Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +7 ... +9
днем +7 ... +10
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Трагедия второго мая

Среда, 18 ноября 2015, 12:58

Андрей Тишко, Ирина Уманец, Евгения Генова

Порто-франко, 13.11.2015

С точки зрения совета Европы

В апреле 2014 года Генеральный секретарь Совета Европы учредил Международную консультативную группу (МКГ) по Украине. В ее состав вошли бывший судья Европейского суда Владимир Буткевич, экс-заместитель прокурора Харьковской области Олег Анпилогов, возглавил комиссию экс-председатель Европейского суда Николас Братца. Группа подготовила доклад о событиях Евромайдана. В этом документе упор был сделан на безнаказанности действий сотрудников силовых структур во время протестных акций в Киеве зимой 2013-2014 гг. Также МКГ выявила «недостаточную степень независимости и эффективности» в расследовании гибели людей на Майдане и «системное» противостояние МВД и СБУ с Генпрокуратурой.

Обнародовав доклад по Евромайдану, МКГ занялась расследованием событий, происшедших в Одессе 2 мая 2014 года. Ниже мы приводим некоторые пункты доклада.

АНАЛИЗ СОБЫТИЙ

1. В конце апреля одесские правоохранительные органы, зная о напряженной обстановке в городе в связи с приездом сторонников федерализации, активистов Евромайдана и футбольных фанатов, разработали планы экстренного реагирования «Волна» и «Гром». Оба плана не сработали; должного расследования по этому поводу проведено не было.

2. Днем второго мая сотрудники милиции пытались остановить столкновения в самом начале, однако затем прекратили попытки вмешаться. «Более того, наряду с впечатлением общей пассивности опубликованные в интернете видеозаписи могут свидетельствовать о сговоре между полицейскими и сторонниками федерализации», — говорится в докладе. Так, на одном из видео запечатлен, предположительно, один из сторонников федерализации Виталий Будько, который стреляет из-за милицейского кордона без какого-либо сопротивления со стороны силовиков. На другом видео запечатлен экс-глава милиции Дмитрий Фучеджи (впоследствии бежал из Украины, будучи объявлен в розыск; предположительно, скрывается в Приднестровье), который садится в машину скорой помощи с легким ранением в руку; внутри уже находится Будько, предположительно, не получивший ранений. Через несколько секунд серьезно раненого сотрудника милиции не пускают в ту же скорую помощь, и машина уезжает. Также подозрение МКГ вызвали красные ленты, которые заметны как на защитных шлемах милиционеров, так и у сторонников федерализации.

3. В МКГ отмечают, что милиция в тот день не отвечала на телефонные вызовы. По данным украинского омбудсмена, с двух часов дня до половины шестого поступила серия звонков о различных случаях нарушения правопорядка, однако первые задержания на улицах города были произведены только после пяти часов, когда пять человек уже погибли от огнестрельных ранений. У Дома профсоюзов задержания начались, когда число погибших превысило 40.

4. События в Доме профсоюзов в МКГ реконструируют в следующем порядке: после того, как активисты Евромайдана обратили в бегство сторонников федерализации на Греческой площади, те бросились в сторону Куликова поля. Некоторые из лидеров отступавших призывали своих сторонников бежать, другие предложили укрыться в здании Дома профсоюзов. В МКГ пишут, что сторонники федерализации выломали двери в здании и занесли внутрь «различные материалы», в том числе коробки с бутылками и зажигательной смесью для коктейлей Молотова. Затем вход в здание перегородили досками.

5. По прибытии на площадь сторонники Евромайдана разгромили палаточный лагерь Антимайдана, после чего началось противостояние у Дома профсоюзов с использованием оружия и коктейлей Молотова. Попытки штурма оказались неудачными, а в 19.45 в здании начался пожар. Проведенные впоследствии экспертизы показали, что пожар начался сразу в пяти местах в разных частях и на разных этажах здания. «Исключая возгорание в вестибюле Дома профсоюзов, причинами возгораний могли стать только действия находившихся в здании», — говорится в докладе. «Закрытые двери и «эффект трубы» за счет лестничной клетки привели к быстрому распространению огня на верхние этажи и экстремально быстрому росту температуры внутри здания», — пишут авторы. Ни одна из экспертиз не обнаружила признаков преднамеренного поджога. Эксперты МКГ отмечают, что судмедэкспертиза не была проведена властями должным образом: первый доклад, подготовленный в июле 2014 года, не включал результатов инспекции самого здания, и ее не проводили до августа этого года.

6. Ближайшая к Дому профсоюзов пожарная часть расположена в пяти минутах езды от Куликова поля, где и находится Дом профсоюзов. Тем не менее, первая пожарная машина приехала туда не раньше, чем через полчаса после начала пожара. В МКГ упоминают телефонные переговоры пожарной службы, на которых диспетчер отвечает сообщающим о пожаре, что горящие у Дома профсоюзов палатки опасности не представляют, поскольку горят на открытом воздухе. Первая машина приехала на место трагедии через десять минут после звонков о возгорании внутри Дома профсоюзов. Ответственность за это позже взял на себя глава ГСЧС Одесской области Владимир Боделан (освобожден от должности, в начале 2015 года находился за пределами Украины, точное местонахождение неизвестно). Боделан объяснял свои действия нежеланием подвергать опасности жизни пожарных, которых толпа даже по прибытии не сразу пропустила к Дому профсоюзов.

7. Во время пожара, сбитого только к девяти часам вечера, 303 человека были эвакуированы из здания, 31 человек погиб внутри, еще 8 тел погибших были обнаружены неподалеку: сторонники федерализации выпрыгивали из окон, спасаясь от огня. В некоторых случаях активисты Евромайдана нападали на сторонников федерализации, в других — делали трапы и подставляли полотна ткани для спасения выпрыгивающих из окон людей.

8. Общее число погибших 2 мая в Одессе составляет 48 человек (7 женщин и 41 мужчина), все они были гражданами Украины. Шестеро погибли от огнестрельных ранений во время столкновений на Греческой площади, 42 — в результате пожара в Доме профсоюзов (34 от прямого воздействия огня, восемь человек разбились). Данные о том, что в здании Дома профсоюзов присутствовал какой-либо газ, кроме продуктов горения, не подтвердились. Пострадали в тот день 208 человек, в том числе 34 милиционера (шестеро получили огнестрельные ранения). Неизвестное число пострадавших не обращались за помощью в больницы, опасаясь преследования по закону.

ОБОБЩЕННЫЕ ВЫВОДЫ

Проанализировав расследования насильственных событий в Одессе 2 мая 2014 года, МКГ пришла к следующим выводам.

Преграды, с которыми столкнулись лица, ответственные за расследование событий 2 мая 2014 года в Одессе, являются серьезными, а их влияние на ход расследования нельзя недооценивать. Однако эти проблемы не могут оправдать недостатки расследования. Органы власти должны принять все необходимые меры для обеспечения соответствия расследований требованиям статей 2 и 3 ЕКПЧ.

Учитывая доказательства, указывающие на причастность сотрудников милиции к массовым беспорядкам, необходимо, чтобы расследование в целом осуществлялось органом, полностью независимым от сотрудников милиции. Также, учитывая структурные связи между ГСЧС и МВД, расследование действий пожарной службы нельзя считать независимым. Эти проблемы еще раз подчеркивают необходимость в независимом и эффективном механизме расследования серьезных нарушений прав человека, совершенных сотрудниками правоохранительных органов и другими государственными должностными лицами.

МКГ также считает, что для сохранения доверия всех слоев общественности системе уголовного правосудия, органам власти, в том числе судебным, крайне важно показать, что во время проведения расследования и судебного разбирательства они действуют беспристрастно и без дискриминации.

Что касается эффективности расследования, то МКГ считает, что распределение расследований между ГПУ и МВД является малопродуктивным и вредит эффективности расследований, учитывая, что все они касаются тесно связанных между собой событий и в определенной степени совпадают в части доказательств, свидетелей и потерпевших. Также МКГ считает, что на качество, продвижение и эффективность расследования действий сотрудников ГСЧС негативно повлияло решение поручить проведение этого расследования местным органам внутренних дел, которые бездействовали на ранних решающих стадиях расследования.

МКГ одобрительно относится к тому, что оба следственных органа пытались обеспечить непрерывность на уровне основных следователей, занимающихся расследованиями в Одессе. Однако сокращение соответствующих следственных групп негативно влияет на прогресс, качество и эффективность этих расследований.

В каждом из производств следственные органы не проявили должной полноты и тщательности как на стадии возбуждения производства, так и во время дальнейшего его расследования, в результате чего общая эффективность расследований была поставлена под угрозу.

МКГ выражает серьезную озабоченность по поводу решений о прекращении дела в отношении двух подозреваемых из-за недостаточности доказательств. Неоднократные отводы судей привели к задержкам начала судебного разбирательства уголовных производств в целом. МКГ также считает, что решение обвинять 21 человека в одном обвинительном акте без индивидуализированных обвинений также стало причиной задержки и может иметь негативное влияние на ход судебного разбирательства.

МКГ считает, что расследование в отношении действий сотрудников ГСЧС не было начато своевременно и не было проведено незамедлительно.

МКГ считает, что события в Одессе 2 мая 2014 года были настолько важными, что обязывали органы власти предоставлять достаточную информацию о расследовании в целях содействия эффективному общественному контролю. Хотя органы власти опубликовали значительный объем информации, делалось это при отсутствии эффективной коммуникационной политики, и как следствие часть информации была непонятной и противоречивой, а также предоставлялась неравномерно и с недостаточной регулярностью.

МКГ с сожалением отмечает, что, в отличие от расследований событий на Майдане, следственные органы не приняли никаких согласованных мер, чтобы обеспечить прямое и регулярное информирование пострадавших и их родственников по продвижению расследований, и подчеркивает, что информация, которая была предоставлена широкой общественности, сама по себе не была достаточной для защиты прав и законных интересов потерпевших и их родственников.

По мнению МКГ, в расследовании трагических событий в Одессе 2 мая 2014 года не удалось достичь существенного прогресса. Несмотря на то, что такой результат можно в определенной степени объяснить сложными условиями, в которых проводились эти расследования, МКГ считает, что недостатки следствия негативно сказались на способности органов власти выяснить обстоятельства преступлений, совершенных во время событий в Одессе, и установить виновных лиц.

МКГ отметила важность работы, выполненной членами общественной «Группы 2 мая». В частности, экспертиза пожара в Доме профсоюзов является, по мнению МКГ, еще одним ценным источником информации для следственных органов. Однако МКГ не выявила признаков того, что хотя бы на ранних этапах расследований следственные органы оценили значения результатов работы, выполненной «Группой 2 мая», и необходимости более тесного сотрудничества с этой группой.

Расследование этих событий еще раз подтверждает необходимость создания Государственного бюро расследований в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом. МКГ положительно оценивает активные действия органов власти Украины по созданию Бюро, но подчеркивает, что любой орган такого типа должен отвечать требованиям независимости и эффективности ЕКПЧ.

Как и в случае с расследованием событий на Майдане, остается надеяться, что, опираясь на выводы, изложенные МКГ в этом отчете, будет достигнут дальнейший прогресс в привлечении виновных к ответственности, восстановлении общественного доверия к правосудию и завершении этого болезненного раздела в истории Украины.

* * *

Что нового удалось выяснить специалистам

Одесская жизнь, 06.11.2015

Сейчас общественность активно обсуждает важный документ, который недавно опубликовал Совет Европы, — большой отчет Международной консультативной группы о событиях 2 мая в Одессе. В нем не только жестко раскритикована работа ГПУ и МВД, но и озвучены важные и малоизвестные факты о той трагедии. «Одесская жизнь» попросила прокомментировать наиболее важные пункты Татьяну Герасимову — одесскую журналистку и координатора общественной комиссии «Группа 2 мая», которая уже полтора года занимается расследованием тех событий.

ОБ ОТЧЕТЕ

Цель, которую поставили авторы отчета, — проанализировать, насколько официальное расследование событий 2 мая соответствует статьям 2 и 3 «Европейской конвенции по правам человека» и было ли расследование событий 2 мая независимым и эффективным. Вывод Международной группы такой: расследование не было независимым и не привело к результату, к тому, чтобы найти реальных виновников произошедшего.

Но чтобы ответить на эти важные вопросы, его авторы подробно проанализировали, как эти события были расследованы в уголовном производстве. Также авторы документа фактически объединили все разрозненные расследования (в том числе нашей группы, временной следственной комиссии парламента, расследование Уполномоченной по правам человека) в одно целое и исследовали огромный массив информации.

ОБ ОШИБКАХ В ОРГАНИЗАЦИИ РАССЛЕДОВАНИЯ

Официальное расследование было неэффективным по нескольким причинам. Прежде всего, из-за того, что оно было разделено на несколько ведомств. Два расследования ведет следственно-оперативная группа Главного следственного управления Министерства внутренних дел — это дело по массовым беспорядкам и дело по бездействию руководства пожарной службы. Дело о бездействии руководства областного управления МВД ведет Генеральная прокуратура Украины.

Члены международной группы Совета Европы считают, что нужно было сразу объединять эти дела, потому что они очень тесно переплетены между собой. Но если сейчас дела объединять, то следователям понадобится много времени, чтобы только изучить это многотомное наследие.

ОБ ЭКСПЕРТИЗЕ И ФЕЙКАХ

В отчете Совета Европы есть очень серьезные вопросы к пожаро-технической экспертизе в Доме профсоюзов. Вначале ее провели николаевские специалисты, которые даже не выезжали на место происшествия. Повторная экспертиза была назначена спустя год, и эксперты наконец-то и исследовали здание Дома профсоюзов. Авторы доклада считают, что таким образом следователи попытались исправить ошибку с первой экспертизой.

Еще одна претензия — к руководителям украинских силовых органов, которые распространяли недостоверную и противоречивую информацию о том, что произошло в Доме профсоюзов. В частности, о хлороформе.

Также авторы отчета считают большим недостатком отсутствие гласности в расследовании. Вместо того чтобы выходить на пресс-конференции и информировать граждан о причинах гибели людей в Доме профсоюзов, руководители правоохранительных органов озвучивали недостоверную информацию, фактически фейки.

О РЕЗУЛЬТАТАХ ЭКСПЕРТИЗЫ

По решению Одесского окружного административного суда, вынесенного по иску членов «Группы 2 мая» Сергея Диброва и Леонида Штекеля, результаты судмедэкспертизы признаны общественно важной информацией и должны быть переданы нам для опубликования, разумеется, с соблюдением закона о защите персональных данных. Но «Одесское бюро судмедэкспертизы» не торопится выполнять судебное решение.

Почему так важно обнародование этих документов?

Во-первых, изначально ходило много слухов о том, что люди в Доме профсоюзов погибли от неустановленного газа, от огнестрельных ранений, что их там убивали. Говорили даже, что удушили беременную 57-летнюю женщину. Так вот, чтобы прекратить эти слухи, нужно официально ответить на вопрос, по каким причинам погибли люди в Доме профсоюзов. И сделать это можно только на основании актов судебно-медицинской экспертизы.

Во-вторых, нужно оценить качество экспертизы — насколько она была адекватна, достоверна и законна.

В-третьих, сейчас в Киеве проходит комплексная межведомственная экспертиза и по Дому профсоюзов, и по погибшим. Мы надеемся, что результаты этой, повторной, экспертизы можно будет сопоставить с результатами первой.

А с нашей экспертизой нужно разбираться. Начнем с того, что Коммунальное учреждение «Одесское бюро судмедэкспертизы» просто по закону неправомочно проводить такие экспертизы. Если быть последовательным, то абсолютно все экспертизы, проведенные КУ «Одесское бюро судмедэкспертизы», даже не касающиеся 2 мая, могут быть любым судом поставлены под вопрос.

О СУДАХ

Во-первых, в Малиновском суде г. Одессы находится основное дело — по массовым беспорядкам 2 мая 2014 года. Это эпизоды, которые касаются Дерибасовской и Греческой площади. Изначально по делу проходило 22 обвиняемых, но один из них накануне первого заседания убежал в Крым. Сейчас в СИЗО находятся шестеро обвиняемых, остальных судьи постепенно освобождали. Суд идет уже почти год. Прежде всего, он затягивается из-за того, что обвинительное заключение составлено с очень большими недостатками. Поэтому по требованию адвокатов его два раза возвращали на доработку. И вот это обвинительное заключение сейчас зачитывают на заседаниях. Хотя фактически прокурор читает одно и то же 21 раз, меняются только фамилии.

Во-вторых, дело евромайдановца Сергея Ходияка. Его обвиняют по статье 115 ч. 2 Уголовного кодекса Украины (умышленное убийство) и статье 294, ч. 2 (организация и участие в массовых беспорядках). Подозревается, что это именно из его охотничьего ружья был убит Евгений Лосинский и ранен милиционер. Дело рассматривается очень медленно. Сергей Ходияк находится на свободе, то есть даже не под домашним арестом.

В-третьих, дело по событиям 4 мая — о незаконном освобождении подозреваемых из СИЗО. По этому делу судят троих, все обвиняемые находятся в Одессе, ходят в суд.

В-четвертых, одного из обвиняемых по делу 2 мая Александра Посьмиченко в целях его безопасности судят отдельно, потому что в основном на его показаниях и держится все обвинение.

Есть еще одно дело, которое связано с событиями 2 мая. В тот день на Александровском проспекте была задержана машина с оружием, которое перевозили Игорь Астахов и еще два человека в балаклавах. Активисты Евромайдана их задержали и передали в руки милиции, которая потом этих людей отпустила. Через полгода, 20 января, Астахов убил трех человек. Сейчас это дело слушается в Суворовском суде Одессы.

О ФАКТАХ И ПРОПАГАНДЕ

Общественная комиссия «Группа 2 мая» и сейчас продолжает вести свое расследование. Спустя полтора года люди потихоньку перестают бояться и выходят на контакт, но — пока анонимно. Давать открытые свидетельства они не готовы, но рассказывают достаточно интересные вещи, которые я пока не могу озвучивать.

Впрочем, некоторым людям правда особо и не нужна. Они хотят верить в разные мифы, и переубедить их все равно не удастся. Поэтому наша задача — установить как можно больше фактов. Если кто-то захочет верить фактам, то поверит. Если захочет по-прежнему верить в мифы, то мы ничего с этим сделать не можем. Очень мощная пропагандистская машина в России работает безостановочно как большая мясорубка по переработке человеческих мозгов. Наше государство за полтора года не создало никакого серьезного механизма противодействия этой лжи. Поэтому опять гражданское общество должно на себя взять задачу по контрпропаганде и заниматься развеиванием слухов и мифов о трагедии 2 мая 2014 года в Одессе.
8895

Комментировать: