Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +7 ... +9
днем +7 ... +10
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Суровая вахта

Среда, 29 января 2014, 15:05

Анатолий Глущак

Вечерняя Одесса, 28.01.2014

К 90-летию со дня рождения Ивана Рядченко

В нынешнем году исполняются круглые мемориальные даты четырех писателей, возглавлявших областную писательскую организацию с первых послевоенных лет и до приснопамятной горбачевской перестройки. Евгений Бандуренко и три Ивана — Гайдаенко, Рядченко, Дузь — представляли легендарное поколение фронтовиков, победителей в смертельной схватке с фашизмом.

Все четверо преуспевали в разных литературных жанрах, их книги были востребованы широкой читательской аудиторией. Будучи признанными лидерами, они повседневно заботились о творческой молодежи, пополнении организации, замечали и поддерживали каждый писательский успех, были примером корпоративной этичности, вместе с моральными авторитетами коллектива пресекали самохвальство и того хуже — стяжательство. Стоит почитать книги воспоминаний о каждом из Иванов — Петровиче, Михайловиче, Ивановиче, чтобы составить портреты этих знаковых фигур культурного ландшафта Одессы второй половины ХХ столетия. Мы же поведем речь об Иване Рядченко: 25 января исполнилось 90 лет со дня его рождения.

Мощным озонатором духовной атмосферы общества после смерти Сталина стала поэзия. С 1955 года начали проводиться Дни поэзии. В одноименном первом коллективном сборнике (издательство «Московский рабочий», 1956 г.) одна из публикаций носила примечательное название — «Пришло время стихов». Рифмованные строчки звучали в студенческих общежитиях и заводских цехах, во дворцах культуры и даже на переполненных стадионах. Жизненная и огневая закалка военного лихолетья позволяла недавним фронтовикам честно и выпукло выразить в стихах биографию поколения, свежо и эмоционально рассказать об утратах и обретениях. Эпиграфом этого поэтического марафона было четкое и емкое признание:

Проверка смертью шла четыре года,
Проверка жизнью длится много лет.

В Украине жили и работали три удивительных поэта, чья читательская известность простиралась от Карпат до Камчатки. У каждого из них был свой тематический диапазон, шедевры и крылатые находки. Философ Николай Ушаков обессмертил себя максимой «Чем продолжительней молчанье, тем удивительнее речь». Начались полеты в космос, и Леонид Вышеславский тысячи своих почитателей околдовал своими «Звездными сонетами», в том числе Юрия Гагарина. Щедро оснащены поэтическими самородками стихи Ивана Рядченко.

Когда наступал майский день Победы, на страницах газет, в передачах радио и телевидения обязательно находилось место для хрестоматийного стихотворения Ивана Ивановича «В день окончания войны». С какой драматургической емкостью и пронзительной правдивостью передана автором реакция однополчан на известие о первом утре мира:

Еще стояла тьма немая.
В тумане плакала трава.
Девятый день большого Мая
уже вступил в свои права.

В неистовом «грохоте радости», в канонаде стрельбы из всех видов оружия автор в клиповом формате (говоря по-современному) показывает реакцию всего трех участников войны: лейтенанта, который «дробил чечетку», начпрода, который «впервые за четыре года палил из «вальтера» и рванувшего ворот гимнастерки повара. Но лирический герой стиха и видит, и слышит больше:

Не рокотами стайки ЯКов
над запылавшею зарей.
И кто-то пел,
и кто-то плакал,
и кто-то спал в земле сырой.
Вдруг тишь нахлынула сквозная.
И в полновластной тишине
спел соловей,
еще не зная,
что он поет не на войне.

Что комментировать?! На уровне вечных партитур! Лишь добавим, этот шедевр Рядченко неоднократно печатали популярные в советское время отрывные календари. Миллионы людей, оторвав листик с датой 9 Мая, не выбрасывали его, а прятали — кто за икону, кто в домашний альбом с фотографиями фронтовиков. Нередко шли слушать соловьев — собратьев вестника мира.

Рядченко издал в Одессе, Киеве, Москве полсотни книг. Его стихи напечатаны в десятках антологий. Эти книги стоят на книжных полках Одесчины — они востребованы и теперь. Творчество нашего земляка уже ряд лет активно пропагандируют мастера художественного чтения Елена Куклова и Светлана Лукина. Поэтому не станем больше цитировать, а спросим: «Вы давно держали в руках стихотворные сборники, прозу Ивана Ивановича?» Там вы найдете неувядаемую любовную лирику, философские раздумья о жизни человека умного и проницательного.

Рядченко пользовался в Одессе такой же популярностью, как офтальмолог Надежда Пучковская, актер Михаил Водяной, легендарные морские капитаны судов Ким Голубенко, Вадим Никитин, основатель «Вечерней Одессы» Борис Деревянко. Тесные творческие узы связывали Ивана Ивановича с ленинградцем Михаилом Дудиным, киевскими писателями Константином Кудиевским, Дмитром Павлычко.

Особой заслугой Рядченко является чуткая, провидческая забота о молодых талантах (впоследствии — маститых!) — Измаиле Гордоне, Борисе Нечерде, Тарасе Федюке, Владимире Рутковском, Анатолии Колисниченко, — знаковых фигурах одесской литературы нового времени.

В моем собрании книг с автографами писателей первым номером стал сборник Ивана Рядченко «Тревоги сердца моего». Теплая надпись автора на титульной странице начинается словами «в память о знакомстве» и заканчивается пометкой «Сент. 1962». На ту пору я только начинал работать в молодежной газете, по части рифмованных публикаций — обнародовал две пародии на коллег-филологов в университетской многотиражке. О них Иван Иванович, мог и не знать. Но то, что рано или поздно сверну на стезю стихотворчеств, предугадал-предсказал. В 1974 году, после выхода двух поэтических сборников, дал мне рекомендацию для вступления в Союз писателей.

Рядченко умел дружить с людьми — без панибратства или высокомерия. Умел стоять «за други своя». В подцензурные времена возникали трения между зональными книжными издательствами и областными писательскими организациями. Мы с Иваном Ивановичем, как руководители этих коллективов в Одессе, договорились об ответственном отношении обеих сторон к апробации рукописей, доработке их. Не создаем конфликтов из-за рукописей посредственных и конъюнктурных. Но стоим совместно за качественную литературу. Этим и объясняется, что яркие, новаторские книги Бориса Нечерды, Измаила Гордона, Анатолия Колисниченко появлялись в «Маяке», а не в киевских издательствах. А 50-, 65-тысячные тиражи лучшей прозы вызвали даже неудовольство столичных бонз-лауреатов: мол, это наши привилегии. Павло Загребельный, возглавлявший писателей Украины, стал на сторону одесситов: если есть заказы книготорговцев, а издательство находит резервы бумаги, то надо учитывать читательский спрос.

Буквально с первых номеров «Вечерней Одессы» на ее страницах появилось имя Ивана Рядченко. Он стал другом газеты, единомышленником Бориса Деревянко. Они защищали честное имя капитана Вадима Никитина. Они били в набат, когда хваткие силы «пилили» Черноморское пароходство.

Век-волкодав, как о ХХ столетии высказался самый трагичный русский поэт, замкнул в своих временных теснинах четырех одесских писателей, идущих в одном направлении, связанных общими чаяниями.

Утром 3 июня 1997 года остановилось сердце Ивана Рядченко. Это стало беспощадным ударом судьбы для редактора «Вечерней Одессы». И он провел беспрецедентный марафон публикаций стихов побратима в течение 40 поминальных дней.

11 августа того же года погиб от пули наемного убийцы Борис Деревянко.

11 января следующего года не стало Бориса Нечерды.

23 января 1999 года уже смертельно больной Василь Фащенко публикует в «Вечерней Одессе» статью-реквием к 75-летию Ивана Рядченко. В июне того же года не стало и Василя Васильевича.

В промежутке двух лет завершилась жизненная суровая вахта четырех замечательных людей, достойно и ответственно явивших себя людям в короткий праздник жизни.
5730

Комментировать: