Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... +1
утром -2 ... +2
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Террор строителей или Почем нынче свет в окошке?

Суббота, 22 марта 2008, 11:03

Павел ШЕВЦОВ

Вечерняя Одесса, 22.03.2008

Мы уже не раз писали о безмерной дерзости и наглости доморощенных строителей, которые могут в ухоженном одесском дворе за короткое время возвести двухэтажный особняк, на месте дворового туалета соорудить кафе-бар или на зеленом газоне поставить в рядок шесть гаражей. Причем, не в простом дворе, а в мемориальном, где жил герой обороны Одессы вице-адмирал В.Г. Жуков... Дело доходило до того, что эти гаражи по решению властей с помощью бульдозеров сносили, скажем, в четверг (после дождичка?), а в воскресенье они оказывались на том же месте.

Так было, так есть... Представьте себе: ваши окна выходят на море (дом стоит на 12-й станции Большого Фонтана). И сегодня Машенька Петрова могла бы смотреть в эти окна на солнышко, следить за облаками и птичками. Увы... Перед окном и лицом ребенка на расстоянии 78 см стоит глухая стена. А в комнате даже днем приходится включать электроосвещение, чтобы почитать книжку или посмотреть в ней картинки.

Это что касается первого этажа. Окна второго этажа квартиры, в которой живет Машенька Петрова, выходят на так называемую смотровую площадку того самого дома, что лишил ее солнца. На эту площадку можно шагнуть прямо из окна квартиры № 1... Мы ходили по ней, заглядывали в стеклянные двери и... если так можно выразиться, моделировали будущее. Если этот дом покупатель приспособит под кафе, то любители пива и прочих напитков смогут класть свои ноги прямо на подоконники соседнего дома. Если же здесь будут жить добропорядочные обыватели, то они станут тут сушить белье, выбивать ковры и половики...

...Я спросил Семена Петровича Шлемиса, который построил этот дом, а второй — чуть дальше, кому он думает продать это чудесное сооружение. Он удивился:

— Как кому? Кто даст настоящую цену! Впрочем, эти дома принадлежат моей жене. Она и будет продавать. А что касается Петровых, то они сами виноваты: знали, что покупают. Кстати, мы приобрели здесь участки раньше их почти на год.

Действительно, жена Шлемиса — Марина Давыдовна Гойфман — приобрела участок на 12-й ст. Большого Фонтана еще в апреле 2000 г. А Петровы купили соседний дом в следующем году, поселились в нем и наслаждались видом на море и прочими прелестями жизни на берегу. Строительная компания С.П. Шлемиса тем временем разобрала ветхие строения, очистила стройплощадку и приступила к возведению двух домов и бассейна между ними.

Людмила Николаевна Петрова пишет в редакцию: «Гойфман перед самыми нашими с Георгиевой (это соседка) окнами ставит глухую стену и полностью лишает освещения наши жилые комнаты (прилагаю заключение СЭС). При этом разгерметизировала стены нашего дома, а Георгиевой и Бельченко (тоже соседка) и крышу. В результате наше жилье приведено в непригодное состояние (у нас имеются акты обследования ЖЭКа, а также результаты строительных экспертиз).

В это трудно поверить нормальному человеку, но закрыв окна первого этажа в моей квартире, Гойфман перед моими окнами 2-го этажа вместо неэксплуатируемой крыши, как значится у нее в проекте, сооружает эксплуатируемую «смотровую площадку» с надстройкой в 4 окна плюс дверь... Получается окно в окно. Причем площадка выше пола на нашем втором этаже...».

Спрашиваю:

— Людмила Николаевна, как же вы могли допустить, чтобы на расстоянии вытянутой руки напротив ваших окон возвели глухую стену? Неужели смолчали?

— Ну, что вы! Мы, как говорится, били тревогу, обращались во все инстанции. Требовали убрать эти строения.

Л.Н. Петрова протягивает документ с печатью и подписью.

Это — распоряжение Киевской районной госадминистрации г. Одессы

№ 271 от 28.02.2002 года. В констатирующей его части приводятся данные, основанные на расследовании предмета жалоб М.И. Георгиевой, А. Я. Бельченко и Л. Н. Петровой. Выясняется, что М.Д. Гойфман начала строительство двух жилых домов по адресу: Фонтанская дорога, 82 и 82-а, по согласованному в райадминистрации проекту, имела и разрешение ГАСК на строительство. Однако в ходе строительства допускала отклонения от проекта, в связи с чем Киевская райадминистрация и ГАСК потребовали прекратить работы.

Строители обещали проект откорректировать и вновь согласовать. Никакого согласования не получилось. Цитирую: «На цей час дозвiл на проведення будiвельних робiт, виданий iнспекцiєю ДАБК, закiнчив дiю, дозвiл на виконання робiт по корегованому проекту не видавався. Згодно з актом комiсiї вiд 17.01.2002 р. Гойфман продовжує будiвництво двох житлових будинкiв з порушенням вимог ДБН-79-92 «Житловi будинки для iнди«відуальних забу«довникiв України». Приписи Київської райадмi«нiстрацiї та iнспекцiї ДАБК щодо припинення будiвництва гр. Гойфман М. Д. iгнорує».

Заканчивается распоряжение так:

«1.1. Зобов`язати гр. Гойфман М.Д. у десятиденний термiн знести самовiльно зведенi житловi будинки.

1.2. У випадку невиконання п. 1.1. цього розпорядження в зазначений термiн, зробити роботи щодо зносу силами iнспекцiї ДАБК з наступним стягненням витрат з гр. Гойфман М.Д.».

Подписал документ глава Киевской райадминистрации Красильников.

«Десятиденний термiн», как видим, прошел, а вместе с ним еще шесть лет, тем не менее, дома гр. Гойфман как стояли, так и стоят, загораживая Машеньке Петровой и солнце, и облака, и птичек с бабочками...

ПОНЯТНО, ЧТО ЗА ШЕСТЬ ЛЕТ многое произошло. События, связанные с борьбой за нормальную жизнь по адресу: Фонтанская дорога, 82-84, можно было бы поместить в один длинный список — такую себе хронику. Впрочем, вряд ли там удалось бы зафиксировать количество утраченных людьми нервных клеток (которые, как известно, не восстанавливаются), скандалов, истерик, бессонных ночей и прочих атрибутов конфликтов между соседями.

Л.Н. Петрова пишет в редакцию: «На протяжении шести лет я вынуждена отстаивать свои жилищные права и защищать свою собственность от противоправных действий Гойфман М. Д. и Шлемиса С. П., обращаясь с этой целью в различные органы и затрачивая на это много личного времени, что крайне отрицательно сказывается на моем самочувствии».

Что касается официальных мероприятий, то их было много, результаты осели в толстой папке в виде всевозможных ответов и приветов (читай — отписок), актов, заявлений и т.д. Скажем, пишет начальник инспекции ГАСК А.М. Куликов: «Инспекцией ГАСК с выходом на место установлен факт отклонения от проектно-правовой документации при строительстве жилого дома гр. Гойфман М.Д.

Предписанием инспекции от 18.07.2001 г. строительные работы приостановлены. Предписание не выполнено. Штрафные санкции применены».

О штрафных санкциях говорить не будем: штрафуют самовольщиков, например, на 37 гривень или даже на 185. Что это за наказание для людей, которые строят замки с бассейнами?

Дальше, правда, говорится, что ГАСК обращается в Киевскую райадминистрацию, в районную и город«скую прокуратуру... и что же?

А вот более серьезный документ — почти брошюра на 20 страницах — результат своеобразного научного исследования, подписали это заключение академик В. Дорофеев, профессор Л. Диордиенко и доцент В. Мартынов из Одесской академии строительства и архитектуры. К какому же выводу пришли ученые? Читаем:

«...Расстояние от стены по оси «Б» квартиры Гойфман М.Д. до стены жилой комнаты квартиры Петровой Л.Н. составляет 0,78 м, а ширина подошвы фундамента составляет 0,8 м и глубина 1,1 м. К стенам жилых комнат одноэтажной части квартиры Петровой Л.Н. реконструируемое здание Гойфман М.Д. примыкает вплотную.

Нарушение нормативного расстояния между фундаментами привело к появлению трещин и нарушению целостности примыкающих стен квартиры Петровой Л.Н. во время выполнения строительных работ по устройству фундаментов и стен квартиры Гойфман М.Д.

2.2. Ввиду того, что стена по оси «Б» реконструируемой квартиры Гойфман М.Д. выполнена по территории светового фонаря, освещение двух помещений квартиры Петровой Л.Н. практически прекратилось, т.е. отсутствует инсоляция.

2.3. Устройство плоской эксплуатируемой кровли над помещениями квартиры Гойфман М.Д., которые практически примыкают к стене квартиры Петровой Л.Н., и дверного проема в мансарде вместо оконного проема, а также увеличение площади мансарды нарушает действующие нормы проектирования и строительства и создает дискомфортные условия для проживания в квартире Петровой Л.Н. (ДБН В 2.2-15-2005)».

Документ сей подписан 14 июля 2006 г., т.е. через пять лет после «заключения» о сносе незаконного строительства.

КОНЕЧНО, ВМЕШИВАЛАСЬ и «третья власть». 7 февраля 2007 г. Киевский районный суд г. Одессы (судья Калашникова О.И.) после долгого и непростого расследования всех нюансов конфликта принял решение: Гойфман — восстановить световой фонарь, который существовал до 2000 г. А это значит разрушить стену, которая закрывает окна квартиры № 4. Суд потребовал и переделать мансарду, «обладнати водовiдвiд вiд стiн будiвлi Петрової». А заодно взыскать с Гойфман Марины Давыдовны в пользу Петровой Людмилы Николаевны 88781,5 грн.

Выполнено решение суда? Ничуть не бывало, потому что определением апелляционного суда (судьи Каранфилова, Сидоренко, Фальчук) его отменили. Основания — чисто формальные: решение принято без участия в процессе ответчицы Гойфман. И еще: «Крiм того, суд не притягнув по даннiй справi чоловiка вiдповiдачки Шлемiса С.П., який має свою долю у спiльнiй власностi подружжя».

В кассационной жалобе, которая на днях была отправлена в Верховный суд Украины, по этому поводу сказано: «...Из указанного договора купли-продажи усматривается, что Шлемис С.П. не является владельцем части домостроения, его приобрела ответчица Гойфман М.Д., а право собственности Шлемиса С.П. на какую-либо часть приобретенного Гойфман домовладения в законодательном порядке оформлено не было».

По поводу «неосведомленности» Марины Давыдовны Гойфман о ходе судебного процесса Людмила Николаевна Петрова пишет в редакцию:

«Гойфман присутствовала на первом заседании суда, потом стала обманным путем уклоняться от заседаний. Вначале была медсправка, затем она выписалась из города на длительное время, через полгода снова прописалась. Ответчице судья отсылала заказной почтой повестки, исковые требования, решения суда, причем по двум адресам. Почтальон ходил по нескольку раз, через рабочих ей передавали, что почта ее ищет, а она по телефону узнавала, если письма из суда — умышленно их не забирала».

Добавим сюда, что в газетах «Чорноморськi новини» и «Урядовий кур`єр» были размещены сообщения о том, что ответчица Гойфман вызывается на судебные заседания. Кстати, общая сумма судебных издержек на все эти процедуры составила 1428,5 гривни. Однако апелляционный суд эти обстоятельства проигнорировал.

...ТЕПЕРЬ СОЛНЫШКОМ в окошке Машеньки Петровой и ее окружения будет заниматься Верховный суд Украины. Если он тоже станет на формальные рельсы, Петровы намерены обращаться в Страсбург, в Европейский суд по правам человека. Представляете, как будет выглядеть иск (условно, конечно): «Маша Петрова — против Украины, против строительного террора».
1436

Комментировать: