Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -3 ... 0
ночью -2 ... +1
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Трагедия 2 мая: областной позор судебной медицины

Суббота, 2 мая 2015, 19:32

Владимир Саркисян

Думская, 01.05.2015

Общественная экспертно-журналистская «Группа 2 мая» вот уже год безуспешно требует официально обнародовать результаты судебно-медицинских экспертиз тел пострадавших во время массовых беспорядков на улицах Одессы и в Доме профсоюзов. Ссылаясь на тайну следствия и якобы медицинскую этику, основной держатель информации, КУ «Одесское областное бюро судебно-медицинских экспертиз», отказывает в этом журналистам.

Отказ этот, как мы неоднократно говорили, совершенно надуманный. С актами экспертиз имели возможность ознакомиться не только эксперты и следователи, но и технический персонал бюро — лаборанты и медрегистраторы, набиравшие на компьютерах тексты заключений, архивариусы, наконец, заведующие отделениями и отделами. Поэтому отказы в публикации заключений судебно-медицинских экспертов — совершенно незаконные, даже если не принимать во внимание крайне высокий общественный интерес, превалирующий над соображениями тайны следствия.

Акты судебно-медицинских экспертиз опубликованы пророссийской организацией

Вчера, 30 апреля, так называемая «Группа информации по преступлениям против личности» (ICGP) — исключительно односторонне ангажированная организация — выложила в открытый доступ копии актов судебно-медицинских экспертиз по всем 48 погибшим 2 мая в Одессе, снабдив их своими комментариями. Несмотря на то, что в этих комментариях упоминается и мое имя, и «Группа 2 мая», отношения к этой публикации, к источникам материалов и к самой ICGP мы не имеем.

В то же время эти комментарии показывают, насколько слабо авторы ее разбираются в вопросе. Например, фраза: «… родные и близкие некоторых погибших убеждены, что результаты экспертиз сфальсифицированы, и на самом деле по крайней мере часть смертей в Доме профсоюзов носила насильственный характер», — вообще лишена смысла. Любая смерть от воздействия внешних факторов (природные явления, стихийные бедствия, пожары, умышленные и неумышленные ранения любого происхождения, дорожно-транспортные происшествия и т.д.) — насильственная. Поэтому все смерти, связанные со 2 мая, были насильственными. Ненасильственной являются лишь смерть от заболевания либо от врожденных патологий.

Утечка произошла из бюро судебно-медицинских экспертиз

При детальном знакомстве с опубликованным файлом становится ясно, что утечка информации произошла либо из отдела экспертизы трупов, либо из методического отдела бюро СМЭ. Обратим внимание, что в представленных документах нет росчерков подписей экспертов и оттисков печатей. Это свидетельствует о том, что документы не были отсканированы и оцифрованы, а передавались от источника в виде файлов, подготовленных к печати.

В представленных документах также отсутствуют экземпляры актов исследования экспертов-специалистов (токсикологов, гистологов, медиков-криминалистов) — они передаются из лабораторий в распечатанном виде с подписями и печатями. Соответственно, у источника в бюро СМЭ доступа к этим файлам не было, а это возможно лишь в случае, если «крот» находится в отделе экспертизы трупов. Следственно-оперативная группа МВД также получала бумажные копии актов экспертиз и не могла быть местом утечки.

Совершена подлость — опубликованы персональные данные и сведения, составляющие врачебную тайну

«Группа 2 мая» уже год просит передать ей акты судебно-медицинских исследований, гарантируя анонимность потенциальному источнику, а в случае публикации настаивает на изъятии из документов персональной информации пострадавших и экспертов. Журналисты группы подали иск в суд, в котором обосновали необходимость и законность обнародования этой информации — разумеется, с удалением всех имен и фамилий.

Тем не менее, «крот» не предпринял ни одной попытки связаться с группой, но неожиданно «слил» информацию весьма странной организации.

В результате эта организация, гордо именующая себя «Группа информации по преступлениям против личности», не удосужилась удалить из файлов имена и фамилии пострадавших, хотя в их публикации не было никакой насущной необходимости. Можно говорить, что ICGP полностью оправдала свое название: обнародование информации в таком виде — это грубейшее нарушение этических норм, которое граничит с преступлением против личности (ст. 182 УК).

Назрели системные изменения в областном экспертном учреждении

Какие конкретно мотивы двигали сотрудником, «слившим» информацию — алчность, неприятие нынешнего курса страны, неуверенность в завтрашнем дне или комбинация из многих факторов, остается гадать. Одно ясно: совершен не просто должностной проступок, но и откровенная подлость по отношению к пострадавшим и их семьям — опубликованы без изменения и сокрытия все персональные данные и сведения, составляющие врачебную тайну. Этика судебной медицины не различает преступников и праведников, «своих» и «чужих». Любой умерший и его близкие имеют право на приватность и на человечность. Вне зависимости от мотивов работника СМЭ и людей, опубликовавших материал, это деяние должно быть наказано. Наказано не только по всей строгости закона, но и общественным презрением.

Что касается руководства КУ «Одесское бюро судебно-медицинских экспертиз», мне кажется, что в течение этого года оно окончательно себя скомпрометировало. Отвратительное качество исследований, абсолютно незаконное привлечение в качестве экспертов сотрудников сторонних организаций, упорное противоправное игнорирование общественного запроса и венец — разглашение конфиденциальной информации — должны поставить точку в существовании этой организации в ее нынешнем виде.
7560

Комментировать: