Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -7 ... -6
утром -5 ... 0
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Таможня не только «дает добро», но и находит его

Среда, 17 декабря 2014, 20:45

Мария Котова

Слово, 10.12.2014

Борец с контрабандой Валерий Орловский создал у себя на дому уникальный музей.

Знакомьтесь, это наш одесский Верещагин — сотрудник Таможенной службы Валерий Орловский, прошедший путь от инспектора до начальника отдела по борьбе с контрабандой и нарушением таможенных правил, в свое время — официальный представитель Украины в составе рабочей группы ООН по вопросам сотрудничества по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Награжден Золотой Звездой «За заслуги». Впрочем, если мы начнем перечислять все его награды и звания, а также должности, которые он занимал, трудясь на «таможенном поприще», места не останется рассказать об этом удивительном человек. А рассказать, поверьте, есть о чем. Достаточно сказать, что именно он в 1984 году создавал в Одессе службу по борьбе контрабандой, а молодые сотрудники до сих пор приходят к нему «в науку». Кроме того, он — автор нескольких учебных пособий по таможенной службе.

ВРЕМЕНА МЕНЯЮТСЯ, ТАМОЖЕННАЯ СПЕЦИФИКА — НЕТ

Биография Валерия Орловского тесно переплелась с таможенной службой. Он всю жизнь на таможне. В 2005-м, после выявления 9 контейнеров со взрывчатыми веществами и детонаторами к ним, выводил судно «Джон Митчел» со смертельным грузом из акватории Одесского порта, под его руководством был организован кинологический центр. Он — большой знаток истории таможенного дела, причем не только в Одессе. Именно о таких людях говорят «человек-легенда», а сам Валерий Орловский в ответ на подобные «звания» только улыбается с чисто одесской лукавинкой. Он сейчас на пенсии, но уверен: бывших таможенников не бывает.

— Это так понять? — настораживаюсь я. — Таможня по-прежнему «дает добро»?

— Ой, чего только в этом смысле не говорят, — улыбается Валерий Орловский. — «Таможня дает добро», «таможня берет добро». В восьмидесятых годах прошлого века Одесса стала, по сути, родоначальником подразделений по борьбе с контрабандой в таможенной системе СССР. Как не помнить об этом? Я давно уже собирал различные материалы по истории пиратства и контрабанды. Потом, когда вышел на пенсию, подумал: нельзя терять особый «смак» Одессы. А материалов, кстати, не так уж и много. Они ведь все засекречены были, а в 1991 году, на стыке эпох, поступил приказ: уничтожить все материалы по борьбе с контрабандой. Они и были сожжены. Кстати, потом последовало указание уничтожить и сам этот приказ тоже. А ведь все это — интереснейшие страницы истории города.

Валерий Орловский рассказывает, что, по сути, с царских времен в таможенном деле мало что изменилось. Сама суть — ведь та же. Те же места сокрытия запрещенных к ввозу и вывозу предметов, та же специфика работы таможенников, умеющих искать и находить незаконно ввозимое и вывозимое из страны «добро».

МУЗЕЙ — САМА ИСТОРИЯ

Теперь в музее, созданном Орловским в собственном доме, висят портреты родоначальников таможенного дела в Одессе. Среди них — и начальника первой одесской таможни Михаила Кирьянова. Здесь же — и портрет Льва Пушкина. Брат Александра Сергеевича тоже служил по таможенному ведомству.

Как рассказывает Валерий Орловский, музей таможенного дела в Одессе был. Но потом все экспонаты были переданы в Днепропетровск.

— Это еще почему?

— Там находится Академия таможенной службы Украины, вот и передали материалы туда. А я решил, что музей такой обязательно должен быть в Одессе. И все материалы, которые у меня есть, хотелось бы передать потом туда.

Как просто сказано: материалы. Музей на дому Валерия Орловского — это сама история. Каждая проведенная операция теперь отразилась на стенах, полках и стендах — с 1795 года, когда была создана Хаджибейская таможня, до сегодняшнего дня. Так нашли отражение в личном музее Орловского три эпохи — царская, советская и современная.

— Казалось бы, по советскому периоду должно быть много материалов, — говорит Валерий Орловский. — Но оказалось, что это не так. К примеру, документов 1937-1938 годов практически не осталось. А до этого, с приходом советской власти, в Одессе первым делом расстреляли и начальника таможни, и его обоих замов.

— Вы говорите, что «временных» различий в работе таможенной службы практически нет.

— Да, но есть особенности, присущие той или иной стране в различные исторические периоды. Вот, к примеру, в 1974 году вышел известный приказ № 457. Он содержал список предметов, запрещенных к ввозу в СССР. Так вот, оружие и наркотики нельзя, конечно же, было ввозить, как и в любой стране, кстати. Но этот приказ содержал и совершенно «советский» перечень запрещенных предметов. К примеру, видео-, фото-, аудиопродукцию, которые могут причинить вред советскому государству. Исходя из этой формулировки, следовало, что вред может принести практически все. Там был еще такой пункт, как «рисунки буржуазного характера». Вот и получается, что даже пара джинсов с наклейкой «USA» тоже попадала под запрет. Под особым вниманием таможни, конечно же, были наши моряки, которые ходили в загранку. Негласно это так и называлось — «чемоданная таможня». Сейчас же особое внимание — к субъектам предпринимательской деятельности.

Валерий Орловский сетует: за двадцать два года независимости Украины во многом потерян неоценимый опыт, все то, что было наработано нашими таможенниками в советский период. Особая печаль — теряется история одесской таможни. Тогда ведь наш флот находился не в столь плачевном состоянии, и каждый день что-то происходило, не было ни одного дня, чтобы таможенники не находили какое-нибудь очередное «добро».

И решил тогда Валерий Орловский сохранить страницы истории одесской таможни. Теперь документы стали экспонатами. Впрочем, не только документы. В музее есть и многие другие предметы для изучения. Валерий создает коллаж-планшеты. Каждый такой планшет — своя отдельная история, то самое «дело», о которых иногда слушаешь и поражаешься — ну как в кино! Кстати, все содержимое коллажей сделано руками самого Валерия. Для этого у него в доме даже свой музейный цех имеется. В этой мастерской Валерий и творит.

Один из планшетов наглядно демонстрирует инструменты, которыми пользовались таможенники до революции: тут и специальная «бляха» сотрудника таможенной службы, и пломбиратор, который я почему-то приняла за «орудие пытки», даже особая ценность — внушительных размеров ключи от таможни.

АНАНАС С КОКАИНОМ И 203 КИЛОГРАММА ГЕРОИНА

Вот, к примеру, планшет, который наглядно демонстрирует, что именно нельзя было вывозить и ввозить в СССР. Очень наглядно, ничего не скажешь. Предметов здесь — тьма. Главные из них — самиздатовская продукция. А кроме нее — что душе угодно (вернее, неугодно было советскому строю). Получается, и в самом деле нельзя ничего нельзя вывезти, ничего нельзя ввезти.

— Но люди все-таки рисковали?

— Контрабандисты рисковать пытались, пытаются и будут пытаться. Для этого и существовала и существует таможенная служба. Вот, к примеру, как видите, коллаж по операции «Татьяна». Это совсем недавно было — в 2011 году. Гражданин Молдовы ехал себе из Одессы домой. А в его автомобиле (в дверце, под металлической обшивкой) таможенники обнаружили, ни много, ни мало, 1 миллион 820 тысяч долларов США. Вот теперь вся эта операция нашла отражение в сделанном мной коллаже.

— Доллары на вашем планшете, конечно, не настоящие?

— Конечно, — смеется Валерий. – Равно как и иные предметы, все здесь сделано своими руками. То есть, я просто воссоздаю то или иное громкое таможенное дело, реконструирую его. Вот и этот ананас, на который вы обратили внимание — тоже ненастоящий. В настоящих в свое время пытались перевезти большую партию кокаина. Не получилось — нашли и конфисковали. А здесь воспроизведена операция «Поисковик» 2008 года. Тогда на судне за поливочным баком было обнаружено более 11 килограммов кокаина. Вот операция «Глотатель»: наркотики попытались провезти в собственном кишечнике.

— Глотатель жив?

— Живой, с ним все в порядке. Провоз наркотиков «в себе» — дело не новое. Иногда оканчивается плачевно для того, кто идет на подобный риск. Бывает, что пакет разрывается или теряет герметичность, и наркокурьер погибает от передозировки наркотика. Но люди остаются людьми: человеку по-прежнему все еще кажется, что он хитрее всех.

Да, человеку по-прежнему так кажется, и он идет на риск. Вот еще одна операция, «Алина», история которой представлена в музее Валерия Орловского. Редчайшие старинные монеты, старейшие (до нашей эры!) денежные единицы в виде крошечных рыбок. Все это гражданин России в прошлом году пытался провезти в обыкновенном баллончике от крема для бритья. На что рассчитывал? Вероятно, тоже решил, что хитрее всех. Не вышло. Теперь муляжи этих древних денежек стали экспонатами. Равно как и злополучный баллончик с кремом для бритья.

Еще в советские времена, как рассказывает Валерий Орловский, один морячок-кубинец, радист, тоже решил, что он самый находчивый. Вошли таможенники в каюту на досмотр, а он себе лежит-отдыхает.

— Нам сразу показалось странным, что человек лежит одетый. Что-то не так, — рассказывает Валерий.

И в самом деле, оказалось, что «не так»: в карманах у кубинского радиста оказались золотые украшения на сумму в те времена внушительную — почти на 90 тысяч рублей.

А вот на этой стене — фото и даже картина, написанная художником Аркадием Русиным: Валерий Орловский в форме на фоне каких-то пакетов.

— Это одна очень памятная история из моей службы, — поясняет Валерий. — Больше десяти лет уже прошло, как это случилось. Пришел теплоход «Паллада» из Турции с партией тапочек. Товар, как говорится, самый мирный. Начинаем таможенный контроль. Документы на груз — в порядке. На теплоходе имелся еще и автофургон. Его хозяин — гражданин Польши. При общении я почувствовал, как он напряжен. Дал команду разгрузить машину. В передней части кузова, за тремя перегородками нашли тайник с аккуратно упакованными «посылочками». В пакетах оказалось крупнейшая — 203 кг! — партия героина. Его стоимость — 20 млн. долларов. Был составлен протокол, дело передали в СБУ. Как потом стало известно, перевозчика-поляка вскоре «убрали»: в наркомафии свои законы, там не прощают проколов и не оставляет следов. А уже потом художник запечатлел историю с находкой героина на полотне.

Каждый стенд, даже самый крошечный, в доме Валерия Орловского — какая-то отдельная история. Всего и не перечислишь.

— Конечно, хотелось, чтобы в Одессе был создан музей таможенной службы. Я бы хотел, чтобы эти экспонаты, документы, каждое наше дело было представлено в музее, чтобы его могли посещать все, кому это интересно. А это ведь и в самом деле очень интересно, — говорит Валерий Орловский.

231 БРИЛЛИАНТ И ОЖЕРЕЛЬЕ ЕКАТЕРИНЫ ВЕЛИКОЙ

«Еще как интересно!» — так и хочется мне добавить от себя. Изучая представленные материалы, повторить это «еще как!» можно много раз. А самая уникальная, как мне показалось, «таможенная история», о которой поведал и в которой сам лично участвовал Валерий Орловский, — это все же весьма любопытное «дело Мелктесяна». Она произошла в 1980 году. От одесского порта собирался отходить теплоход «Карелия». Он следовал в Турцию. На борту теплохода находился Абрам Рубенович Мелктесян. Не случайно называю его самым полным именем — слишком уж по-крупному «заигрался-замахнулся» Абрам Рубенович в том далеком восьмидесятом, даже дух захватывает.

Абрам Мелктесян занимал себе скромненький пост директора антикварного ювелирного магазина в Ереване. На теплоходе «Карелия» он собирался добраться до Турции, а оттуда — в США. Там Абрама Рубеновича уже с нетерпением ждал подельник. Видимо, с большим нетерпением ждал, потому как наш скромный директор антикварной ювелирки собирался привезти в далекую Америку кое-какой гостинчик. Не буду томить читателя. Не успел Абрам Рубенович попасть ни в Америку, ни даже в Турцию. Потому как изъяли таможенники у него 231 бриллиантик. Они с любовью были упрятаны в пластиковые пробки, которыми были закупорены бутылки с родным товарищу Мелктесяну армянским коньячком.

Так и это же еще не все. Особая изюминка заключалась в том, что наш советский антиквар еще и собирался вывезти, ни больше, ни меньше, изумрудное ожерелье ХVII века. Его стоимость в 1980 году оценили без малого в 2 миллиона 700 тысяч долларов США. Это что касается стоимости камней. Что же до исторической ценности, то тут вообще полный беспредел. Выяснилось, что колье принадлежало императрице Екатерине Великой!

— И что же?!

— Сложная и интересная была операция, — вспоминает Валерий Орловский. — Такие люди, как Мелктесян находились, мягко говоря, под присмотром. Компетентные органы знали, что он собирается выезжать в США. В этой истории, кстати, не обошлось и без одесских девочек «неотягченного» поведения, «сдавших» ювелира-антиквара. Мелктесян получил семь лет и отсидел свой срок. А вот судьба его подельника, ожидавшего нашего директора ереванской ювелирки в Америке, сложилась куда более печально. Его там после того, как Мелктесян с товаром не приехал, сразу же и убили.

Но и это еще не все. Как рассказывает Валерий Орловский, бриллианты и ожерелье Екатерины II после успешной операции попали в Москву — в музей на Лубянке. И там они благополучно находились до развала СССР. А потом их след таинственным образом «растворился». Где они теперь — вопрос без ответа. Кстати, не так давно ереванские журналисты приезжали в Одессу, и с этим же вопросом обращались к Валерию Орловскому. Валерий им рассказал, что искать уникальные ценности, изъятые у их соотечественника, давно уже нужно никак не в Одессе. А где искать — это уже тайна, которая, выражаясь языком исторического периода той же Екатерины, «велика есть».

Бродим по домашнему музею. Столько всего собрано, столько всего сделано своими руками! Тут и знаки отличия работников таможенной службы за всю историю ее существования, и самые уникальные документы. По сути, Валерий Орловский реконструирует те исторические процессы, которые происходили в таможенных органах Российской империи, СССР и Украины.

И как было бы замечательно, если бы все, собранное Валерием Орловским, стало когда-нибудь нашим общим достоянием, ведь каждая таможенная находка — это еще одна страничка такой разной, порой необычной истории нашего города-порта.
6570

Комментировать: