Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +7 ... +10
вечером +6 ... +7
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Тайна «райского монастыря»

Вторник, 23 декабря 2014, 14:24

Мария Котова

Слово, 12.12.2014

В ЭТИХ МЕСТАХ «ДО СИХ ПОР ЗЕМЛЯ ПО НОЧАМ СВЕТИТСЯ!..»

Немногим более четырех лет назад, в Одесской области, в районе Балты, произошло событие, которое, в общем, «из ряда вон» не назовешь: десятки людей, — мужчин и женщин разного возраста, — ходили от дома к дому и во всеуслышание заявляли о скором конце света. Еще они призывали перепуганных местных жителей срочно каяться и готовиться к «последнему дню». Особенно много таких «призывающих» было отмечено недалеко от Балты — в селе Липецкое (это уже Котовский район). Поговаривали даже, что «проповедники» агитировали легковерных к самоубийству. Старожилы же комментировали полушепотом:

— Иннокентиевцы вернулись!.. Райский подземный монастырь снова ожил, что ли?

ГНУСНЫЙ САМОЗВАНЕЦ ИЛИ ПРОРОК?

Кто такие иннокентиевцы? Что за монастырь, да еще подземный? Это все у нас, в Одесской области — целый пласт истории, который и в самом деле словно заново «заговорил». Вот уж, в самом деле, порой перед фактами реальной жизни любая фантазия просто меркнет. Подземный монастырь — не результат чьего-то воспаленного воображения, это абсолютная реальность, описанная в советское время в знаменитом романе Леся Гомина «Голгофа». Описана в таких жутких красках, что читать страшно — оргии, убийства, массовое помешательство.

Суть: в начале XX века монах Иннокентий (в миру Иван Левизор из Молдовы) провозгласил, что близится конец света, и, следовательно, все должны готовиться к Страшному суду, молиться и каяться, продавать свое имущество, поститься и копать для спасения подземные церкви. И, как ни странно, у него оказалось много последователей, которые, бросив все, отправились в Балту, где проповедовал «святой». Или «блаженный». Или «самозванец». Или, если уж судить по роману Гомина, — «чудовище», «аферист в рясе иеромонаха».

Кстати, а как сейчас нам назвать этого человека — святым? самозванцем? Судить по роману, написанному в годы гонений на церковь, вроде бы, и смысла нет. Атеистическая пропаганда цвела тогда пышным цветом. И не делать на это скидку было бы просто глупо. Вот только следует учесть и тот факт, что Русская православная церковь в самом начале того же ХIХ века, то есть, еще до революции с ее атеистическими «гонками», сослала Иннокентия в Муромский монастырь, из которого позже его освободили его же последователи.

Биография самого Иннокентия (Ивана Левизора), исходя из разных источников, полна таких противоречий, что, кажется, речь идет не об одном и том же человеке, а сразу о нескольких. Есть источники, указывающие: однажды молодой парень Иван Левизор, уличенный в краже, бежит из родного села и становится послушником в Добруджском монастыре (Молдова). Через два года он был изгнан из монастыря за распутный образ жизни. Вскоре после этого Иван Левизор появился на одесских рынках, промышлял игрой на шарманке, а также покупкой и перепродажей краденого. В притонах Одессы он «свой» человек. Однако, Ивана снова потянуло в послушники. Так, перекочевывая из одной обители в другую, он поступает в Балтский монастырь. Ивана нарекли Иннокентием, и вскоре посвятили в сан иеромонаха.

И вот уже совсем скоро из села в село стали ходить по домам ходоки, рассказывая о «великих чудесах пророка Иннокентия». Во многих домах поверившие в него люди помещали на почетном месте изображение шестикрылого Иннокентия рядом с иконами Иисуса Христа и других святых.

Вскоре последовал приказ Синода, в котором, в частности, говорилось: «Считаем лучшим для церкви божьей инока Иннокентия из вашей обители забрать…». Так Иннокентий был перемещен в Муромский монастырь.

В это время приверженцы Иннокентия, так называемые апостолы и мироносицы, в их числе мать Иннокентия Софья и его брат Семен, закончили сооружение огромного подземного «райского монастыря» — «Нового Иерусалима», «Гефсиманского сада» близ села Липецкое неподалеку от Балты.

Лесь Гомин в «Голгофе» нарисовал самые кошмарные картины жизни обитателей подземелья. Тысячи людей, обманутых и ограбленных, ослепленных надеждой на вечное спасение, были обречены на верную гибель в пещерах, как именовали иннокентиевцы катакомбы в Липецком. Сотни людей умирали от тифа, чахотки и заразных заболеваний. Многие сходили с ума (с тех пор даже появился полуофициальный термин в психиатрии — «балтский синдром»).

В Муромском монастыре, тем временем, Иннокентий вознамерился вырваться на свободу. В Бессарабию полетели письма от Иннокентия к его «апостолам» с указанием поднимать народ. Несколько тысяч людей в один из холодных декабрьских дней 1912 года двинулись в направлении Муромского монастыря, в далекий и суровый Олонецкий, край освобождать Иннокентия. По дороге многие из них погибли. Иннокентий попал после этого в тюрьму, после передан в руки отцов церкви, перед которыми и покаялся — признался в своих преступлениях, заявил, что он простой «смертный» и поклялся не распространять больше «ереси».

Как пишет исследователь Н.Шилинкуев, «в показаниях перед святыми отцами церкви Иван Левизор во всех подробностях рисует отвратительные картины разврата, проституции, пьяных оргий, процветавших в Балтском и Липецком монастырях, в тайниках, организаторами и участниками которых были главари секты иннокентиевцев».

Впрочем, как следует из романа Гомина и многих иных источников, никакого истинного покаяния на самом деле не было. Иннокентий возвращается в Липецкое — и все в таинственном «райском монастыре» возвращается «на круги своя», причем в еще более «густых тонах». Культовая практика секты состояла в постоянных радениях и чтении молитв. Радения происходили в своеобразных подпольных церквах. Как пишет другой исследователь Мирча Элиаде, иннокентиевцы, «будучи психически «одержимыми» женским началом («слияние», мрак и удушье подземелья, ритуальный аморализм и т.д.), должны скрываться от дневного света и проникать все далее в землю»; «подсознательно, под властью исключительно женского начала, эти одержимые изо всех сил стремятся «стать семенем», достичь «аграрного условия» человеческого существования, разлагаясь в буквальном смысле слова, ибо живут они в подземелье в полном неряшестве, в невообразимой грязи, измученные болезнями и безумием оргий».

Всему приходит конец. В 1919 году Иннокентий созвал тайное сборище своих приверженцев, которое закончилось оргией. И вот, вроде как в пьяной драке, один из «апостолов» и убил своего «пророка». Среди верующих потом распространили слух, что Иннокентий «вознесся на небо».

Итак, перед нами типичный образ изувера в рясе, сектанта под личиной пророка. Таким, во всяком случае, нам его в свое время «подали». С добавлением, что секта иннокентиевцев еще некоторое время одурманивала народ, но потом прекратила свое существование, люди же дружно пошагали в светлое будущее — в колхозы. Хотя, как следовало из документов, появляются то и дело тайные последователи секты — то детей воруют, то еще что-то «делают» и, главное, пытаются вербовать людей.

ПРОПОВЕДНИК, ЦЕЛИТЕЛЬ, СВЯТОЙ?

Иная точка зрения. Практически все в романе Гомина и иных советских источниках — недобросовестная выдумка, по сути, очернение. Да, в основе вероучения иннокентиевцев — идея о том, что весь смысл жизни состоит в подготовке к Страшному суду. Иннокентиевцы держали постоянный пост. Они отрицали брак и семейную жизнь, запрещали в случае болезни прибегать к медицинской помощи, воздавали особое почитание Архангелу Михаилу. Толпы страждущих, жаждущих исцеления и спасения потянулись в город. Проповеди Иннокентия получили особенный отклик в сердцах молдавского населения. Кроме того, Иннокентий публично совершал чудеса исцеления. И снова противоречие: другие историки утверждают: все исцеленные были подставными людьми. В Балте была устроена специальная больница, где проводилось изгнание Диавола (все тот же «балтский психоз»?). А после своей смерти Иннокентий еще очень долго (как выясняется, и по сей день) почитается последователями как святой, вознесшийся на небо. Община иннокентиевцев вот уже более века время от времени становилась если не главным «событием дня», то уж головной болью для одних и искренней верой в чудо для других.

Ну а на сегодняшний день последователи почитают Иннокентия Балтского как священномученика. В день Святого Духа в с. Липецкое ежегодно съезжаются современные почитатели Иннокентия. Они в обязательном порядке зачитают вам сохранившуюся рукопись, оставленную одним из последователей иннокентиевского движения, который, еще будучи молодым парнем, принимал участие в устройстве пещер «Райского сада». Однажды произошел обвал, шансов выжить не осталось, но Иннокентий чудом спас парня, после чего спасенный стал его верным помощником. На основе этой же рукописи Иоанн Береславский написал книгу о жизни отца Иннокентия, которая опубликована под названием «Апостол Огненного христианства». Зачитают вам и поэму Галины Зинченко «Райский сад», воспевающую чудеса, творимые Иннокентием. Да и биография «самого» там выглядит совершенно иначе, чем в «голгофоподобных» источниках. Образ возникает именно такой — «чудотворный», что и вызвало недовольство (зависть?) среди духовенства. И стал Иннокентий всячески гоним и царскими властями, и советскими — более чем незаслуженно.

МОНАСТЫРЬ, ГДЕ ТВОРИЛИСЬ ЧУДЕСА

В 1912 под землей иннокентиевцы стали строить пещеры. Подземный монастырь стал именоваться «Райским садом». Монастырь был окружен хозяйственными постройками, надземными часовнями, кладбищем, купелью. Здесь, в «Райском саду», деятельность и проповеди отца Иннокентия достигли своего апогея. Его поклонники день и ночь сходились сюда со всей Бессарабии, Румынии, России и даже Югославии. В ограде были входы в «райские пещеры», своды которых были укреплены гранитом и залиты цементом. Пещеры тянулись на два с лишним километра и разветвлялись на несколько коридоров. По обеим сторонам коридоров было устроено 89 небольших келий, одна напротив другой, и три церкви. Монастырь вмещал несколько тысяч человек, где схимники вели строгий аскетический образ жизни, все время проводили в посте и молитвах. В церкви ежедневно совершалась литургия. Большой религиозный подъем охватывал здесь каждого верующего.

ИЗ СВИДЕТЕЛЬСТВ ПОСЛЕДОВАТЕЛЕЙ ИННОКЕНТИЯ И ПАЛОМНИКОВ, СОБРАННЫХ ОЛЬГОЙ ЧЕРНОЙ:

«Однажды пришла к отцу Иннокентию женщина с сыном, глухонемым от рождения. Мать его пошла первая на благословение. Потом указала своему сыну жестами рук, чтобы он сделал то же самое. Иннокентий спросил у женщины, почему она разговаривает с ним жестами. Она ответила, что это ее глухонемой сын. Тогда Иннокентий обратился к сыну этой женщины, и задал ему вопрос: «С кем ты пришел ко мне?» Никто не ожидал что-то услышать, но на удивление всем, парень ответил, что пришел сюда со своей матерью. Мать с сыном стали рыдать, они безмерно благодарили Иннокентия».

«В «Райский сад» пришла молодая женщина из Липецкого, по имени Ефросинья. Ее муж, узнав, куда отправилась его жена, рассердился, взял охотничье ружье и двинулся следом. Пришел в то время, когда Иннокентий читал проповедь на кафедре. Там было много народу. Мужчина подошел ближе, стал в стороне и направил ружье в сторону отца Иннокентия. Нажимал несколько раз на курок, но выстрела не было. Иннокентий его увидел, и приказал отобрать у этого человека оружие. К мужчине подошел монах, отобрал оружие и спросил, почему он пытался выстрелить в отца Иннокентия. На что мужчина ответил: «Иннокентий отобрал у меня мою жену». Иннокентий сказал ему, что все люди, живущие в Райском саду, пришли сюда добровольно, и его жена тоже решила остаться здесь по своей воле. Монах отдал оружие мужчине, который еще пару минут назад был злым, а сейчас вроде смирился и молча пошел домой. А через некоторое время Ефросинья тяжело заболела и вскоре умерла. В Липецком у Ефросиньи была мать, которая часто приходила к отцу Иннокентию, и к своей дочери, чтобы увидеться. Мать известили о смерти Ефросиньи. Она тут же пришла в сад, с криками и плачем, но ее не пускали во двор. Услышав шум, Иннокентий вышел, приказал впустить старушку, и спросил у нее: «Что случилось?». Женщина сказала, что дочь ее умерла, а она даже не успела с ней попрощаться. Иннокентий со старушкой отправились в помещение, где лежала мертвая Ефросинья. Стал Иннокентий у ее ног и подул с ног до головы три раза. Ефросинья будто проснулась от крепкого сна. Иннокентий вышел, и велел другим оставить их наедине. Мать долго разговаривала с дочкой, а вечером отправилась домой. Как только ушла мать, Ефросинья умерла, и на следующий день ее похоронили».

«Одна женщина по имени Елена отправилась к отцу Иннокентию с ребенком на руках, но по дороге ребенок скончался. Она села у ворот монастыря с ребенком на руках и заплакала. Из монастыря вышел монах с крестом в руках, это был Иннокентий. Он подошел к женщине и спросил: «Что случилось?» Она сказала, что сын ее умер, и тогда Иннокентий благословил ребенка крестом, и, потрясая его за подбородок, произнес: «Хей, проснись, хватит спать!» После этого ребенок словно проснулся и схватился за его шею. А Елена, ошарашенная случившим, не знала, как благодарить отца Иннокентия».

«В одном селе жила молодая девушка, которая была слепой от рождения. Ее родители куда только не обращались, никто не мог вернуть зрение их дочери. Однажды они услышали о чудесах отца Иннокентия и решили поехать к нему за помощью. Иннокентий благословил ее крестом и опоясал поясом, на котором была написана молитва. Затем дунул в ее глаза, и помазал их святым маслом. И в ту же минуту она воскликнула, что видит. Вскоре она нашла семью».

У меня нет возможности перечислить несметное количество подобных историй-чудес. Как видите, перед нами возникает более чем противоречивый образ — от некого изувера до чудодейственного целителя, ясновидящего, экстрасенса. Где истина? Как всегда, «где-то посередине»?

КТО ЖЕ ХОЧЕТ ДОКОПАТЬСЯ ДО ПОДЗЕМНОГО МОНАСТЫРЯ?

Однако, вернемся к подземному монастырю. «Вернуться», кстати, самое время. Последователи иннокентиевцев, как следует из начала материала, есть, и их не так уж и мало. Подземный монастырь существует и по сей день. Возникает закономерный вопрос. Монастырь под землей с такой неоднозначной историей — это огромное достояние Одесчины, уж с этим-то никто спорить не станет. Его бы восстановить, экскурсии водить — и «все флаги в гости к нам». Одних чудесных историй часа на два любопытствующим хватит. Ну а уж увидеть собственными глазами это чудо под землей — ни одного равнодушного не останется.

Что имеем на деле? Как стало известно, в нем время от времени ведутся несанкционированные раскопки. Кем? Теми же иннокентиевцами? Черными кладоискателями? Любопытными, которые «что-то где-то слышали»? И что это за явление — «земля по сей день светится?». Однозначного ответа ведь так и нет.

Может, таинственные копатели — выдумка? Ничуть не бывало. Как рассказывает нам заведующий подземным музеем «Одесские катакомбы» ОНУ им. И.Мечникова, большой знаток одесских (и не только одесских) катакомб Константин Пронин, он лично проводил исследование подземного монастыря в селе Липецкое.

— Да, я лично убедился: копатели совершают «набеги» на монастырь в Липецком, — говорит Константин Пронин. — Туда ведь вход до самого потолка был засыпан землей. Сейчас она кем-то выбрана, следовательно, вход расчищали. А это, поверьте, большая, очень тяжелая работа, то есть, можно сказать, что к раскопкам были привлечены достаточно мощные силы. Кто их проводил — не знаю. Может, те самые последователи иннокентиевцев, может, «черные археологи», может, и те, и другие. Другое дело, что прошли они не очень далеко. Там ведь имеется большая сложность — большие дефекты потолка. Чтобы продвигаться дальше, его нужно укреплять, причем делать это должны профессионалы. О проделанной нами работе я предоставил подробную справку и передал ее в Управление охраны объектов культурного наследия Одесской облгосадминистрации.

Почему же посторонние люди, кладоискатели, могут заниматься там раскопками, подвергая угрозе и свои жизни, и сам уникальный монастырь под землей? Это же, по сути, катакомбы, которые могут рухнуть в любой момент. Что они хотят там отыскать?

К тому же, получается, что сами раскопки ведутся незаконно?

Так ли уж незаконно? Как сообщил нам заместитель Управления охраны объектов культурного наследия Одесской облгосадминистрации Федор Стоянов, подземный монастырь в селе Липецкое Котовского района не находится под охраной государства (копай, кто хочет?). Более того, это малоизученный объект. Он лишь будет досконально изучаться с целью установления, что же он на самом деле собой представляет — объект археологии, памятник истории или то и другое вместе.

А пока… Пока есть лишь довольно скудные свидетельства, по сути — очередные исторические «белые пятна», есть довольно большая группа последователей-иннокентиевцев и много-много вопросов без ответов. Ну и, конечно, те самые таинственные раскопки, пусть весьма опасные, но такие «захватывающие».

До чего докопаемся?..
6608

Комментировать: