Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -7 ... -6
утром -5 ... +1
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

У семи нянек дитя без мамки

Вторник, 24 июля 2007, 03:14

Ирина ВИШНЕВСКАЯ

Юг, 19.07.2007

Дети, похожие на испуганных воробьев

В нашем городе недавно была создана еще одна приемная семья. А это означает, что еще один ребенок нашел родительскую заботу и тепло. Об этом и планировалось написать карамельно-пасхальный материал, такой, чтобы все от умиления заплакали.

Признаться, сама едва сдерживала слезы, читая письмо Анжелы Саенко, адресованное в городскую службу по делам детей, настолько трогательно в нем описывается, как впервые Анжела Владимировна встретила в детском отделении областной больницы, где лежала вместе с дочерью, четырехлетнюю девочку из детского дома. Детдомовских ребят в отделении было много, они держались вместе и, как пишет Анжела, «напоминали стайку испуганных воробьев». Почему-то она сразу выделила Дашу.

— Даша была тихая и грустная. И когда остальные ребята играли, сидела в сторонке, как маленькая старушка, — вспоминает Саенко.

Анжела Владимировна, она педагог по образованию, стала общаться с девочкой, угощать разными вкусностями. Однажды в дверь ее палаты чуть слышно постучали. Это была Даша. «Тетя-мама, можно к вам?» — спросила девочка.

— У меня в тот момент сердце сжалось, — вспоминает Анжела.

После того как ее с дочерью выписали из больницы, Анжела стала приходить проведывать Дашу. После Дашиного выздоровления Саенко еще несколько раз посещала девочку в детском доме.

— Однажды вечером я шла к Даше и встретила заведующую детского дома. Она мне говорит: «Мамочка, вы понимаете, что делаете? Ребенок к вам привыкнет, а вы по какой-то причине не сможете ее навещать, представляете, какая будет травма?». Эта мысль настолько меня поразила, что я расплакалась и даже к Даше в тот вечер не пошла. Выскочила из детского дома со слезами на глазах, успев сказать заведующей, что она права, — рассказывает Анжела.

А вечером посоветовалась с мужем:

— Я спросила у него: «Неужели мы такую маленькую девочку, — Анжела показывает мне мизинец, — не прокормим?». И сказала, что Даша без нас погибнет.

Володя, супруг Анжелы, согласился с женой. Но предстоял разговор со старшим сыном. Дима уже студент. Анжела призналась, что если бы он стал возражать, она бы не пошла против его воли. Но сын только спросил: «А тебе не страшно брать ответственность за чужого ребенка?».

«Страшно, — ответила Анжела. — Но такова доля каждой матери — всю жизнь переживать за своих детей».

У приемных родителей появились… конкуренты

Вскоре после выписки из больницы Дашу вновь госпитализировали с двусторонним воспалением легких.

— Она очень слабенькая и болезненная девочка, — говорит Анжела.

Саенко, заручившись письменным разрешением отдела по делам детей Суворовской райадминистрации, посещала ребенка в больнице и параллельно собирала все необходимые документы для создания приемной семьи. Эту форму — создать приемную семью — ей подсказали в городской службе по делам детей как самую простую, быструю и выгодную с материальной точки зрения: государство материально стимулирует приемных родителей, вы¬плачивая пособие на ребенка плюс одному из родителей ставку воспитателя.

Анжела Саенко, ее супруг, их сын и дочь, мама супруга (все живут одной семьей) прошли медицинское освидетельствование у невропатолога, сдали анализы, подтверждающие, что никто из них не болен туберкулезом и не является ВИЧ-инфицированным. Затем супруги прошли специальные курсы, организованные областным управлением социальных служб для семьи, детей и молодежи, — это также является обязательным условием при создании приемной семьи.

— Нам очень помогли тренинги, — считает Анжела. — Взять чужого ребенка на воспитание — это серьезный шаг и, конечно, у меня было множество сомнений, отчего я чувствовала себя неуютно: с одной стороны, мне жалко было девочку, к тому же я к ней привязалась, а с другой — мучили страхи. Я переживала, как сложатся у нее отношения в семье, ведь мы брали ее не погостить! Не будет ли ревновать к Даше моя дочь? А вдруг Даша серьезно заболеет, ведь у нее слабое здоровье?.. И вот когда мы пришли в центр для прохождения тренинга, я стала общаться с людьми, решившими взять на воспитание ребенка, увидела, что у них те же, что и у меня, сомнения. На душе от этого сразу стало легче: я поняла — во мне происходят совершенно нормальные процессы.

Анжеле Саенко и ее супругу сотрудники областного центра дали положительные рекомендации. В городской службе по делам детей стали готовить документы на сессию горсовета — депутаты должны были решить: давать добро на создание новой приемной семьи или нет.

Будущая приемная мама пошла в детский дом, чтобы сообщить заведующей о том, что очень скоро они с мужем заберут девочку домой. И тут произошло то, к чему Саенко готова была меньше всего: заведующая обиделась, что о создании приемной семьи она узнала последней. Тут же выяснилось, что уже имеется семья, желающая удочерить Дашу. О чем заведующая и сообщила перед заседанием сессии горсовета заместителю начальника городской службы по делам детей Марии Себовой. Дело в том, что если ребенок — сирота или лишен родительской опеки (каким является Даша) — воспитывается приемными родителя (как долго — значения не имеет), но находятся граждане, желающие его усыновить, ребенка могут забрать из семьи. Конечно, перед этим предлагается стать усыновителями приемным родителям — у них в этом вопросе преимущество. Возникает нормальный вопрос: а что, в детских домах, в интернатах больше не осталось детей, нуждающихся в семейном тепле, опеке пусть даже приемных родителей?

В роли координатора побывали все

Сессия горсовета приняла решение о создании приемной семьи. Даша в это время все еще находится в больнице, куда Анжела исправно приходит каждый день. Девочку выписывают, но отдают не в приемную семью, а в детский дом — пройдет еще несколько дней, прежде чем опекунский совет соберется на свое заседание и вынесет соответствующее решение. О том, что без этого решения Дашу не имеют права отдать в семью, Саенко почему-то никто не предупредил. А страсти к этому времени накалились нешуточные, и приемная мама в любой проволочке усматривала злой умысел, чье-то желание «перехватить» у нее девочку. К тому же руководство детского дома к ребенку, несмотря на то, что уже было вынесено решение сессии горсовета, приемную маму не допускало.

Почему-то Саенко, а не соответствующие службы, перезванивалась с Суворовским и Приморским районными отделами по делам детей, городским центром социальной службы по делам семьи, детей и молодежи, договаривалась, в какое время их представители соберутся в детском доме. При передаче Даши их присутствие было обязательным. В последний момент Елена Дейнеко, начальник отдела по делам детей Суворовского района, тоже стала названивать своим коллегам в Приморский район, справляться, выезжают они или нет, и все ли необходимые документы готовы. А вот о том, что в этот важный момент должен присутствовать и приемный папа, об этом Анжеле никто не сообщил…

Одним словом, вместо праздника получился большой скандал.

О том, что между приемными родителями и заведующей детским домом сложилась конфликтная ситуация, знали все. Почему при передаче ребенка отсутствовал юрист городской службы по делам детей, который, по логике, должен был уладить эту конфликтную ситуацию, — непонятно, как непонятно и то, почему эта служба не стала главным координатором во время передачи ребенка.

Конфликты стали нормой?

Конфликтные ситуации при создании приемных семей, при усыновлении возникают часто. В послед¬нее время дело дошло даже до суда. Например, иностранные граждане, получившие направление на усыновление конкретного ребенка, уже вошедшие с ним в контакт, неожиданно получили отказ. Им сказали, что на этого же ребенка нашлись украин¬ские усыновители.

Другим потенциальным усыновителям отказал директор детского дома, аргументируя это тем, что между будущими родителями и ребенком не возникло взаимопонимания. Директор детского дома отказала приемным родителям, желающим взять на воспитание четырех детей, объясняя отказ тем, что в селе, где они живут, нет школы.

— В Ивановском районе украинские граждане хотели взять в приемную семью ребенка, а им сказали, что он идет на усыновление за границу. В Саврани в приемной семье тоже возникла проблема: будущие родители уже оформили документы на девочку, хотели взять и ее сестренку, которая находилась в другом детском учреждении (из-за возраста одного ребенка поместили в интернат, другого — в детский дом), но оказалось, что эту же девочку хотят удочерить иностранцы. Руководство детских домов, интернатов не всегда с желанием отдает детей, ссылаясь на то, что не знает потенциальных родителей. В приютах подобные ситуации не возникают, — говорит Валентина Кудимова, начальник службы по делам детей областной государственной администрации.

— С помощью общественных организаций, соответствующих служб, родственников ребенка мы стараемся найти приемную семью. Думаю, в скором времени интернаты изживут себя, — считает Инна Макова, заведующая измаильским приютом.

В службе по делам детей областной государственной администрации привели в пример положение дел в Кодымском районе, где за прошлый год и за первый квартал нынешнего года в интернат были направлены только больные дети, нуждающиеся в специальном уходе. Остальные нашли приемных родителей.

— На сегодняшний день в приемных семьях и домах семейного типа нашей области воспитываются сто восемьдесят девять детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки, — говорит Ольга Воробьева, заместитель начальника областной службы по делам детей. — Что касается вопроса усыновления, нашей основной задачей является развитие национального усыновления. И законодательство построено таким образом, что на усыновление за границу ребенок может быть отдан только после того, как не нашлись украинские граждане, желающие усыновить конкретно этого ребенка.

«Перекос» в пользу иностранцев

Но судя по цифрам, в кабинетах могут планировать одно, а в жизни происходит совершенно иное: не хотят почему-то наши граждане усыновлять детей. Судите сами.

В области более семи тысяч сирот. За четыре месяца нынешнего года под опеку было передано двести тридцать восемь детей и лишь девять детей попали в детские дома семейного типа и приемные семьи. За первый квартал нынешнего года всего были усыновлены пятьдесят восемь детей, из них шестнадцать детей национальными усыновителями, и сорок два ребенка — иностранными. В 2006 году из ста девяти детей иностранные граждане усыновили семьдесят четыре ребенка, а украинские — тридцать пять. Почему такой перекос в цифрах? В областной и городской службах по делам детей это объясняют просто: государство не оказывает материальной поддержки усыновителям.

— Если этот вопрос будет пересмотрен на правительственном уровне, усыновлять наши граждане станут чаще. Стоит пересмотреть и жесточайшие требования, предъявляемые к украинским усыновителям по поводу их материального положения и жилищно-бытовых условий. Эти требования не всегда срабатывают в их пользу. Поэтому чаще всего наших детей усыновляют иностранцы, как правило, граждане Италии, Испании, Франции, Америки, Канады, Израиля, — говорит Ольга Воробьева.

Это официальная версия. Существует еще и неофициальная: здоровые дети раннего возраста, несмотря на то, что детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки, в области много, особо «в дефиците». Поэтому и возникают конфликты, для которых, впрочем, существует благоприятная почва.

— Сегодня вопросами усыновления детей занимаются районные администрации, опекой — органы опеки и попечительства и суды, домами семейного типа и приемными семьями — городская служба по делам детей, интернатами и детскими домами — управления образования. Это вносит неразбериху в работу, ставит нас в неудобное положение перед усыновителями, — говорит Татьяна Жадан, директор приюта №1.

— В идеале нужно было бы создать «единое окно», орган, который занимался бы вопросами детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки, — считает начальник городской службы по делам детей Татьяна Бурик. — Конечно, все решения должны приниматься коллегиально, с позиций того, что мы работаем для детей, а не для людей, которые берут под опеку детей, усыновляют их, создают приемные семьи. Но пока даже в работе районных отделов по делам детей отсутствует координация действий.

В городе работает служба по делам детей горсовета. У нее имеется свой фирменный бланк, своя печать, она принимает решения и требует их исполнения от других органов. Но у городской службы нет необходимых полномочий, поскольку районные отделы по делам детей подчиняются районным администрациям. Отсюда несостыковка действий.

Например, в одной райадминистрации считают, что опека над детьми должна устанавливаться только после решения суда, и всех несчастных бабушек пускают по кругу, хотя установить опеку можно и по решению органа опеки, что не только сэкономит время, но и позволит своевременно получать социальную помощь. В другой районной администрации считают, что для определения опеки достаточно письменного согласия одного из родителей ребенка, что в корне неправильно. Бывает, что сотрудники городской службы идут в семью, видят там жуткие условия, говорят: «Люди добрые, дети страдают, помогите», а в районной администрации считают, что дети не страдают, что в семье все в порядке.

А вот еще один случай, произошедший из-за отсутствия необходимых полномочий у городской службы: иностранные граждане хотели удочерить двух сестренок, находившихся в разных районах города. Один район дал добро на это, а другой отказал, поскольку девочку, находившуюся у них, хотели удочерить украинские граждане, имеющие приоритет перед иностранными.

Если бы в городе существовала единая вертикаль в вопросах опеки, попечительства, усыновления, они решались бы прозрачнее и проще.

Белые пятна закона

О несовершенстве законодательства говорит и Елена Дейнеко, начальник отдела по делам детей Суворовской райадминистрации:

— В конфликтных ситуациях, подобно той, в какой оказалась Анжела Саенко, не редко оказываются усыновители и потенциальные приемные родители. По существующему законодательству, первоочередное право на усыновление получают украин¬ские граждане. Но что делать, если иностранные усыновители уже установили контакт с ребенком, ребенок привязался к ним (кстати, иностранные усыновители могут находиться на территории Украины только десять дней. — Авт.), а в это время появляется украинский усыновитель? Прекращаются ли действия иностранцев в нашей стране, или, коль они уже познакомились с ребенком, вошли с ним в контакт, мы имеем право отказать украинским гражданам? Разъяснений по этому вопросу нет, а подобные ситуации возникают часто.

Схема усыновления выглядит вроде бы просто. Вначале дети-сироты и дети, лишенные родитель¬ской опеки, вносятся в региональный банк данных. На них заводят анкеты на усыновление, в которых есть фотография, указано состояние здоровья ребенка. Если в течение года не находится отечественный усыновитель, анкету передают в республиканскую (централизованную) базу данных. Гражданин Украины, желающий стать усыновителем, приходит по месту жительства в службу по делам детей, располагающую базой данных. На основании представленных им документов служба дает заключение о возможности усыновления. С этим заключением потенциальный усыновитель может обратиться и в службы по делам детей других областей страны. Служба выдает потенциальному усыновителю направление, разрешающее вступить в контакт с ребенком (впрочем, были случаи, когда сотрудники служб отказывали усыновителям, ссылаясь на то, что «свободных» детей нет).

После установления контакта с ребенком усыновители получают соответствующее заключение, на основании которого суд выносит решение об усыновлении. После этого в загсе можно изменить не только имя и фамилию ребенка, но и дату, место его рождения.

Казалось бы, ничего сложного. Но проблемы возникают сразу же, как только потенциальные усыновители начинают устанавливать контакт с ребенком. Из-за того что направления усыновителям выдаются не на конкретного ребенка, а, например, на детей до двух лет, начинаются детские «смотрины». Так, например, Анечку, воспитанницу приюта №2, «смотрели» пять или шесть раз. Но кому-то не нравились ее веснушки, других смущала худоба ребенка. Девочка очень переживала и даже перестала расти…

— Граждане, создающие приемные семьи, дома семейного типа, согласно действующему законодательству, проходят обязательную подготовку с участием специалистов, психологов, дающих рекомендации: ребенок какого склада характера подойдет будущим родителям. Это позволяет создать в семье гармоничные взаимоотношения. Поэтому из приемных семей крайне редко возвращают детей, — поясняет Ольга Воробьева, заместитель начальника областной службы по делам детей. — К сожалению, законодательством не предусмотрена подготовка родителей, изъявивших желание усыновить ребенка.

А ведь бывают случаи, когда усыновители в дальнейшем отказываются от детей или же жестоко обращаются с ними. Татьяна Жадан, директор приюта №1, подтвердила это, рассказав о мальчике, от которого отказались усыновители. Они сослались на то, что, видите ли, не сошлись с ребенком характерами. Сейчас он находится в приюте. После перенесенной психологической травмы мальчик начал за¬икаться.

Экзамен для будущих родителей

— До февраля 2006 года наша служба занималась исключительно сопровождением приемных семей и домов семейного типа. А после выхода соответствующего постановления Кабинета министров районные и городские центры социальных служб нашего управления занимаются еще и информационной кампанией, направленной на поиск кандидатов для создания приемных семей, — рассказывает начальник областного центра социальных служб для семьи, детей и молодежи Виталий Кольцов. — За это время было создано двадцать пять приемных семей. Всего же в области пятьдесят три приемные семьи и тринадцать домов семейного типа.

С кандидатами, которые не отсеялись на районном уровне, работают социальные работники областного центра, прошедшие специальную подготовку и имеющие статус тренеров. Они стараются раскрыть каждого кандидата, предоставить ему максимальную информационную поддержку. После того как кандидаты по шесть часов в течение пяти дней проходят тренинги, специалисты центра тестируют их. Как правило, около десяти процентов кандидатов в приемные родители отсеиваются.

Но сотрудники центра занимаются не только проведением семинаров и тестированием, они исследуют жилищные условия кандидатов, изучают их социальное положение. При составлении рекомендаций учитывается и возрастной ценз. Например, супруги, которым под пятьдесят лет, не могут взять на воспитание трехлетнего ребенка. По положению, на момент исполнения ребенку семнадцати лет его родители не должны быть старше пятидесятипятилетнего возраста. Приемную семью может создать и одинокая женщина, мужчина.

Но «добро» на создание приемной семьи еще не означает, что она будет создана. На пути возникнет немало подводных камней, о существовании которых потенциальных родителей никто не предупреждает. Каждый из них пытается найти выход из ситуации самостоятельно. Анжела Саенко, например, подняла на ноги полгорода, даже в проверяющие органы жаловалась. Службы, которые занимаются детьми-сиротами и детьми, лишенными родительской опеки, как правило, не хотят вступать в конфликт друг с другом. Да и во время подготовки этого материала не раз приходилось слышать: «Только не сталкивайте нас между собой».

— Система, которая существует в городе, с так называемыми делегированными полномочиями райадминистрациям сделала работу, связанную с вопросами опеки, попечительства и усыновления детей, неэффективной и практически неуправляемой, — говорит Татьяна Бурик. — Эти полномочия должны быть аккумулированы в городской службе по делам детей.

Вся работа, связанная с социальной защитой детей в городе, требует незамедлительных и кардинальных изменений. Городская служба предлагает провести эти изменения путем создания в Одессе департамента по вопросам защиты прав ребенка. При департаменте необходимо создать единую городскую службу со структурными подразделениями в районах города.

ОТ РЕДАКЦИИ. Вопросы усыновления детей, их опеки, создания приемных семей и домов семейного типа вызывают много закулисных пересудов и взаимных обвинений. Редакция «Юга» предлагает вынести их обсуждение на страницы газеты, поэтому сегодня мы ставим многоточие, а не точку…
611

Комментировать: