепиано, в доме всегда звучала музыка. Надо сказать, что в трудные двадцатые-тридцатые годы концертная жизнь в Одессе била ключом. Сюда приезжали музыканты с мировыми именами — выдающиеся пианисты, скрипачи, виолончелисты, вокалисты. И будущий композитор с раннего детства не пропускал концерты выступавших и гастролировавших в Одессе музыкантов.

Музыка рано вошла в жизнь Оскара Фельцмана. В пять лет родители отвели его к Петру Соломоновичу Столярскому, который взялся обучать способного мальчика. А вскоре произошло событие, ставшее историческим анекдотом. После двухнедельных занятий на скрипке пятилетний Оскар заявил знаменитому педагогу: «Не хочу больше учиться». «Почему?» — удивился Столярский. «Я хочу играть сидя, а не стоя». «Посадите мальчика за фортепиано. Пусть сидит», — сказал Петр Соломонович.

Так Оскар Фельцман покончил с карьерой скрипача, пересев за пианино.

Спустя годы Оскар Борисович объяснил этот свой поступок: «Теперь я убежден в том, что композитор должен быть пианистом, а в детстве почувствовал это интуитивно».

Игре на рояле он учился у выдающегося профессора Берты Михайловны Рейнбальд, у которой занимались Эмиль Гилельс, Татьяна Гольдфарб и другие замечательные музыканты.

Быстро овладев музыкальной грамотой, Оскар начал писать клавиры. И однажды сказал отцу, что ему нужна доска, чтобы можно было положить на нее бумагу и сочинять музыку. Отец заказал доску одесскому столяру-краснодеревщику Шлегелю. Доска получилась на славу. И в шесть лет Оскар написал первую в жизни фортепианную пьесу «Осень» и твердо решил, что будет музыкантом и композитором. Все дальнейшее творчество композитора оказалось навсегда связанным с этой доской, ставшей его творческим талисманом, которую он всегда возил с собой. До последнего дня жизни композитора доска стояла на его рояле, на пюпитре для нот.

Окончив знаменитую музыкальную школу Столярского сразу по двум специальностям, роялю и композиции, с занесением на Золотую доску почета, Оскар Фельцман поступил на композиторский факультет Московской консерватории в класс В.Я. Шебалина. А дальше — восхождение к всенародной славе…

Первые шаги на эстраде Фельцман делал очень быстро. Друзья, прослушав его песню «Теплоход», посоветовали показать ее именитому земляку Оскара Леониду Утесову. Знаменитому певцу песня понравилась, и он исполнил ее на радио. «Теплоход» моментально стал всесоюзным шлягером.

Композитор сотрудничал с лучшими поэтами страны. Его песни исполняли Марк Бернес, Валентина Толкунова, Иосиф Кобзон, Муслим Магомаев, Эдуард Хиль, Георг Отс, Лев Лещенко, Ирина Аллегрова, София Ротару. Но своей любимой исполнительницей композитор называл Эдиту Пьеху.

Песни Фельцмана звучали и звучат на радио и на концертах более полувека. Но кроме песен, были еще прекрасные инструментальные пьесы, романсы, музыка к опереттам и балетам, цирковым номерам и эстрадным представлениям, оратории, кантаты…

В конце восьмидесятых годов Оскар Борисович почувствовал особую тягу к еврейской музыке. Говорят, толчком к работе над сочинениями на еврейскую тему послужил подаренный ему сборник «Песни былого. Из еврейской народной поэзии». В 1987 году Фельцман написал вокальный цикл «Песни былого». Исполнил его Иосиф Кобзон.

Оскар Борисович любил наведываться в родной город, гулять по родным улицам. Пока позволяло здоровье. Ожидали приезда композитора в Одессу и два года назад. Но девяностолетнему юбиляру это оказалось уже не под силу. Вместо него в Одессу приехал его ученик, заслуженный артист России Александр Покидченко. Он выступил с музыкальной программой, которую назвал «Тот, кто рожден был у моря», по первой строчке замечательной песни Оскара Фельцмана «Черное море мое».

За два дня до вылета из Москвы в Одессу Александр Покидченко записал видеоинтервью с легендой советской эстрады. Оскар Борисович рассказывал, что очень хотел участвовать в этом концерте, но поездку из Москвы в Одессу врачи сочли для него слишком утомительной. Поэтому своих земляков-одесситов композитор тепло приветствовал с телеэкрана. Назвав Одессу священным для него городом, Фельцман окунулся в теплые воспоминания детства и юности. Он рассказал о дорогих его сердцу местах: доме № 46 на Малой Арнаутской, там он родился и вырос, прямо во дворе стояла синагога, об Оперном театре, Соборной площади, одесском вокзале, консерватории, новой бирже — филармонии и, разумеется, о родной школе Столярского, где проходило его музыкальное становление.

«Тот, кто рожден был у моря, тот полюбил навсегда…». И любовь эта неизбежна и неизбывна, где бы ни жил и как бы далеко ты ни уехал.

Оскара Борисовича похоронили в Москве на Новодевичьем кладбище. Но Одесса помнит о своем талантливом сыне. Вечная память!

* * *

Нина Дорда: «Знаменитые „Ландыши“ Оскар Фельцман написал за 15 минут»

Факты, 08.02.2013

На занятия музыкой маленького Оскара Фельцмана благословил сам Дмитрий Шостакович. Однажды композитор приехал в Одессу, и ему показали местное семилетнее дарование. Этим вундеркиндом и оказался будущий знаменитый композитор, автор множества песен, ставших всенародно любимыми, Оскар Фельцман. Он закончил Московскую консерваторию, писал музыку для оперетт, но популярным его сделала эстрада. Первая же песня «Теплоход», исполненная Леонидом Утесовым, стала шлягером. Потом были «Ландыши», «Мой Вася», «Огромное небо», «Разве тот мужчина», «Баллада о красках», «Ходит песенка по кругу». Сам Никита Хрущев, рассказывают, любил напевать: «На пыльных тропинках далеких планет...» А в знаменитом зале «Россия» уже многие годы перед каждым концертом вместо привычных звонков звучит мелодия его «Курантов». Оскар Борисович, несмотря на то, что ему перевалило за 90, по-прежнему творил. Он признавался, что музыка звучит у него в душе. Знаменитый композитор несколько раз давал интервью журналистам газеты «ФАКТЫ»: рассказывал о своей жизни, друзьях, вспоминал о самом близком своем товарище Роберте Рождественском. За две недели до смерти «ФАКТЫ» связались с Оскаром Борисовичем по телефону, позвонив ему домой в Москву. На вопрос о здоровье Фельцман едва слышным голосом произнес: «Я себя очень плохо чувствую. К сожалению, не могу сейчас говорить. Передавайте привет Украине, которую я очень люблю...»

— С Оскаром Борисовичем я познакомилась в 50-х годах прошлого века, — вспоминает заслуженная артистка России, первая исполнительница песни «Ландыши» Нина Дорда. — Боже, как давно это было! В то время я уже работала в знаменитом джазовом оркестре Эдди Рознера. Мы были очень известны в Москве. На наши концерты приходили Утесов и Бернес. Бывал на концертах Эдди Рознера и Оскар Фельцман. Он считался молодым, подающим надежды композитором. Его песенка «Теплоход», которую исполнял Леонид Утесов, была очень популярна. Но первое мое знакомство с Оскаром Борисовичем произошло, когда я пришла к нему домой.

— Вот так, запросто?

— В то время считалось нормальным, чтобы молодой исполнитель приходил к композитору. Конечно, я сначала перезвонила Оскару Борисовичу, представилась. На что он галантно заметил: «Ниночка, я вас знаю». И пригласил меня к себе. Он тогда только получил квартиру в новом доме, специально построенном для семей композиторов в самом центре Москвы. Там жили Арно Бабаджанян, Оскар Фельцман. До сих пор живет Людмила Лядова. У Фельцманов была по тем временам огромная квартира, состоящая из трех комнат. Помню, дверь мне открыла супруга Оскара Борисовича Евгения Петровна. Это была очаровательная, радушная женщина. Она проводила меня в кабинет мужа. Композитор сидел за фортепиано, что-то наигрывал и очень приветливо пригласил меня войти. Знаете, в нем нинкогда не было звездности. Да мы в то время и слова такого не слышали. Я спела ему что-то из своего репертуара. Оскар Борисович сказал, что у меня очень мелодичный, чистый голос, и подытожил: «Нина, я буду с вами работать».

*Джазовый коллектив Эдди Рознера, в котором пела Нина Дорда, был очень популярен в Москве

— Это означало, что вы получали песни из рук самого Оскара Фельцмана?

— В советское время была немного другая схема. Новые песни попадали сразу в библиотеку Москонцерта, где их мог взять любой исполнитель, который затем лично шел к композитору и говорил, что будет их петь. Такая же история случилась и со знаменитой песней «Ландыши».

— А я была уверена, что первой ее спела Гелена Великанова.

— Сейчас очень трудно установить, кто действительно первым спел «Ландыши». Я взяла эту песню в Москонцерте и записала ее на радио. А вот Гелена Великанова впервые выступила с ней по телевидению и, конечно, ее услышали гораздо больше людей. Хотя музыканты, которые одно время работали с Геленой, мне рассказывали, что именно они подсказали ей обратить на песню внимание. Но я не гонюсь за славой первой певицы «Ландышей». Для меня это никогда не было очень важно. Тем более сейчас, когда Оскара Борисовича уже нет в живых.

— Фельцману нравилось ваше исполнение этого хита?

— Однажды на концерте в Доме ученых он даже сам мне аккомпанировал. А вы знаете, что у Оскара Борисовича после выпуска этой песни были серьезные проблемы? Ведь «Ландыши» очень не понравились большому партийному руководству. Считалось, что песенка совершенно не патриотичная, не соответствующая законам советской музыки. За «Ландыши» досталось всем, и мне в том числе. Одно время ее вообще запрещено было исполнять. Слишком простенькой она казалась на фоне грандиозных коммунистических задач. Оскар Борисович очень переживал по этому поводу, говорил, что не понимает, за что его так ругают. Кстати, он рассказывал, что песня на стихи Ольги Фадеевой родилась буквально за пятнадцать минут. Фельцман вообще работал очень быстро. А история, связанная с «Ландышами», затянулась более чем на 20 лет. Только в 80-е песня была полностью «амнистирована». Правда, это никогда не мешало мне исполнять ее на концертах. Народу было все равно, что о ней говорят. «Ландыши» обожали, и как только звучали первые слова «Ты сегодня мне принес не букет из пышных роз...», публика тут же их подхватывала и пела уже вместе со мной.

— Говорят, Оскар Борисович и сам неплохо пел.

— Да, у него был хороший голос, с небольшой вибрацией. Кстати, и Ян Френкель, и Марк Фрадкин замечательно исполняли свои произведения. Но Оскару Борисовичу это доставляло явное удовольствие. Он очень любил сесть к роялю и исполнить что-нибудь из своих сочинений. Говорил, что ему очень дороги все песни, которые он написал вместе с Робертом Рождественским. Они ведь были очень дружны. Иногда, когда я приходила к Оскару Борисовичу, то заставала у него в гостях Роберта Ивановича. Оба любили работать в уютном кабинете Фельцмана. Оскар Борисович был еще и прекрасным пианистом. Любил рассказывать истории о том, как начал заниматься музыкой в пять лет, а в семь уже написал свою первую композицию. Он родился в Одессе и всегда с нежностью вспоминал об этом городе. После работы, бывало, Оскар Борисович приглашал на чашку чая. Мы шли на кухню, где его супруга уже расставляла красивые фарфоровые чашки, сама садилась с нами за стол и непременно звала маленького Володю — их сына.

*Несмотря на преклонный возраст, композитор до последних дней творил. Он признавался, что музыка звучит у него в душе

— Владимир ведь стал известным пианистом?

— Мировой звездой. Правда, он уже давно уехал в Америку. Помню, однажды Оскар Борисович, рассказывая об этом, признался, что очень рад за сына, потому что в Советском Союзе у того не было возможности для развития.

— Но получается, что после смерти супруги в 2000 году Оскар Борисович остался в московской квартире один?

— Да, он решил не уезжать в Америку. С Евгенией Петровной он прожил счастливых 60 лет. Это был замечательный брак, хотя в молодости ходили всякие разговоры. Например, был слух о том, что у Оскара Фельцмана бурный роман с популярной советской эстрадной певицей, красавицей Руженой Сикорой. Но так ли это, никто точно не знал, и семьи своей Фельцман не разрушил.

— Он был привлекательным мужчиной?

— Его нельзя было назвать красавцем — невысок, худого телосложения. Но он был удивительно обаятельным человеком, с потрясающим чувством юмора. Ему можно было позвонить в любой момент, попросить совета, и он никогда бы не отказал. Кстати, после смерти супруги Фельцман не остался одинок. Последние годы жизни он провел вместе с прекрасной женщиной Ниной Карановой, которая долгие годы жила по соседству с его семьей. Вот такая история.

— «В кино смотрела я вчера Жерар Филиппа, А все казалось мне, что это ты...» — узнаете?

— Конечно, «Мой Вася». Это одна из самых моих любимых песен. Оскар Борисович написал ее специально для оркестра Эдди Рознера. Я стала ее первой исполнительницей. Песенка получилась очень легкой, веселой. Помню, я как-то спросила композитора, о ком она, есть ли у «Васи» прототип. На что Оскар Борисович лишь улыбнулся, сказав, что посвятил ее мужчинам, которых любят. Еще один хит Фельцмана навсегда вошел в мой репертуар — «Ходит песенка по кругу». Позже ее блестяще исполнял Эдуард Хиль. Но, знаете, у нас никогда не было конкуренции. Всем хватало пространства, публика с удовольствием шла на концерты, а мы полжизни проводили в гастрольных турах. Надо было ведь как-то зарабатывать. За выступление мне тогда платили восемь рублей. Но когда ты находишься по полгода на гастролях, понятно, накапливалась немалая сумма денег. Кстати, я стала первой женщиной советской эстрады, которая села за руль собственной «Победы». Помню, как-то я подъехала к дому Оскара Борисовича на авто, и он не переставая меня спрашивал: «Ниночка, как же вам не страшно за рулем?»

— И что, действительно не было страшно?

— Ни капельки! Меня научил водить машину мой муж — пианист Михаил Липской. К тому же тогда в Москве не было такого огромного количества автомобилей, поэтому я за пару минут добиралась куда мне надо. А вот Фельцман водить машину не любил. У него всегда был шофер.

— Вы уже более 15 лет не выходите на сцену. Последние годы встречались с Оскаром Борисовичем?

— К сожалению, очень редко, поскольку и он, и я были пожилые люди. Одна из наших последних встреч состоялась на 9 Мая, на концерте, посвященном ветеранам. Мы вышли на сцену, держась за руки. Оскар Борисович сел к роялю, взял первые аккорды «Ландышей», а я запела. Знаете, после выступления у меня слезы стояли в глазах. Был растроган и Оскар Борисович. «Это наша с тобой история», — помню, сказал он. Фельцман уже себя неважно чувствовал, ему тяжело было говорить, но глаза у него были все такими же лучистыми и немного лукавыми, как и 50 лет назад, когда я впервые его увидела...
4076

Комментировать: