Погода в Одессе
Сейчас от +6° до +10°
Днем от +11° до +12°
Море . Влажность 86-88%
Курсы валют
$26.63 • €29.00
$27.05 • €29.00
$27.00 • €28.90
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Трудно бить евреем

Четверг, 2 марта 2017, 14:27

Виктор Зонис

В почившем 25 лет назад Советском Союзе, во все времена его не очень славной истории, было одно уникальное изобретение. И называлось оно — национальность. Причем, определяло это изобретение и регулировало жизнь каждого жителя страны уже на стадии этого жителя зачатия. Особенно касалось это — так называемых национальных меньшинств, и еще более особенно, еврейской этих меньшинств части. К религии это имело самое малое отношение, можно сказать, не имело никакого отношения, потому что единственной религией советской был коммунизм, а б-гом этого самого коммунизма — партия. Но, если папа твой еврей, а еще и мама этим согрешила, то «5 графа» в советском паспорте, даже не взирая на преданность обладателя этой самой «5 графы» идеям коммунизма, напрочь закрывала все карьерные пути-дороги к коммунистическому б-гу — партии. А без этого, как без воды — «и не сюды, и не туды». В общем, евреев в Союзе было миллион — ну, то есть, обладателей «5 графы», а вот иудеев не было. Не считая подпольных, в рамках статистической погрешности. Потому как — иудей, это принадлежность к своему народу через религию, сделавшую этот народ — народом. Но «5 графа» в конце прошлого века стала выигрышным билетом в лотерее безрадостной советской жизни, и дала возможность этому самому миллиону евреев стать иудеями, выехав из Союза в Израиль.

Так, в 1991 году из провинциального белорусского Гомеля привезли в Израиль мальчика, с абсолютно «еврейскими» именем и фамилией — Юру Кузьмина, чтобы на Земле Обетованной попытаться сделать из него иудея, и, как впоследствии оказалось, еще и боксера — Формана. Конечно, будущей звезде «ударного» спорта можно было стать и Мохамедом Али (тем более, что в Израиле он тренировался с арабами) — бумага за деньги все стерпит, но врожденная скромность будущего чемпиона остановилась на чуть менее эпатажном — Форман.

И первым боксерским джек-потом бывшего Кузьмина стал тренер Михаил Козловский, сделавший из новоиспеченного Формана чемпиона Израиля. Правда, он мог оказаться и джек-потом последним, в том числе и боксерским последним, потому как после переезда Козловского в Америку талантливый на обе руки Юра без присмотра сразу же овладел еще одним видом спорта — стал грабить среди бела дня неспортивных людей, за что очень быстро оказался перед чемпионским сроком, как минимум годика в три.

Но, джек-пот есть джек-пот, и Козловский вытаскивает Формана из Израиля и тюремного срока в Америку. Четыре года он его кормит, поит и тренирует. Четыре года зарабатывает везде, где можно и нельзя деньги, чтобы подвести Формана — в девичестве Кузьмина — к боксерскому Олимпу, на этот раз американскому и профессиональному. По дороге этой четырехлетней тренер Козловский теряет семью, потому что все эти четыре года жил только своим учеником и только для своего ученика. И зная, что ничто человеческое будущему чемпиону не чуждо, в том числе и «основной инстинкт», тренер знакомит его еще и с девушкой — будущей женой. Ну, не едиными же тренировками и боями должен жить будущий чемпион, надо же еще и пар по чуть-чуть выпускать.

В общем, любой из нормальных людей позавидовал бы будущему чемпиону иметь такого тренера, а по совместительству еще и мать с отцом в одном флаконе. Позавидовал бы и был бы по гроб жизни благодарен. Любой бы на месте Формана, но только не сам Форман.

Имея к тому времени уже шесть побед на профессиональном ринге, он перед чемпионским боем, не без помощи девушки, к тому времени ставшей уже не просто женой, а шоу-вумэн боксера — шоу-мэна, посылает своего тренера на три некрасивых буквы, объясняя это не фотогеничностью и мало известностью тренера. На этом благородном поступке первая — малоинтересная и еще более малопорядочная жизнь Кузьмина-Формана заканчивается, и начинается вторая — чемпионская и патриотическая.

Став профессиональным чемпионом, Кузьмин-Форман решил еще стать добропорядочным американским патриотом. И чтобы его посланный на некрасивые три буквы и кинутый тренер Козловский, не дай б-г, ни на один лучик его славы, а, главное, ни на один доллар его денег не претендовал, он заявляет в ФБР, что тот — представитель русской мафии и угрожает ему — чемпиону, расправой, за что Козловского едва не депортировали из Америки.

Но все хорошо, что хорошо кончается. А кончаться все, с того времени, начало для Кузьмина-Формена плохо. И денежки стали уплывать, и травма выбила надолго из колеи. И началась у нашего чемпиона часть третья жизни — религиозно-коммерческая. Не имея возможности выходить на ринг, а идти куда-то надо, Форман-Кузьмин вспоминает про свою «5 графу» и идет к Б-гу, в соответствии с этой графой — к еврейскому. И тут эта третья и религиозная часть его жизни, по сценарию жены — шоу-вумэн, становится чуть ли не праведной. Чемпион не просто стал ходить в Шабат в синагогу, а начал изучать Каббалу и учиться на Раввина. И даже, как он по секрету рассказал в одном-другом интервью, — соблюдать кашрут!

В общем, шоу-вумэн и на этот раз оказалась права. Дела понемногу пошли на лад. То ли Б-г помог, то ли Каббала просветлила, то ли коленка поджила — мы, в Каббале не искушенные, точно не знаем. А знаем, что Кузьмин-Форман, а теперь еще и Раввин (?!) вернулся на ринг по чуть-чуть побеждать. И, если раньше побеждать ему помогал кинутый тренер Козловский, то теперь, как он сам признался — псалмы Давида, которые он не только читал перед каждым боем, но и в перерывах между раундами, и даже во время самого боя.

Ну, какой же соперник устоит перед самим царем Давидом, да еще и перед его звездой в придачу в спортивной форме? Да, никакой. Поэтому наш боец — Раввин еще парочку-тройку боев выиграл. Но быть религиозным или даже религиозным не очень, но Раввином (а что — в боксе, как и в жизни, особенно у Кузьминых, все возможно), это же, говоря по-американски — гембель. В Шаббат морду бить нельзя и в Йом Кипур, тоже. А как быть с Песахом, Ханукой и Шавуотом? А с остальными праздниками? То есть, боксеру — можно, а Раввину — нельзя. Даже если эту морду собрался бить самому какому ни есть распоследнему гою — все равно нельзя! В общем, наш типа Раввин и типа боксер Кузьмин-Форман прокололся.

В пятницу, 13 января, в Шаббат он вышел на ринг, где и проиграл нормальному кубинскому гою уже в четвертом раунде. Перед боем типа Раввин заявил, что этим вечером он не будет Раввином, я будет бойцом. Нет, Юра, как там тебя правильно, Формен или Кузьмин — ты не будешь ни тем, и не другим. Потому что и то, и другое — дело Чести. А где тебе ее взять? Ищи Юра. Может, еще найдешь?
9909

Комментировать: