Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... -1
вечером -2 ... -1
Курсы валют USD: 25.899
EUR: 27.561
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Темные пятна истории одесских военнопленных

Суббота, 28 июня 2014, 15:42

Ольга Мороз

Одесская правда, 26.06.2014

О нашей героической борьбе за жизнь и свободу написано много, но есть в этой истории и «темные» страницы, о которых тоже нужно знать. Хотя бы для того, чтобы попытаться ответить на трудный для нас вопрос: почему мы победили врага, но так и не смогли превозмочь собственный бардак? Кое-что об этом может рассказать история солдат, оказавшихся в советском плену в Одессе...

Поменялись ролями

Пленные – главный трофей страны-победительницы. Тысячи сильных и квалифицированных рабочих рук, которые можно использовать для восстановления домов, школ и заводов. Увы, у нас вышло все наоборот. В СССР подавляющее количество лагерей для военнопленных оказались убыточными. Более того, государство потратило огромные деньги на лечение и содержание солдат, которые пребывая в плену тысячами гибли от недоедания, болезней и издевательств лагерного начальства.

В Одесской области из 12 тысяч румынских, немецких и венгерских узников выжила только половина. Изучавший этот вопрос историк Александр Юнгмайстер рассказывает о таком эпизоде:

- Из Рени на восстановление Киева отправили три тысячи румын. Отправили пешком, потому что деньги на билеты администрация лагеря списала. Перед «путешествием» у пленных забрали часть пайка. В итоге, до Киева дошла только треть отряда, да и те сразу очутились в госпитале.

В лагерях причиной многих смертей была антисанитария. Воду то и дело отключали. Не только помыться, даже посуду вымыть получалось не всегда. Но настоящим испытанием были тюремные туалеты.

Вместо организации нормальной эффективной работы военнопленных, администрация лагерей занималась «политикой». Среди заключенных поощрялись доносы. Лучшие «сотрудники» могли не работать и получать увеличенный паек в ущерб остальным пленным. Так начальство избегало объединения заключенных в борьбе за нормальный режим, улучшение питания и санитарных условий.

В наилучших условиях среди военнопленных были японцы. В Одессе их не было, а в Днепропетровске, где содержалось довольно большое количество японских солдат, произошел показательный случай. Во время работ на железной дороге начальник увидел, что один японец еле справляется с тяжелой физической работой. Подошел - и от души дал ему по морде. Увидев такое, остальные пленные сели на рельсы. Бригада за бригадой, все до единого. Охранники избили нескольких, но остальные продолжали сидеть. После такого урока администрация стала «человечнее», а в лагере стала расти производительность труда.

Золотые руки

Конечно, особой мотивации к ударному труду у пленных не было. Тем не менее, они сделали для Одессы немало. Помогали восстанавливать порт. Строили заводы - «Радиалку», «Микрон», Кабельный и «Краян». Есть версия, что проект коттеджей на Адмиральском проспекте принадлежит немцам – уж очень они напоминают фермерские дома Восточной Пруссии.

Кстати, немецкие и австрийские военнопленные ценились особенно высоко - среди них было много грамотных инженеров и мастеров, да и простые работы они выполняли на совесть. Тогда в СССР начало поступать полученное по репарациям современное оборудование, демонтированное с заводов Германии. Немцы настраивали технику и обучали работать с ней наших мастеров.

Большинство пленных находилось в Одессе до 1948 года, отдельные группы – до 1951-го. Людей освобождали по мере того, как «освобожденные» страны Европы становились «братскими республиками» и их новое руководство заключало с Советским Союзом договоры о сотрудничестве. «Особое» отношение было к тем, кто, например, попал на работу водителем к какому-нибудь чиновнику или генералу. Таких отпускали «со скрипом».

Хорошие воспоминания

Жители Одессы сначала относились к бывшим оккупантам весьма враждебно. Все изменилось, когда люди увидели, как старательно они работают и в каких тяжелых условиях живут. Их стали жалеть и даже подкармливать, передавая через решетки лагерей хлеб и продукты.

Теплые воспоминания об одесситах оставил Вальтер Лутценбергер, впоследствии ставший главным архитектором Мюнхена. Глубокое впечатление на него произвел доктор Бухман – одесский еврей, который спас жизнь многим военнопленным.

Очень часто солдаты влюблялись в наших санитарок. Но завести нечто похожее на роман даже при обоюдном желании было сложно. Если не считать госпиталей, контакты с населением строго ограничивались. Пленные не могли свободно перемещаться по городу, а на стройках работали в отдельных бригадах, за которыми присматривал сотрудник НКВД.

Наблюдая за советскими людьми «сквозь решетку», иностранцы, тем не менее, остались под впечатлением от нашего быта. Вот что пишет уже знакомый нам Лутценбергер: «Слабым местом госпиталя, как и всей советской повседневной жизни, оставался туалет. В отведенном для этого помещении стояла бочка с водой, с четырьмя досками вместо сиденья».

С тех пор многое изменилось, однако туалет в большинстве учреждений по-прежнему остается «слабым местом»...

Где содержались военнопленные?

Главное управление одесских лагерей для военнопленных находилось на Троицкой, 8, во дворе чаеразвесочной фабрики.

Остальные лагеря были расположены в районе Практической гавани, на углу проспектов Шевченко и Гагарина, улиц Косвенной и Средней.

В Аркадии был обустроен специальный госпиталь для военнопленных.

Юнгмайстер Александр Вильгельмович - историк, экс-председатель Одесского областного немецкого национально-культурного общества «Возрождение». Автор книги "Военнопленные и интернированные на Украине и в Одесской области (1944-1951).
6036

Комментировать: