Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... +2
днем 0 ... +4
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Турецкоподданные без рекламного флера

Понедельник, 26 ноября 2007, 12:20

Юлия Сибирь

Газета 24, 24.11.2007

Гуляю как-то поздно вечером по парку, а навстречу мэр. Вокруг много жизнерадостных людей, и все хотят сфотографироваться с интересным импозантным мужчиной.

«Вы тоже хотите сфотографироваться?» — спрашивает свита мэра. Не подумайте, что Одессы.

В Турции многие знают Одессу и Запорожье. Украину — хуже.

В любой стране есть парадный вход — тот, который заманивает с рекламных буклетов. И можно ограничиться лишь им. А можно пойти дальше, познакомиться с людьми, живущими в этой стране и готовыми сделать все, чтобы ты полюбил ее так, как любят ее они,

НОЧНАЯ ЖИЗНЬ

В центральном парке многолюдно, несмотря на позднее время. На предложение сфотографироваться пожимаю плечами: наверное, хочу. «А вы знаете, кто я?» — интересуется импозантный господин, с которым все хотят быть запечатленными. «Уже знаю, — отвечаю уверенно. — Мэр Стамбула». Г-н Кадыр Топбаш, узнав, что я из Одессы, радостно улыбается: «Да, наши города — братья». Короткая беседа, крепкое рукопожатие, и через пару минут мэр фотографируется с маленькими турецкими детьми, потом их отцами, потом с красивыми девушками. Фотосессия длится около часа: народная тропа желающих запечатлеться со стамбульским мэром не уменьшается. Через час довольные стамбульцы получают бесплатно готовые цветные фото, вставленные в паспарту с видом города. Для мэра — хороший пиар, для горожан — гордость за себя.

ПРОСТО ЛЮДИ

За две недели самостоятельного путешествия по Турции я встретила множество людей, готовых мне помочь. Они ничего не требовали взамен: им просто хотелось, чтоб я их страну узнала получше. Они своего добились.

20-летний юноша, сосед по междугороднему автобусу, полчаса блуждавший со мной по вечернему Чанаккале, городу на берегу Дарданелл, в поисках нужной мне гостиницы.

55-летняя попутчица-турчанка, полжизни прожившая в Германии, но о турках как о нации говорившая теплее, чем о немцах, сравнивая, не в пользу последних, гостеприимство и альтруизм.

Молодой менеджер уютного отеля, вырубленного в скале, в свое свободное время бескорыстно показывавший мне красоты Каппадокии, ведь это — действительно красоты, а он знает все неведомые туристу тропы.

Девушка с именем, которое переводится как «лунный свет», угощавшая меня на ярмарке вкусным турецким напитком боза бесплатно лишь потому, что я ей понравилась. За два вечера общения она успела познакомить меня со своими родственниками и друзьями.

Менеджер стамбульского отеля Саббати, интеллигентный человек, ни разу в жизни не пробовавший алкоголь и табак, спросивший через полчаса нашего знакомства, что я знаю о курдах. «Мы хорошо относимся к людям, — объяснял он менталитет своего народа, - но если нас обидят, мы перестаем этих людей замечать»:

30-летний предприниматель Ахмед внезапно угостил меня турецкими маринованными салатами. Он хочет продавать их в Украине — пошли бы на «ура». А наши рвутся в Турцию, думала я, прощаясь с Ахмедом и рассматривая его подарок — календарь с портретами всех турецких султанов.

Наконец, неопределенного возраста курд, хозяин ковровой мастерской в Пергаме, спасший меня от неминуемого ночлега на улице. О нем подробнее.

НА СЕМИ ЯЗЫКАХ

Захотелось мне увидеть Асклепион, самый знаменитый пергамский храм. Села в автобус и отправилась в турецкую деревню, известную тем, что рядом расположены руины одного из знаменитейших городов античного мира. Убедившись за неделю, что найти уютную небольшую гостиницу или гест-хаус можно без проблем, я осмелела и потеряла бдительность.

В город автобус прибыл в сумерках. Интуиция подсказывала, что нужно идти ближе к «античностям» — там, наверное, будет какой-нибудь турцентр. Но – вечер, и все закрыто, а горячие турецкие парни с нескрываемым интересом осматривают одиноко бредущую туристку.

«Я могу вам помочь? - слышу из темноты слова на английском. — Заходи, вот мой ковровый магазин». Ковровый магазин — это как раз то, что мне сейчас больше всего нужно... «Но ты ведь ищешь гостиницу, — говорит незнакомец. — Я тебе помогу». Решаю принять предложение помощи, но поселившийся страх не отпускает. Первый визит в небольшую гостиницу заканчивается фиаско: мест нет. Объясняется все просто: в гостинице живут немецкие археологи, которые работают в Пергаме. Еще одна гостиница закрыта, и лишь в третьей боги решают мне помочь. Мне уже не страшно, и я соглашаюсь отужинать с новым турецким знакомым. По профессии Сулих — археолог, раскапывал Трою, Пергаму и другие античные города. Сейчас занимается ковровым бизнесом. Мастерская, магазин и дом — все под одной крышей. Когда наступает поздняя осень, Сулих переезжает в Италию и продает свои ковры там. Весной возвращается домой. Говорит и читает на семи языках. Кроме основных европейских, еще на японском. Утверждает, что изучал самостоятельно. Немецкий, например, выучил, потому что случился роман с немецкой коллегой-археологом. «Если ты мне будешь писать, я попробую выучить и русский», — сказал он на прощание.

Самое любопытное, что все, с кем довелось общаться в Турции, знали Одессу — лучше, чем Украину в целом. А еще, почему-то, Запорожье...

У мэра Стамбула есть фото с сотрудником «Газеты 24», а у мэра Одессы нет
1113

Комментировать: