Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +2 ... +4
вечером 0 ... +2
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Тайна красных повязок 2 мая

Суббота, 31 мая 2014, 12:07

Сергей Дибров

Думская, 30.05.2014

Обозреватель «Думской» Сергей Дибров рассказывает о работе группы «2 мая», которая ведет независимое расследование событий, происходящих в этот трагический день в Одессе, и первых итогах ее работы. Но слово ему.

Наша рабочая группа, «Комиссия 2 мая», была создана по инициативе Зои Казанжи через несколько дней после трагедии. К тому времени стало очевидно, что результаты официального следствия, какими бы они ни были, не примет какая-то часть горожан. Кроме того, ситуация начала обрастать множеством слухов и домыслов, неадекватных заявлений чиновников, и явно назрела необходимость в объективном и незаангажированном расследовании.

Когда раздался телефонный звонок, и Леонид Штекель сообщил о намерении областной администрации создать такую группу, я выставил условие, что в эту комиссию должен войти главный редактор издания «Таймера» Юрий Ткачев. И дело даже не в том, что накануне я успел договориться с Юрой о том, что мы будем вместе восстанавливать хронику событий и анализировать огромные массивы видеозаписей. Все гораздо проще. В группу входят преимущественно люди, которые не скрывают своих симпатий к «Евромайдану». Присутствие их коллег с противоположными взглядами, на мой взгляд, является обязательным. Во-первых, это позволит избежать подозрений и обвинений в предвзятости и однобокости. Во-вторых, комиссии понадобится информация с обеих сторон, и только Ткачев мог стать «мостиком» к сторонниками «Куликова поля», которые в целом ему доверяют больше, чем мне или Штекелю.

На первой встрече группы был предложен формат работы комиссии: журналистское расследование, которое вместе ведут журналисты различных изданий: Юрий Ткачев и Вера Запорожец («Таймер»), Сергей Дибров («Думская»), Валерия Ивашкина («Откат») и Леонид Штекель («Одесса Дейли»).

Журналисты, которые входят в состав группы, действительно, придерживаются разных взглядов, но давно знают и уважают друг друга и имеют опыт проведения собственных расследований. Мы ограничены рамками законодательства, мы заботимся о своей репутации и руководствуемся этическими нормами журналистики.

Хочу отдать должное Зое Казанжи и руководству области. Областная администрация помогла найти грамотных независимых экспертов, готовых на общественных началах напряженно работать в нашей группе, и за прошедшие три недели больше никак не вмешивалась в работу комиссии.

В целом работа комиссии является предельно неформальной. Помимо журналистов, с нами добровольно работают два видеоинженера, которые обрабатывают гигантские объемы видеоинформации из интернета и записи, которой с нами делятся коллеги-журналисты и блогеры. Есть в команде токсиколог, криминалист, химик, эксперт по огнестрельному оружию и взрывчатым веществам, консультант по неформальным молодежным сообществам. Также мы консультируемся со специалистами в других областях знаний, в частности психологии и пожарной безопасности, за что им отдельное спасибо. В целом работу группы «2 мая» координирует журналист Татьяна Герасимова.

Предполагается, что выводы нашей комиссии будут представлены в виде совместного материала, под которым будут стоять подписи входящих в группу журналистов и который будет опубликован в самых популярных интернет-изданиях города. Естественно, по ходу расследования мы делимся фактами и информацией, обращаемся за помощью к читателям, обсуждаем события.

В целом мы стараемся вести нашу работу предельно открыто и публиковать максимум информации. Более того, так получилось, что свои наиболее серьезные находки мы сделали в присутствии своеобразных «понятых». Так, пулевые отверстия в стеклах и предполагаемую огневую точку внутри Дома профсоюзов мы обнаружили и обследовали вместе с корреспондентом «Комсомолки» Нигиной Бекоевой. Свидетельства активистов организации «Куликово поле» мы выслушали и анализировали вместе с корреспондентом «Би-Би-Си» Томом Уивелом. Пробоину в наружном стекле зала на четвертом этаже здания мы изучали одновременно со съемочной группой «киселевского» телеканала «Россия», а с родственниками погибших общались в присутствии румынских телевизионщиков.

Как я уже говорил, события 2 мая сразу стали обрастать множеством слухов и домыслов. Начали появляться абсолютно невероятные версии, которые выдавались за истину в последней инстанции. К сожалению, в этом «отличились» все: и активисты противоборствующих сторон, и журналисты, и высокопоставленные чиновники. Поэтому первые дни работы нашей комиссии были посвящены в основном критическому анализу и опровержению этих слухов и домыслов с позиций здравого смысла и собранных нами фактов.

Еще одна проблема заключалась в том, что трагические события активно использовалась для предвыборной агитации, точнее — для огульных обвинений оппонентов и пиаре на трагедии. Поэтому мы не прекращали работу, но по молчаливому согласию коллег взяли паузу и не делали никаких публичных заявлений до выборов.

Мы понимаем, что интерес к нашей работе очень большой, и 30 мая провели небольшую пресс-конференцию, на которой поделились некоторыми промежуточными итогами. Также мы рассказали, на что направлены наши основные усилия и какая помощь, какая информация нам необходима.

ТАЙНА КРАСНОГО СКОТЧА

Одно из самых неоднозначных обстоятельств дня 2 мая — повязки из красного скотча. Они были на руках активистов «Одесской дружины», многие из которых известны нам по именам, несмотря на маски и балаклавы. Точно такие же повязки в семь часов вечера я с большим удивлением заметил на руках у сотрудников милиции, которые направлялись от Греческой площади по направлению к Куликову полю. Этот момент можно увидеть на отметке 5:00 видеофрагмента моего стрима.

Неуставные красные повязки на руках милиционеров немедленно породили тревожные конспирологические версии. Тут же «отличилось» российское телевидение, которое в одном из сюжетов подделало субтитры. В итоге создалось впечатление, что сотрудники милиции в разгар побоища непосредственно руководили действиями активистов «Одесской дружины».

Масла в огонь подлило заявление одного народного депутата, который передал информацию от чиновника прокуратуры: якобы скотч, намотанный возле запястья, был нужен милиционерам для того, чтобы придержать шеврон, который располагается чуть ниже плеча. Любой здравомыслящий человек немедленно вспоминал юмористическую миниатюру о повязке на ноге, которая сползла с головы, и понимал, что дело тут нечисто.

Я лично настойчиво выяснял все обстоятельства, связанные с этим красным скотчем. Я беседовал с сотрудниками милиции, которые на условиях анонимности ответили на все мои вопросы. Я обратился за помощью к читателям «Думской», которые также помогли пролить свет на ситуацию. Я получил неоценимую помощь от своих коллег-тележурналистов, которые помогли поставить окончательную точку в вопросе. Я перепроверил версию по четырем независимым источникам и сегодня могу говорить уверенно.

Итак, для начала — факты:

1. Красный скотч на руках сотрудников милиции появился через несколько часов после начала уличного боя — ближе к 17 часам.

2. На всех фотографиях и видеозаписях красные полоски на руках милиционеров расположены ниже локтя — в отличие от активистов «Одесской дружины», у которых повязка расположены выше локтя.

3. На всех фотографиях и видеозаписях полоски скотча намотаны на пластиковый щиток, который защищает руки.

4. У некоторых милиционеров скотч есть только на одной (правой) руке, у некоторых он — на двух.

Я не смог найти свидетельств того, чтобы красный скотч был у работников милиции выше локтя или просто на одежде. Люди в похожей на форменную одежду, которые не являются сотрудниками МВД, на одежде которых нет погонов и шевронов — не в счет.

Итак, в амуницию сотрудника ППС или военнослужащего внутренних войск, помимо шлема, бронежилета и щита, входят защитные щитки-налокотники, которые надеваются на предплечья. Щиток крепится двумя не особо широкими «липучками», которые обхватывают его поперек руки. Пока щиток новый, такое крепление достаточно надежно. Однако со временем «липучка» постепенно приходит в негодность, и потерять щиток в суматохе боя — проще простого. Поэтому бойцы стараются по возможности закреплять их дополнительно.

Изначально сотрудники полка ППС, по всей видимости, не ожидали ожесточенного сражения и не удосужились примотать щитки покрепче. Моток красного скотча они нашли возле аптеки и начали перематывать себе руки уже в разгар столкновений.

Мой коллега, оператор «ДумскойТВ», который в тот день находился в милицейских рядах, рассказал, что случайно услышал разговор двух милиционеров. Один, в экипировке ППС, наматывал на руку красный скотч. Другой, в повседневной синей форме, спрашивал, зачем он это делает. Боец объяснил, что хочет примотать щиток, чтобы его не потерять.

Ситуация прояснилась. Оставался открытым вопрос, почему скотч был красным и как он туда попал. В конце концов, прозрачная или, скажем, серая липкая лента гораздо популярнее и доступнее. Ответ тоже нашелся. Как известно, активисты Куликова поля, оказавшись в окружении на улице Греческой, активно звали на помощь своих друзей и сторонников. Среди тех, кто пришел на помощь, были организаторы корпоративных страйкбольных игр. В тот выходной день они приехали прямо с полигона и привезли то, что было под рукой. Помимо аптечки, под рукой оказался моток скотча красного цвета, которым они обозначали игроков одной из сторон. Потом этот скотч взяли ППСники, чтобы прикрепить свои щитки.

Кстати, в интернете можно увидеть видео со страйкбольных «пострелушек», которую проводила «Одесская дружина».

Это видео свидетествует, что «дружинники» были как минимум знакомы с организаторами страйкбольных игр. Кроме того, на отметке 0:45 можно увидеть, что в той игре стороны были обозначены повязками из красного и желтого скотча. Не удивлюсь, если 2 мая на руках у милиционеров в итоге оказался скотч с этого же мотка.

Напоследок я провел своеобразный следственный эксперимент. Неделю назад, выходя из областной администрации, я «случайно» зацепил рукой щиток на руке солдата Нацгвардии, который дежурил на первом этаже здания. К моему удивлению, щиток очень легко оторвался, а солдатик этому даже не удивился: старенькая «липучка», лежащая внахлест, нагрузку не держала.

Таким образом, сегодня я уже не сомневаюсь, что красные повязки на руках у бойцов полка патрульно-постовой службы не являются криминалом и не появились там в результате сговора или заговора. Если у кого-то из читателя есть факты или свидетельства, которые противоречат изложенной версии — я буду рад с ними ознакомиться.

Работа «Комиссии 2 мая» продолжается. Сейчас мы прилагаем максимум усилий, чтобы выяснить обстоятельства пожара в Доме профсоюзов. Для установления истины нам очень нужны рассказы очевидцев — тех, кто находился внутри здания. По понятным причинам, эти люди неохотно идут на контакт. Мы готовы выслушать их анонимно и готовы (а закон нам это право гарантирует) сохранять инкогнито наших собеседников. Пожалуйста, расскажите о том, что происходило в Доме, любому члену комиссии по вашему выбору. Ради мира и спокойствия в городе — пожалуйста, выйдите на связь. Нам очень нужны ваши свидетельства!
6002

Комментировать: