Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... -1
вечером -2 ... -1
Курсы валют USD: 25.899
EUR: 27.561
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Теракт для жены и ее родителей

Воскресенье, 8 сентября 2013, 08:35

Сергей Милошевич

Слово, 11.07.2013

Ровно за четверть века до прогремевшей на весь мир авиационной атаки на здания-близнецы нью-йоркского Торгового центра, похожая драма – только в гораздо меньшем масштабе, и по совершенно другим причинам – разыгралась в СССР…

СМЕРТЕЛЬНОЕ ПИКЕ «КУКУРУЗНИКА»

В 1976 году я работал авиамехаником авиационно-технической базы Одесского объединенного авиаотряда. Как принято в авиации, на рабочих планерках наш начальник иногда зачитывал нам информационные бюллетени, связанные с различными авиационными происшествиями в стране. Правда, лишь в случаях, когда аварии и катастрофы происходили из-за отказа техники или по халатности технических служб. И только на непосредственно обслуживаемых нами типах самолетов — Як-40 и Ту-104. Это неудивительно — секретность в те годы в нашей бывшей стране превышала все мыслимые пределы.

Однако данное авиационное происшествие, совсем не касавшееся ни плохой работы авиатехников, ни технического состояния «наших» лайнеров было настолько необычным, из ряда вон выходящим, что «в виде исключения» наше руководство нам, простым авиационным работягам, о нем таки рассказало. Хорошо помню, как я и все мои коллеги были потрясены этой трагедией. Потом, в течение многих лет, я, буквально по крупицам, собирал сведения об этом чрезвычайном происшествии: что-то узнал от одесских гражданских летчиков, летавших в Новосибирск, что-то — от других авиаторов и жителей этого города. Хотя что-либо написать в прессе о данном событии в былые годы, ясное дело, было невозможно. Тем более что едва ли не до 2010 года вся информация о данном ЧП была строго засекречена. Лишь относительно недавно с этого неординарного события был снят гриф секретности, и кое-какая информация о нем попала в Интернет.

Итак, все произошло 26 сентября 1976 года. Примерно в 8.20 утра по местному времени, над городом Новосибирском появился самолет АН-2. (Легкий многоцелевой самолет, поршневой однодвигательный биплан). Вообще-то, по авиационным законам тогдашнего СССР, полеты одномоторных самолетов над большими городами разрешались в исключительных случаях. И — только на высоте не менее 1000 метров, чтобы в случае отказа двигателя самолет мог дотянуть до окраины и приземлиться, не нанеся вреда. Однако в данном случае, АН-2 летел очень низко. Долетев до площади Станиславского – окраинного района, застроенного новенькими пятиэтажками, самолет снизился до бреющего полета и начал выписывать круги в районе улицы Степной. Порой высота его полета оказывалась столь малой, что АН-2 даже посшибал несколько телевизионных антенн на крышах мелькавших под крылом зданий. Случайные прохожие и жители микрорайона, жившие в районе площади, задрав головы, с удивлением наблюдали за непонятными эволюциями загадочного летательного аппарата. Наконец, наступила кульминация – резко набрав высоту и развернувшись, самолет круто спикировал и… врезался в фасад жилого пятиэтажного дома № 43/1 по улице Степной, между третьим и четвертым этажами. Моментально вспыхнул сильный пожар, раздались крики ужаса, призывы о помощи, возле дома тут же собралась толпа потрясенных людей…

Самое страшное заключалось в том, что происшествие не было случайной катастрофой, вызванной отказом техники, неумелым пилотированием, плохой погодой и так далее. Это был самый настоящий теракт – пусть несколько карикатурный по своей сути и замыслу. Но, тем не менее, также приведший к человеческим жертвам, страданиям и разрушениям. Самое примечательное заключалось в том, что случилось это ровно за четверть века (минус две недели) до известных событий в США 11 сентября 2001 года…

РОКОВАЯ ТРЕЩИНА В СЕМЕЙНОЙ ЖИЗНИ

23-летний пилот Владимир Серков – именно он сидел за штурвалом врезавшегося в дом самолета – был по жизни удачливым молодым человеком. Кандидат в мастера спорта по спортивной гимнастике, эрудированный и развитой, он достаточно легко поступил в Бугурусланское летное училище, преодолев огромный конкурс в 15 человек на место. Летал он тоже довольно успешно и после распределения относительно быстро из правого кресла второго пилота пересел в кресло командира АН-2. Кроме того, Владимира выбрали секретарем комсомольской организации Западно-Сибирского управления гражданской авиации. Должность, по тем годам, немалая…

Незадолго до трагедии наметились еще два, очень важных события в жизни Серкова. Первое – его вот-вот должны были утвердить на партбюро кандидатом в члены КПСС. (Люди старшего возраста знают, как это было важно в те годы!). И второе – руководство управления включило Серкова в списки на переучивание на тяжелый самолет Ан-24.

Полеты, спорт, общественная деятельность – в общем, у Владимира Серкова была расписана и занята почти каждая минута. Но увы — все в нашей жизни имеет обратную сторону… Именно факт чрезмерной загруженности стал первой трещиной в семейной жизни талантливого и удачливого пилота. Хотя поначалу, эта самая семейная жизнь у молодого пилота складывалась замечательно. Красавица и умница супруга Татьяна, которую Володя любил до безумия, двухлетний сынишка, своя квартира – пусть небольшая, но своя.

Единственное с чем (вернее, с кем) Серкову очень не повезло – это были родители Татьяны. Едва ли не с первых дней их знакомства, тесть и теща, бывшие сельские жители, буквально возненавидели Володю. Они считали, что их умница и красавица дочка достойна куда лучшей пары, чем простой «воздушный извозчик». Впрочем, поначалу Татьяна не особо обращала внимание на подобную «промывку мозгов». Однако постоянные отлучки мужа привели к тому, что она, вместе с маленьким сыном, все больше и больше времени стала проводить дома у родителей, проживающих именно в том самом доме, по улице Степной 43/1, в квартире на третьем этаже…

Постепенно трещина в семейных отношениях Татьяны и Володи росла и расширялась. Наконец, супруга ушла от него совсем, переехала к родителям, забрав сына Романа. Тесть и теща возликовали и совершили первый роковой шаг в этой истории – категорически запретили Володе видеться с малышом, которого он просто обожал. Владимир постоянно звонил, приходил, просил простить, но тесть Самуил Васильевич выгонял его прочь. Дело доходило до драк — соседи видели, как тот несколько раз спускал зятя с лестницы.

Второй роковой шаг через пару месяцев совершила уже сама Татьяна. Она сообщила супругу, что подает на развод. Добрые папа и мама за это время нашли красавице-дочке другого мужа, некоего «богатого» доцента местного университета. Это был последний удар для Володи Серкова. Развод – это «аморалка», серьезный проступок для того времени, который ставил крест и на его членстве в КПСС и, главное – на его дальнейшей летной судьбе. С таким «пятном» никакой речи о переучивании на большой самолет быть не могло. Для Серкова это была трагедия – летать он любил до самозабвения и не представлял себе жизни без неба. Володя умолял супругу потерпеть с разводом хотя бы пару месяцев – дескать, ты сломала мне личную жизнь, так не ломай хотя бы карьеру!

Однако Татьяна была непреклонна: развод, и точка! И тогда разгневанный Владимир проронил фразу, которая в дальнейшем спасла жизнь его ненавистным тестю и теще и, теперь уже окончательно ненавидимой им супруге. Мол, смотри, мне терять нечего, мне «сверху видно все» — я когда-нибудь прилечу «и всей вашей семейке винтом головы порубаю»… Татьяна очень хорошо запомнила эту фразу. И в этот же день рассказала о ней своим родителям.

ПИЛОТ ПОГИБ ОТ РАЗРЫВА СЕРДЦА

Ровно через неделю наступил апофеоз этой трагедии. Накануне Володя в последний раз съездил к родителям жены и попытался поговорить «как мужчина с мужчиной» со своим тестем: может быть он сумеет повлиять на дочку и отговорить ее от развода? Но тот даже не пустил его на порог квартиры. Их короткий разговор во дворе дома закончился тем, что тесть просто обложил летчика Серкова матом. После этого Володя некоторое время задумчиво молчал. А потом зачем-то стал мерить неторопливыми шагами расстояние от ближайшего тополя до подъезда дома…

Рано утром следующего дня командир АН-2, пилот третьего класса Серков явился на вылет в новосибирский аэропорт «Северное». Поручив второму пилоту под каким-то предлогом задержать пассажиров их самолета, он чуть ли не бегом отправился на летную стоянку. Запустив, якобы для проверки, уже прогретый механиками двигатель АНа, Володя тут же вырулил на рулежную дорожку и прямо по ней начал взлет. Встревоженный диспетчер что-то кричал ему, но летчик тут же выключил радио.

О том, что произошло потом, я уже писал в начале этой статьи. Серков собирался врезаться в кухню квартиры № 9 на третьем этаже, в которой жили его жена с сыном и тесть с тещей — он знал, что утром вся семья как раз в это время завтракает. От больших жертв жителей первого подъезда дома 43/1 на улице Степной спасло дерево. Прямо напротив подъезда росли два тополя. Летчик чуть-чуть изменил курс, облетая их. И именно поэтому самолет врезался в подъезд, а не в квартиру, как Серков планировал заранее.

В результате тарана самолет столкнулся с фасадом дома между третьим и четвертым этажами в районе лестничной клетки, пробив в стене дыру около двух метров в диаметре. Тяжеленный двигатель самолета оторвался и залетел прямо в спальню к жильцам, которые в это время, к счастью, находились на кухне. Хвост и фюзеляж огненной грудой остались лежать у того места, где была подъездная дверь. Сам летчик при столкновении погиб – ему при ударе оторвало голову. Впрочем… Врачи 34-й городской больницы Новосибирска, куда доставляли всех пострадавших, позже рассказали, что Серков умер не от пожара или от столкновения. Как показало вскрытие, за несколько секунд до того, как его самолет врезался в дом, у Володи случился разрыв сердца! Он погиб от ужаса — сам не смог пережить своего преступления.

Хотя большая часть конструкции самолета после удара осталась вне здания и упала на землю, в доме сразу возник пожар, ввиду того, что авиационный бензин выплеснулся внутрь здания и загорелся. (АН-2 был заправлен «под завязку). Перепуганные жильцы выскочили из своих квартир и бегали по двору: началась всеобщая паника. Семья из 15-й квартиры бросила с пятого этажа восьмимесячного ребенка – его чудом поймали стоявшие внизу люди. Жительница пятого этажа Ольга Викторовна Юрова помнит, как прыгала с балкона ее сестра. С перепугу, чувствуя, как обжигает спину адское пламя, девушка не стала дожидаться, когда пожарные полностью растянут полотно, шагнула вниз и сильно покалечилась.

Очень печально, но в данной трагедии погибли совершенно случайные люди! В 12-й квартире женщина привела к себе в гости двоих маленьких племянников помыться и переночевать. Все трое сгорели. У них был самый сильный пожар – у погибшей женщины бигуди буквально «впаялись» в череп. Одна из жительниц привела на ночь любовника, а утром в ее квартиру заявилась выследившая этого мужчину жена, которая и стала четвертой жертвой этого кошмара. Всего в результате данной трагедии погибли 5 человек, включая летчика. 11 человек попали в больницы с сильнейшими ожогами.

ЗАГУБИЛ СВОЮ И ЧУЖИЕ ЖИЗНИ ИЗ-ЗА ДУРНОЙ БАБЫ…

Самым примечательным в этой кошмарной истории оказалось то, что и тесть, и теща, и жена, и ребенок Владимира Серкова остались целыми и невредимыми! Их попросту не оказалось дома в момент воздушного тарана. Почему так произошло – ходило много разговоров. Официальная версия – дескать, за полчаса до тарана тесть и теща вышли в магазин за молоком, а жена повела сынишку в ясли. Потом в народе судачили, что они, мол, вообще не ночевали дома, опасаясь «воздушной мести» зятя.

Истина, как совершенно случайно и совсем недавно мне удалось выяснить, оказалась посередине. (Кстати, именно этот факт и подвиг меня написать об этих событиях 36-летней давности). Не так давно, в ожидании вылета своего самолета в Одессу, я разговорился с пожилым мужчиной, россиянином, моим соседом по креслу в зале ожидания пражского аэропорта. Как оказалось, мой собеседник в молодости работал офицером милиции УВД Новосибирского горисполкома. Когда наш разговор зашел о новосибирской трагедии 1976 года, бывший милиционер поведал мне, что, как выяснилось в ходе допроса, семья Татьяны в то злосчастное утро находилась в своей квартире. В полном, что называется, составе. Однако, как только АН-2, управляемый Владимиром, сделал первый вираж над их домом, они моментально догадались о том – по чьи души прилетел этот самолет. И мигом бросились из квартиры на улицу, даже не успев толком одеться. Несколько свидетелей позже видели володиного тестя Самуила Васильевича, который в одних трусах и пиджаке, надетом на голое тело, бегал вокруг горящего дома…

Несмотря на весь ужас и неожиданность случившегося, спасение людей из объятого огнем подъезда было организовано достаточно быстро. Вначале — оказавшимися поблизости жителями города, а затем и прибывшими на место происшествия пожарными. Дом 43-й на Степной летом 1976 года был совсем новым, его только начинали обживать. После пожара выжившим пришлось переезжать – им незамедлительно предоставили новые квартиры. Но предоставленное жилье не всех устроило. И некоторые пожелали вернуться обратно, тем более что пострадавший дом относительно быстро отремонтировали. Внешне на улице Степной уже давно ничто не напоминает о былой трагедии сентября 1976 года. Однако о ней до сих пор, даже спустя 36 с лишним лет, хорошо помнят в Новосибирске. О Володе Серкове говорят разное… Кто-то отзывается о его поступке со злостью и недоумением — дескать, из-за какой-то дурной бабы загубил и свою жизнь и жизни невинных людей. Кто-то жалеет его. Равнодушным эта история не оставила никого…
4990

Комментировать: