Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -1 ... +1
ночью -2 ... -1
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Тайны одесских катакомб

Четверг, 22 мая 2014, 20:23

Мария Котова

Слово, 22.05.2014

Чем больше вникаю в тему подземной жизни города, тем больше понимаю: катакомбы - «это наше все». По сути, ни один исторический период города не обходился без подземелий. Каждый исторический период или отдельная катакомбная тема, так или иначе, уже освещались газетой «Слово». Касались мы много раз и катакомбных тайн - еще одной емкой, леденящей душу страницы одесской подземной истории. Но, оказывается, есть в городе музей, основатели-энтузиасты которого сумели сделать, казалось бы, невозможное - показать посетителям историю катакомб во всем их разнообразии. Как это получилось? Обо всем - по порядку.

А под бывшей женской тюрьмой...

Мы на Молдаванке, в том районе города, где еще несколько десятилетий назад располагалась женская тюрьма. Именно здесь, в таком вот «идиллическом» месте, нам и предстоит спуститься под землю, чтобы воочию еще раз убедиться: катакомбы - тема неисчерпаемая. Ведь никто не знает, что еще отыщут в любой момент неутомимые исследователи одесских подземелий, и как это скажется на том или ином видении уже известных событий в жизни города.

Музей, о котором пойдет речь, основан членами исторического клуба «Воинская доблесть» Дмитрием Вовченко и Максимом Баранецким со товарищи. Как рассказывают ребята, это не политическая организация, и члены клуба - прежде всего, интересующиеся историей люди.

А история Одессы, как мы уже неоднократно убеждались, это и история ее подземной жизни, то есть, катакомб. Как напоминает Дмитрий, в XVIII-XIX веках катакомбы были перевалочными базами для контрабандистов, малинами для разных банд, тюрьмой для женщин, проданных в рабство. В революцию они были местом сбора подпольщиков. Здесь находились типографии подпольных газет, печатались листовки.

В годы войны в катакомбах Одессы укрывались партизанские и диверсионные отряды. В послевоенные годы холодной войны систему катакомб использовали для строительства противоатомных бункеров.

- Много времени и сил у нас ушло на расчистку помещений, прокладывание маршрута, устройство экспозиций. Вы же понимаете, что в девяностых кто только не лез в одесские подземелья: кто кабели обрывал, кто еще что-то искал. Мы же решили построить экскурсию, кстати, многочасовую, чтобы не просто показать катакомбы, а погрузить посетителя в прошлое - и совсем давнее, и не столь отдаленное, - говорит Дмитрий.

Каски, фонари, перчатки - без всего этого ну никак! Переходы в подземельях разные: низкие и высокие, влажные и совсем мокрые, порой моя каска издавала характерный скрежет: это означало, что она уберегла мою голову от удара или иного, весьма ощутимого «соприкосновения» с известным одесским ракушечником. Впрочем, очень скоро, оказавшись глубоко под землей, эти «мелочи» уже не замечаешь, потому что увиденное поражает.

Напомню, здесь всегда пятнадцать градусов, какая бы жара или мороз не царствовали на поверхности. И здесь всегда тихо и темно. Путешествие в подземную реальность - не просто приключение. Здесь такое увидишь и такое узнаешь! Одно название экскурсии чего стоит: «Тайны подземной Одессы»!

Субкультура холодной войны

- Субкультура холодной войны, взрыв на Чернобыльской АЭС родили целое направление, именуемое в молодежной среде «Сталкером», - рассказывает Дмитрий. А мы все глаз не сводим с «человека» в соответствующем костюме. Кажется, инопланетянин какой-то. Эти залы - особенные (все здесь особенное!). Тут на стенах - плакаты времен той самой холодной войны, когда советские граждане отчаянно боролись за разоружение и не менее отчаянно изучали, что нужно делать, если нас накроет ядерным взрывом.

Да уж, самый лучший декоратор - это время. Еще несколько шагов - и сразу попадаешь в эпицентр ядерного «буха» и его последствий. Конечно, все это - имитация, реконструкция, а все равно не по себе: ядерная плесень, пропитанный стронцием, фонарь горит как бы сам по себе. Скелеты тоже светятся в темноте - по той же причине. Ну и люди-зомби - «на закуску». Ожившая фантастика. Можно даже прикоснуться, но охватывает такой животный ужас, что - ах!..

А вот и защита для советских граждан в случае отравляющей или ядерной трагедии: бронированные двери, система отопления и прочее, прочее.

Имеется и весьма живописное изображение первого ядерного взрыва и его жутких последствий. Здесь вам расскажут о несчастном (или очень счастливом!) мистере Цутому Ямагучи - единственном человеке в мире, уцелевшем после двух атомных бомбардировок: сначала в Хиросиме, а потом в Нагасаки, куда его эвакуировали. Он умер совсем недавно, когда ему было далеко за 90. А вот своих детей он похоронил молодыми - они ушли из жизни от онкологических болезней. Так распространяется на поколения ядерный кошмар.

Кстати, представить себе, что такое Земля без людей, тоже можно, вглядевшись в представленные здесь же работы художников, изучавших работы ученых по этой теме.

А советские граждане старались продумать все возможное на случай спасения от ядерной катастрофы. К примеру, очень впечатляют подземные «казематы-клетки»: заключенных тоже собирались оберегать на случай ядерного кошмара. Такая вот сюрреалистическая картинка: подземная тюрьма для эвакуированных заключенных. Плюс специальные места для охраны, плюс продуманная четырехуровневая система защиты на случай бунта.

При этом Дмитрий заверяет, ссылаясь на специалистов: сам объект построен крайне небрежно, и смог бы он уберечь, на самом деле, от ядерного кошмара и вольных граждан, и тех же заключенных - большо-о-ой вопрос.

- Сейчас - легкий экстрим, - предупреждает Дмитрий.

Да уж, передвигаться пришлось боком, крепко прижимаясь всем телом к влажным стенам. А порой проходить по тонкой подземной «тропке». Чуть оступишься - и попадешь в водичку. Особенные здесь «озера» - вода так и сияет прозрачностью. Неоднократно ее отфильтровала каменная порода и прочие природные фильтры. Здесь бывает и довольно глубоко, купаться как-то не очень хочется, вот и приходится передвигаться, держась за стены.

Известный одесский катакомбовед Константин Пронин, который уже неоднократно был героем наших публикаций, равно как и другие знатоки наших подземелий, чувствуют себя вполне уверенно и спокойно: изучая катакомбы, им приходится порой ползти, порой - стоять чуть ли по шею в воде. И это притом, что объект, бывает, зачастую, совершенно неизведанным - какой сюрприз может ожидать, никто не знает. Так что здешние места для них - прогулка.

Бежал за уголовником, обнаружил древние останки

Склады для пищи, специальные емкости для хранения питьевой воды (та, которая здесь, под ногами, для питья не подходит: в ней слишком высокое количество кальция) - все это остается позади, и мы попадаем в так называемые дикие катакомбы. Здесь добывался тот самый одесский ракушечник, из которого построена вся историческая часть города. Он, кстати, бывает самого разного качества, и на Молдаванке дома строились как раз далеко не из лучшего.

Одесса уголовная... Да, она тоже нашла отражение в катакомбах города, причем, порой самым удивительный образом.

- В тридцатых годах сотрудник правоохранительных органов Тимофей Грицай (в будущем - исследователь катакомб) преследовал преступника, - рассказывает Дмитрий. - Дело было на Молдаванке. Преступник - в катакомбы. Грицай знает эту часть одесских подземелий. Второй сотрудник перекрывает выход оттуда, посылают за кинологом. Собака отлично берет след, со знанием дела ныряет в подземку, но: не лает. Значит, преступник куда-то скрылся. Что такое?! Не должен был. Оказалось, что преступнику удалось залезть в карстовый разлом, одновременно и рискуя, и надеясь, что эта незнакомая пещера соединяется с другой. Так ему удастся убежать от преследователей. Тимофей Грицай - за ним, хотя пещера ему была незнакома. По «дороге» Грицай к своему удивлению сплошь и рядом натыкался на кости. Позже, подобрав кости, он принес их ученым. Те исследовали - не поверили: косточкам - около пяти миллионов лет, причем, принадлежат они всему обширному многообразию видов млекопитающих. Палеонтологи позже выяснили, что обильные костные остатки принадлежат верблюду, лисице, хомячку, пищухе, полевке, гиене, страусу. Представлены такие животные, как мастодонт, саблезубый тигр-махайродус, медведь, барсук, хорек, а также антилопы, олени, различные птицы и рыбы.

Слушаю, открыв рот, и переспрашиваю:
- И все это - в Одессе, под землей, здесь?!
- Да, именно так, правда, не конкретно здесь. Но здесь тоже есть карстовые пещеры. Вообще же это - уникальное место. Мы стоим у пещеры, которая называется «Кокон», - поясняет Константин Пронин. - Ее уникальность в том, что это первая одесская пещера без глины (глинистого заполнителя), которая была обнаружена в катакомбах.

Далее - тема не очень приятная, но знать надо: белая плесень, которая встречается в катакомбах, не опасна. Гораздо хуже, когда попадаются места с черной плесенью. Их очень мало, но они есть. Как подсказывает спасатель Сергей Быковский, именно особо ядовитое «содержимое» черной плесени и стало, как считают многие ученые, причиной «повальных» смертей исследователей древних гробниц в Египте.

Что же относительно уникальности, то, увы, и еще раз увы: как рассказывают наши гиды, стоит начаться наверху какому-либо фундаментальному строительству, и с этим музеем, и с другими уникальными подземными местами Одессы, придется попрощаться. Исходя из этого, сразу можно представить, сколько таких мест для нас уже потеряно навсегда.

Все обнаруженное под землей - клад

Война... Тут вы сразу попадаете в партизанский отряд со всем его нехитрым и, одновременно, таким сложным бытом. Все экспонаты - от оружия до множества бутылок, смертных медальонов и даже станка для зарядки пулеметных лент - обнаружены в катакомбах и на полях сражений.

- Смертные медальоны выдавались солдатам для того, чтобы они вкладывали в них скрученные листочки бумаги с личными данными. Зачастую, как показала практика, они оказывались пустыми, - рассказывают Дмитрий и Максим.

Оказывается, на войне считалось плохой приметой заполнять такой медальон: вроде как смерти собственный «адрес» указываешь. Тем не менее, именно по тем, которые были заполнены по правилам, спустя много лет при обнаружении останков солдат, которые не были захоронены, удавалось отыскать их родственников, а потом, как и положено, предать земле. Так в историю войны вписывались имена тех, о кончине и упокоении которых много лет было ничего не известно. К примеру, пару лет назад были опознаны по заполненному медальону останки советского воина Сайпудина Кураева из Дагестана, 72 года считавшегося пропавшим без вести. Нашлись его родственники, которые приехали в Одессу и увезли останки Сайпудина на родину, где похоронили рядом с матерью, так и не узнавшей о судьбе своего 25-летнего сына, погибшего под Одессой в сорок первом.

Нас просят выключить фонари. Зажигаются свечи: мы находимся в часовенке под землей. Как рассказывает Дмитрий, православные священники провели здесь литургию и пояснили создателям музея, как обустроить часовню, даже преподнесли в дар две серебряные иконы. Здесь же можно увидеть маленький плакат, на котором запечатлены настенные рисунки на религиозные темы, сделанные в катакомбах в самых разных местах Одесщины. Их немного, и все они, в основном, были сделаны в период тотальной борьбы с религией.

Еще несколько сложных переходов - и мы попадаем на остров любви. Здесь вокруг озера, красивые «места», и все продумано так, чтобы даже здесь, в катакомбах, вы могли погрузиться в самую лиричную и интимную обстановку. Впечатление дополняют звуки капающей воды, «каналы», по которым даже, при желании, можно прокатиться на надувной лодочке. Еще раз обращаю ваше внимание: на лодке - глубоко под землей! Ну, просто сказка.

- Клады в катакомбах находили? - спрашиваю я, находясь под невероятным впечатлением от всего увиденного.

Мой вопрос - не совсем уместен. Исследователи совершенно справедливо полагают, что все, обнаруженное в наших подземных пещерах, является кладом. Что же до классических «горшков с золотом», то такого не случалось. Катакомбы не считались местом для удачного «схрона».

- Я дважды был свидетелем обнаружения серебряных монет, пачек керенок, даже золотых червонцев, - говорит Дмитрий. - Но это происходило при демонтаже старых зданий - в 1997 году и 2003-м. А вот изумруд в катакомбах был обнаружен, это - случай известный. Для подкупа оккупационных властей партизанам из Гохрана выдавались ценности. Видимо, обнаруженный изумруд - оттуда. Судьба других ценностей?.. Скорее всего, где-то запульпированы, навсегда «похоронены».

Чем больше «прогуливаешься» здесь, проходишь по, казалось бы, непроходимым местам, познаешь подземную жизнь города, тем больше понимаешь две основные вещи: катакомбы - это целая культура, а не просто страницы жизни любимого города. Кроме того, культура, познать которую до конца просто невозможно, настолько она ярка, разнообразна и необычна. Это тот огромный пласт, который оставили нам в дар и сама мать-природа, и уникальная история Одессы, которая, как известно, даже и не город, а «улыбка Бога». Тем более ценно, что есть люди, которые посвящают изучению подземной жизни города большую часть своей жизни. Спасибо им за это!
5990

Комментировать: