Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +7 ... +10
вечером +7
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Тайные пути контрабанды или Как это делалось в Одессе?

Воскресенье, 7 декабря 2014, 12:56

Елена Антонова

Одесская жизнь, 26.11-03.12..2014

«Бытие определяет сознание»... Спорить с классиком вряд ли кто решится. Но стоит добавить, что великим стимулом человеческого поведения, независимо от условий бытия, является экономическая выгода. И с этим ничего не поделаешь. Да и стоит ли?

ЧТО НИ ДАЙ — ВСЕ МАЛО...

Контрабанда как явление процветала во все времена, несмотря на то, что бороться с ней пытались разными методами, в том числе и экономическими. Скажите, пожалуйста, что может быть выгоднее для города, чем введение особого экономического статуса, так называемого «порто-франко» (в переводе с итальянского — «вольная гавань»)?

Если вы думаете, что в обстановке подобного особого доверия торговля в Одессе проходила в рамках закона и предоставленных привилегий, а профессия контрабандист оказалась никому ненужной — вы глубоко ошибаетесь. Именно на времена «порто-франко» приходится расцвет контрабандной торговли. Однако вернемся к истокам.

Первыми контрабандистами Одессы были отнюдь не обитатели скандально известной Молдаванки. Города и на карте еще не было, когда черноморские казаки сообразили, что 25% от конфискованного товара, обещанного стражам таможенных границ Северного Причерноморья Екатериной II, значительно ниже той суммы, которую можно положить в карман, договорившись с купцами полюбовно.

В общем, не оправдали казаки надежд императрицы. Может, потому и была распущена Запорожская Сечь?

Многие из оставшихся не у дел казаков далеко от места службы не ушли, а осели на песчано-ракушечной косе, отделявшей Хаджибейский и Куяльницкий лиманы от Черного моря, — пересыпи. Понятно, что они, как никто другой, были осведомлены обо всем, что касалось путей и возможностей контрабанды в Причерноморье. Других источников стабильного и совсем неплохого дохода у казаков не предвиделось и именно они стали первыми одесскими контрабандистами.

Через двенадцать лет, в 1794 году, была основана Одесса, что само по себе открывало контрабандистам новые перспективы. А уж с приданием высочайшим указом Александра I городу статуса «порто-франко» перспектива взлетела до небес. Да что там говорить, это были времена «контрабандистского Эльдорадо»!

Возможность в определенных границах ввозить и перепродавать товары без уплаты пошлины до такой степени раззадорили аппетит дельцов, что процесс остановить уже было нельзя.

ПО РЫБАМ, ПО ЗВЕЗДАМ...

В чем, собственно, была суть статуса особой торговой зоны? В определенные границы города (которые несколько раз впоследствии менялись, и всегда в сторону сужения выгодной территории) товары ввозили без таможенной пошлины.

Стоили они поэтому баснословно дешево. Как отмечает Александр де Рибас в книге «Старая Одесса» не без снисхождения и с определенной степенью гордости, одесситы того времени имели в своем распоряжении лучшие вина, табак, мебель, восточные сладости, ткани, кружева, украшения и много всего прочего.

А причем же здесь контрабанда? Одно другому не мешало и даже, можно сказать, способствовало. «Фишка» состояла в том, что как только дешевый беспошлинный товар пересекал границу особой экономической зоны для перепродажи в пределах Российской империи и дальше, в Западной Европе, цена его возрастала многократно. Конечно же, за пересечение таможенных застав из города (самыми крупными в Одессе были Херсонская и Тираспольская) государство взимало определенную пошлину — а иначе какой бы во всем этом был смысл?

Уже через пять лет после введения «порто-франко» Одесса, не имея еще по сути никакой инфраструктуры, ни сельскохозяйственной, ни промышленной, приносит России 14,5% общего годового дохода страны. И становится по экономической значимости четвертым городом империи после Санкт-Петербурга, Москвы и Варшавы.

Ну а если не делиться с государством положенными процентами? Так, подкидывать кое-что для виду, а основное оставлять себе? Упустить такую возможность контрабандисты, конечно, не могли. В районе Одессы формируется два основных коридора транспортировки беспошлинного товара. Северный ведет на Москву и Санкт-Петербург. Западный, через Яски-Броды-Варшаву, выводит на Европу.

С кораблей, заходивших в Одесскую бухту, неучтенные товары перегружались на лодки и под покровом ночи узкими проливами доставлялись к Хаджибейскому лиману. Оттуда груз уходил в северном направлении.

Перегнать товар из города без уплаты пошлины в западном направлении было значительно сложнее. Вот тут-то пригодились знаменитые одесские катакомбы, начало которым положила выработка ракушечника при строительстве города. Строительные тоннели тянулись под городом на тысячи километров и выводили к тем же крутым склонам Хаджибейского лимана. Конечно, контрабандисты изрядно поспособствовали расширению сети извилистых подземных коридоров. Говорят, многие греческие купцы времен становления Одессы специально откупали для себя участки земли, где и не жили вовсе, а в укромном месте двора строили ход в туннели. Там и отлеживался доставленный контрабандный товар, пока не приходило время отправлять его дальше.

Бывало, поступали и проще. Оставленный купцами в беспошлинной зоне товар потихоньку провозили на свои склады, а обратно доставляли ящики, заполненные водой вместо масла или вина, а другие ценные товары заменяли камнями и тряпьем. По закону того времени невостребованный покупателем товар, пролежав на месте положенное время, должен был быть отправлен обратно.

В простенькую комбинацию, естественно, были вовлечены и таможенники. В накладе никто не оставался.

Неистощимы бывают люди на выдумку, если речь идет об их выгоде. Истории, связанные с контрабандой, демонстрируют это как нельзя лучше. Изощренность способов возрастала по мере роста бдительности стражей государственных интересов.

ПОЧЕМ ШМУРДЯК, ГРАЖДАНЕ?

Проще всего было перебросить беспошлинный товар через пограничные рвы, как писал Александр де Рибас, «пользуясь отсутствием зазевавшегося стражника».

Но «бдительный» таможенник при этом требовал свою долю.

Да и рвы размера были немаленького: два-три метра шириной — не очень-то набросаешься. Тогда почему бы не сделать подкопы, прямиком уходящие в извилистые коридоры катакомб? И делали — уж очень выгода была велика.

Золото, драгоценности, украшения, оружие, колониальные товары, чай, кофе, сладкие кипрские и греческие вина — все служило предметом контрабанды к удовольствию изворотливых купцов. Особенно ценилось греческое вино «Мальвазия», и не только за свои вкусовые качества. Дело в том, что крепость его при первоначальном изготовлении достигала... семидесяти градусов. Разводить его, таким образом, можно было многократно, при этом вино «держалось до последнего», не теряя своих вкусовых качеств.

Разбавленную «Мальвазию» называли «шмурдяк» — и вовсе не потому, что хотели выразить презрительное к напитку отношение, как это принято сегодня. Термин происходил из турецкого слова «шарап» — вино. Очевидно, что с тех пор представления о пределе разведения вина водой изменились очень сильно.

Так вот, ведро «шмурдяка» в черте порто-франко стоило 5 копеек. Через тридцать метров, за пределами экономической зоны — 25 копеек. Состояния росли, как на дрожжах, а империя ежегодно теряла на контрабанде до 400 тысяч полновесных золотых рублей. Кроме того, Одесса практически перестала развиваться. Зачем производить товар, когда его можно просто перепродать с огромной для себя выгодой?

Что же, придет время завершения золотой эры порто-франко. А пока — ставки поднимались все выше, а способы обойти досмотр становились все изобретательней.

ЦЕНА БДИТЕЛЬНОСТИ

— Зосима Иванович Педашенко среди таможенников был личностью легендарной. Историй о его деятельности осталось немало, одна другой лучше, — рассказывает основатель и директор Музея контрабанды Александр Отдельнов.

Бдительный страж таможенных границ, Зосима Иванович чего только на своем веку ни насмотрелся. Почтительные на вид граждане пытались провозить неочищенные от пошлины товары по всякому — кто в экипажах прятал, а кто и на себе. Особенно удивляли дамы. Уж им-то, как казалось Зосиме Ивановичу, совсем не пристало принимать участие в противоправных действиях. Но не тут-то было! Немыслимая выгода и их заставляла пускаться во все тяжкие.

Однажды из-под юбок дамы, проходившей через таможенный мост, выпала голова и покатилась со стуком по мосткам, премного напугав окружающих. На поверку оказалась она сахарной, дама привязала ее под юбку на бечевку, и, очевидно, сделала это плохо. Бечевка развязалась, голова покатилась — то еще зрелище.

Другая дама, габаритов на вид внушительных, пыталась пронести на себе кружев на полверсты. Но случилась незадача — обмотанные вокруг ее стройного стана кружева случайно зацепились за гвоздь и потянулись за дамой затейливым хвостом. Конфуз вышел великий.

В общем, с тех пор ни одну даму с внушительными формами Зосима Иванович просто так мимо не пропускал.

«Сие у вас натуральне чи фальшиве?» — спрашивал бдительный таможенник и самолично ощупывал каждую, по его представлению подозрительную. Надо сказать, ошибался он редко. Но однажды-таки нарвался. Дама, мало сказать, оказалась чиста перед законом, так еще выказала немалую предприимчивость. Оценила она свою поруганную честь и оскорбленное достоинство в сумму нешуточную — две с половиной тысячи рублей. Но поставила «облегчающее» условие. Если, мол, доблестный таможенник захочет деньги эти в своем бюджете сэкономить, то пусть женится! Так, согласно легенде, Зосима Иванович и женился. И где тут правда, а где ложь — теперь не скажет никто.

ФАЛЬШИВАЯ ЛОХМАТОСТЬ

В книге Михаила Пыляева «Замечательные чудаки и оригиналы» описывается история еще более невероятная. Тем не менее, анекдот имел место в действительности.

Генерал-губернатор Новороссийского края князь Михаил Воронцов и его друг помещик Торопов поспорили однажды, что последний сможет провезти контрабанду через кордон так, что ни один таможенник ее не найдет. При этом Торопов, в азарте спора, давал Воронцову фору — он укажет место и даже время провоза товара. И пусть хоть весь личный состав таможенной заставы работает — результата не будет.

Светлейший князь был уверен в себе и своих людях и в пылу азарта предложил Торопову пари — 100 тысяч рублей. Но и Торопов был не робкого десятка, а азартен не меньше Воронцова. Он выставил ответное предложение — свое имение, оцененное в 50 тысяч рублей.

— Что же вы повезете? — поинтересовался таможенный начальник.

— Кружева, бриллианты и другие драгоценности. Ровно на десять тысяч рублей.

На том и сговорились.

На следующий день в полдень к заставе подъехала коляска, в которой сидел помещик Торопов. Начался обыск. Перед спорщиком не чинились, применяли все возможные способы досмотра. Торопова отвели в отдельную комнату, раздели догола, платье, обувь осмотрели с тщательностью — пусто. С кучером проделали то же самое. Затем приступили к экипажу.

Снисходительный помещик даже разрубить коляску разрешил, правда, с условием, что за попорченное имущество дополнительно заплатят ему полтораста целковых. Если, конечно, он выиграет пари. В чем Торопов был абсолютно уверен. После коляски приступили к коням — гривы, копыта, все было осмотрено. Ничего. Что же, пришлось сдаваться.

Тогда Торопов подозвал к себе мохнатую собаченку, спокойно сидевшую неподалеку, распорол «шкуру» животного вдоль спины — и вот они! Фальшивая «спина» состояла из кружев, бриллиантов и драгоценностей.

Порто-франко в Одессе просуществовало до 1859 года и было отменено высочайшим указом. Что отнюдь не уничтожило контрабанду. Процветала она в нашем портовом городе во все времена, да и теперь от нее не отказались...
6510

Комментировать: