Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +7 ... +10
вечером +6 ... +7
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Тайны артиллерийского замка Одессы

Суббота, 17 сентября 2016, 22:03

Александр Гиманов, Олег Константинов

Думская, 15.09.2016

Не так часто в нашей стране удается сохранить шедевры архитектуры, которые целенаправленной государственной политикой доводят до состояния «под снос». Тем более, когда здание с вековой историей находится на «золотых» гектарах Фонтана.

«Думская» побывала в бывшем артиллерийском училище на 3-ей станции Большого Фонтана. Учебное заведение с вековой историей в 1993 году стало одним из факультетов Одесской сухопутки. В 2007, когда ОИСВ перевели во Львов, лакомая земля едва не досталась коммерсантам, и кто его знает, сколькоэтажный новострой возвышался бы сейчас на месте столь редкого для Одессы шедевра зодчества из красного кирпича.

К счастью, комплексу, прозванному за архитектурные особенности и цвет «одесским Кремлем», повезло. Министерство образования и науки добилось передачи его Одесскому педагогическому университету, и потому в аудиториях артиллерийского замка сейчас гуляет не ветер, а учатся будущие педагоги, артисты и ученые — люди исключительно мирных профессий.

Мы воодушевились научной работой студентки ЮНПУ Дарьи Мацкул, которая начала вскрывать тайны красного замка. Историк изучала курсантские надписи на стенах училища и обнаружила много интересного. Скажем, автографы людей с русскими, украинскими и немецкими фамилиями, сделанные в 1943-м году, то есть во время оккупации. Еще она нашла фотографию того же времени, запечатлевшую трех неизвестных людей в странной униформе, не похожей на костюмы солдат королевской Румынии, — хотя, по документам, в «артухе» тогда располагалось аналогичное румынское учебное заведение.
Больше всего мужчины на фото смахивают на американцев, но откуда взялись американцы в оккупированной Одессе? Тем более, что на заднем плане стоит немецкий «Опель» и офицер в румынской форме (видите характерную широкую фуражку-таблетку?).

«Одежда этих людей напоминает отдельными элементами повседневную форму парашютистов Люфтваффе — те же рубашки, заправленные в брюки, и черные галстуки. Кепи похожи на немецкие. Это точно не румыны, не словаки, не венгры (которые тоже присутствовали в Одессе). Думаю, это курсанты какого-то немецкого учебного центра. Вопрос, какого», — говорит специалист по истории Второй мировой Николай Левицкий.

О деятельности немцев в оккупированной Одессы информации, как ни странно, немного. Советские
историки почему-то этой темой не интересовались, постсоветские лишь констатируют, что накануне Освобождения город перешел под контроль вермахта. Германские источники тоже довольно скупы, но некоторые сведения из них вытащить можно.

Скажем, документы сообщают, что в октябре 1943-го года в Одессу из Симферополя передислоцировали морскую разведывательную абверкоманду, причем не куда-нибудь, а в «поселение Большие Фонтаны» (так в документе). Группа проработала у нас до апреля 1944 года, после чего была эвакуирована в румынский Браилов, а потом в окрестности Вены.

Также в архивах встречаются намеки на то, что в Одессе еще с 1942-го находился учебный центр так называемой «легкой саперной роты «Бранденбург» (Leichte Pionierkompanie Brandenburg). Под этим названием скрывался морской спецназ Рейха, аналог современного 73-го центра морских специальных операций ВМСУ. У нас они отрабатывали так и не состоявшуюся высадку на Мальту. Полигон, по мнению историка Василия Прокофьева, располагался на Даче Ковалевского:

«У меня есть свидетельства очевидцев, тогда они были 14-15-летними пацанами. Все лето 1943 года к пляжу ездили крытые грузовики, из которых доставали какие-то металлические ящики. А потом там же ныряли с аквалангами какие-то люди», — говорит он.

При этом инструкторы аквалангистов говорили по-итальянски (Италия создала первый в истории отряд морских диверсантов — так называемые «люди-лягушки»).

А еще где-то в это время в Одессе побывал один из самых загадочных военных деятелей Третьего Рейха — Отто Скорцени, «диверсант №1», человек, выкравший Муссолини с вершины Гран-Сассо-д’Италия. Есть основания считать, что он не только обедал в ресторанах на Дерибасовской и осматривал порт, но и инспектировал какое-то заведение на Фонтане.

«Скорцени был не просто нацистом, он был, я бы сказал, супернацистом, — говорит историк Никита Фомин. — Оберштурмбаннфюрер мечтал об интернациональном союзе сильных людей, которые бы влияли на мировые правительства, убирая неудобных и ставя на их место нужных людей. Он набирал в свои школы спецназовцев со всего мира — там были и американцы, и русские, и украинцы, и итальянцы, и немцы, и французы. Он хотел воссоздать в XX веке средневековое квазигосударство ассасинов Хассана ибн Саббаха».

Скорцени основал множество диверсионных центров как в самой Германии, так и на оккупированных территориях. Школы низового уровня готовили специалистов оперативно-тактического уровня, для фронта, а высшая, «академия» (возможно, их было несколько) — супердиверсантов, чтобы менять правительства и ликвидировать президентов.

Одно из таких учреждений вполне могло действовать в Одессе. И не исключено, что базировалось оно на территории бывшего Сергеевского училища, на Фонтане. Если так и было, то это многое объясняет — и курсантский интернационал (австриец итальянского происхождения Скорцени не страдал ксенофобией, наоборот, вовлекал в свой круг людей самых разных национальностей, включая евреев), и странную униформу, и отсутствие в архивах документов по истории «артухи» периода оккупации. Впрочем, с той же долей вероятности в артиллерийском замке могли располагаться «бранденбуржцы», парашютисты
Люфтваффе или морская абверкоманда.

Выяснять, какая из версий ближе к истине, предстоит профессиональным историкам.
Мы же вернемся к комплексу артучилища. Мы прогулялись по крыше памятника архитектуры и заглянули в самые неожиданные уголки. Но не во все: некоторые помещения до сих пор закрыты. Скажем, сейчас проходит ремонт в Георгиевском зале, и туда никого не пускают. Подвалы тоже недоступны — почему, неизвестно. Может, там хранят ядерное оружие? Шутка.

Здание Сергеевского училища начали строить осенью 1912 года, после того, как председатель строительной комиссии генерал-майор Андрей Нилус, ставший потом первым начальником учебного заведения, утвердил участок под строительство. Ему предлагали Бугаевку и Чубаевку, но военный педагог и артиллерист остановил свой выбор на Среднем Фонтане. Тогда там цвели сады.
Внезапные холода и проблемы с подрядчиком отсрочили «стройку века», на которую из имперской казны выделили почти три миллиона рублей — колоссальные по тем временам деньги. Однако работы не остановились. 22 июня 1913 года в торжественной закладке третьего в империи артиллерийского училища участвовал внук Николая I, инспектор артиллерии великий князь Сергей Михайлович Романов. В честь своего шефа и его небесного покровителя одесское училище получило название Сергеевское (Сергиевское).

25 сентября последнего мирного года военный вуз открыл свои двери для 120 юнкеров, 13 из которых были одесситами. Обучаться престижной профессии ехали со всей тогдашней России (не путать с современной РФ). Училище получило интересную специализацию — здесь готовили офицеров крепостной и осадной артиллерии.

Первоначально вуз был рассчитан всего на 300 юнкеров, однако начало Первой мировой войны заставило не только сократить программу обучения с трех лет до 8 месяцев, но и значительно увеличить набор. В 1916 году в Сергиевском артиллерийском училище одновременно обучались и жили на казарменном положении 500 юнкеров. Летом будущие офицеры отрабатывали навыки защиты и нападения в Очаковской крепости.

В 1920 году, когда Одессу взяли большевики, училище эвакуировали через Крым сначала в Турцию, а потом в Болгарию. Впрочем, там оно долго не просуществовало. Последний «эмигрантский» выпуск состоялся в 1923-м в Варне. Зато в Одессе военное учебное заведение получило новую жизнь.

Сначала это были просто курсы, но с годами вуз разрастался и прибавлял в статусе. Он получил орден Ленина и имя Фрунзе. Выпускники в разное время защищали Халхин-Гол, брали Берлин, выполняли «интернациональный долг» (были «ихтамнетами») в Чехословакии и Кубе. Здесь готовили офицеров для десятка стран «социалистического лагеря» — от той же Кубы до Монголии.

Известный публицист Виктор Суворов, кстати, утверждает, что на базе ОВАКОЛУ действовал учебный центр по подготовке диверсантов для сателлитов СССР (по другим данным, этот центр был на территории общевойскового училища на 4-й Фонтана).

«Я очень хорошо знаком с таким центром в Одессе, — пишет бывший офицер советского ГРУ. — Официально он принадлежит 10-му Управлению Генерального Штаба, которое связано с экспортом оружия, посылкой советских военных советников в иностранные государства и обучением иностранцев, как стать бойцами и террористами. В начале 1960-х годов этот центр был филиалом Высшего офицерского пехотного училища. Разведывательный факультет в нем создан для советских студентов, большинство из которых закончили в ГРУ или спецназе, тогда как остаток огромной площади, классные комнаты и казармы были полностью отданы центру подготовки иностранных бойцов. Когда я был в Одессе, большинство обучаемых готовились для работы в черной Африке. Не все из них прибыли из Африки, достаточно много было с Кубы, но большинство предназначались туда. Разница в обучении и условиями жизни между советскими и иностранными студентами была огромной.

Иностранцев лучше кормили и одевали в полевую офицерскую форму, хотя и без всяких знаков различия. У них практически вообще не было теоретических занятий. Но их практическое обучение было очень насыщенным даже по советским стандартам. У них не было никаких ограничений по боеприпасам. Стрельба в их лагере слышалась днем и ночью.

Иностранцы содержались в строгой изоляции. Единственными, кто мог видеть их, были советские курсанты, да и то через колючую проволоку. Полная изоляция оказывала плохой эффект на некоторых из иностранных курсантов. Позже, чтобы это не сломило их, вмешался кубинский министр обороны и приказал, чтобы с Кубы послали в Одесский центр несколько девушек, чтобы обучать их на медсестер партизанских отрядов. Интересно отметить, что солдат обучали один год, офицеров два года, а «обучение медсестер» длилось по десять лет и более. По окончании обучения медсестер отослали обратно на Кубу, и нескольких молодых девушек прислали, чтобы их заменить. В учебном центре больше психологических проблем не было».

Здание артиллерийского училища строилось по типовому проекту из дорогостоящего красного кирпича фирмы «Д. Бланкъ» и было стилизовано под фортификационные сооружения России XVI-XVII веков. Оно очень похоже на московский Кремль.

Толщина стен «замка» составляет 80 см, это самая настоящая крепость, способная выдержать полноценный штурм. «Грады» здесь бесполезны, нужны тактические ракеты, гаубицы и бетонобойные снаряды. В советское время комплекс был полностью автономным. Действовал собственный банно-прачечный комбинат, работали аварийная электростанция, конюшня и хлебопекарня. У училищного госпиталя есть защищенные помещения. На четвертом этаже южного и северного флигелей комплекса до сих пор стоят огромные емкости для хранения воды. Имеется продуманная вентиляция, убежища, недоступные до сих пор из соображений секретности. Здесь явно готовились к войне, и войне серьезной.
Впрочем, при строительстве были допущены и некоторые недочеты. Через пару лет после открытия главного корпуса левое крыло здания слегка просело, оставив бугор на полу вдоль всей южной пристройки.

На первом этаже главного корпуса размещались учебные классы, устроенные таким образом, что при желании туда можно было вкатить образцы крепостной или осадной артиллерии. В правом крыле размещался музей артиллерии, спортивные залы и даже 15-метровый бассейн, который, увы, не сохранился.

В центральном холле начинается широкая парадная лестница, ведущая в столовую, рассчитанную на 600 человек. На каждой из 14 колон, поддерживающих свод столовой, изображены артиллерийские орудия. Сейчас здесь планируют разместить танцевальный зал.

Над столовой — Георгиевский зал, оформленный в стиле соответствующего российского ордена. Там проходили торжественные приемы и балы. Портал украшен барельефом, изображающим эпизод одной из русско-турецких войн.

На третьем этаже главного корпуса и в двух его пристройках находились спальни юнкеров, в каждой по 100 коек, а также помещения для хранения обмундирования и оружия.

С северной стороны к главному корпусу, через закрытые арочные переходы, примыкают два административных здания. В одном из них находился лазарет. В другом на первом этаже, размещалась канцелярия, а второй и третий были апартаментами начальника училища Андрея Нилуса. Здесь сохранились старинные камины с изразцами, проработавшие до середины 1980-х годов, и изумительная лепка на потолке. К слову, одна из печей, оформленная в стиле модерн, относится, по мнению профессионалов, «к кругу проектов финских мастеров Эда Диппеля, Вернера Полона, У. Ульберга, работавших для двух известных финских керамических заводов: Ракколаниокского (основан Н. Эрбером в 1877 г. неподалеку от Выборга) и завода АBО KFAB (основан в 1874 г. в Турку), распространявших свою продукцию по территории бывшей Российской империи».

В центральной башне главного корпуса находился храм Преподобного Сергия Радонежского. В советское время в помещении разместили музей артиллерии, при этом была полностью уничтожена богатая храмовая роспись. Педагогический университет сейчас пытается восстановить уничтоженный культовый объект.

Отдельно стоит рассказать о поистине уникальной ограде «артухи», созданной еще в 1914 году. Опорами ограды служат стволы 107-мм пушек образца 1877 года, которые принимали участие в предпоследней русско-турецкой войне. Впрочем, коммерсанты и тут постарались, передвинув часть ограды так, чтобы она не мешала построить заправку.

Как рассказал «Думской» заведующий кафедрой истории Украины Южноукраинского национального педагогического университета имени Ушинского Андрей Красножон, с 2007 по 2010 год здание практически пустовало.

«Здесь были горы мусора. Военные оставили даже муляжи противотанковых мин, и нам приходилось вызывать взрывотехников, чтобы убедиться в том, что это наглядные пособия, а не настоящие боеприпасы, — вспоминает преподаватель. – Было ощущение, что Министерство обороны намеренно душило здание. Уж слишком лакомая территория».

Педагогический университет перекрыл крышу, восстановил систему центрального отопления. Сейчас, по словам Красножона, используется 90% площадей здания, временно простаивают лишь некоторые постройки с тыльной стороны комплекса. Надо понимать, что инфраструктура формировалась под училище, на территории которого постоянно проживало более тысячи человек.

Весной 2014 года по инициативе руководства ЮНПУ комплекс зданий артиллерийского училища и его ограда были внесены в Государственный реестр недвижимых памятников Украины.

9695

Комментировать: