Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -5 ... -3
вечером -6 ... -5
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

«Сухой лист» короля оперетты

Четверг, 8 октября 2015, 11:29

Дэви Аркадьев

Динамо-Киев, 2015

ПАМЯТИ ДРУГА

Полагаю, что многим украинцам, особенно, слава Богу, еще молодым, даже трудно себе представить уровень почетного звания «Народный артист СССР», и уж тем более, подлинную сенсацию 1976-го года, когда — впервые в истории советского искусства! — высочайшее звание присвоили — первому среди артистов оперетты!

А ведь этот жанр был не в почете у властей, которые считали его даже «идеологически вредным». Но публика так обожала актера, которого журнал «Театр» в одной из своих публикаций назвал «королём оперетты» (!), что чиновникам пришлось уступить перед подлинной народной любовью и Михаил Григорьевич Водяной, которому 23-го декабря 2014-го года исполнилось бы 90 лет, стал первым в своем жанре народным артистом СССР…

Сразу должен развеять одну из самых популярных одесских легенд о том, что Водяной родился в Одессе. К слову сказать, в своём родном городе сам не раз встречал тех, кто «сидел с Мишей за одной партой» или «рос с ним в одном дворе». Увы, Водяной не был коренным одесситом. Он родился в Харькове 23 декабря 1924 года, был вторым ребёнком в обеспеченной еврейской семье начальника по снабжению и домохозяйки.

Для краткости изложения позволю себе строки из Википедии.

В 1938 году семья переехала в Кисловодск.
В 1941 году Михаил поступил сразу на 2-й курс актёрского факультета Ленинградского театрального института, где проучился до 1943 года. Во время войны институт был эвакуирован в Томск.
Актёр Пятигорского театра (1943—1945), Львовского театра музыкальной комедии (1947—1953), который позже переехал в Одессу и стал Одесским (с 1954) театром музыкальной комедии.
В 1952 женился на актрисе Маргарите Дёминой, с которой прожил 35 лет. Они вместе исполняли ведущие партии в спектаклях, вместе гастролировали с концертными программами.

После прочтения первых же комментариев решил, что (именно для молодых!) не помешает добавление хотя бы одного видео, где Михаил Водяной в роли Попандопуло  (из кинофильма «Свадьба в Малиновке»).

К слову сказать, когда после одной из наших встреч, мы вместе вышли из театра, у Михаила Григорьевича под мышкой был пакет. Заметив мой любопытный взгляд, Водяной оживился:

— Это туфли, в которых я играю Мишку Япончика…

— На починку?

— Нет! Представляешь, меня пригласили на одну из главных ролей в фильме «Свадьба в Малиновке»?! Завтра уезжаю на съёмки, буду играть в этих туфлях Попандопуло…

По роду своей профессии мне довелось не раз брать у актёра интервью и наше знакомство постепенно переросло в крепкую мужскую дружбу. Помню, как во время первой же встречи, проходившей ещё в старом здании театра, в его маленькой душной гримёрке, беседовали с Водяным о спорте и культуре физической.

— Не представляю себе нашего брата, актера, без спорта, — говорил Михаил Григорьевич. — Мы его не только любим, но и многим ему обязаны. Ведь ежедневно приходится работать на сцене по одиннадцать-двенадцать часов. Репетиции, спектакли. В течение дня совершаешь сотни прыжков, поворотов, различных движений. Как бы это все можно было выдержать без хорошего тренинга?!

В день нашей той же первой встречи спросил его:

— А на сцене Вам приходилось играть спортсменов?

— Да, еще в 1946 году, когда наш театр начал свою деятельность спектаклем «Одиннадцать неизвестных», я играл короля футбола сэра Стенли Макплюта. Эта оперетта была написана после возвращения московских динамовцев из Англии. Мне тогда на сцене неплохо удавалось исполнять «ножницы».

— Между прочим, эта роль мне пригодилась, когда я принимал участие в настоящем футбольном матче, — улыбаясь, продолжал Водяной. — В 1957 году актеры Одессы решили собрать средства в фонд Московского фестиваля. Матч проходил при переполненных трибунах стадиона в парке имени Шевченко. Тогда я показал одесситам, как исполняется «сухой лист», и горжусь тем, что сделал это раньше Валерия Лобановского. Поставив мяч на угловую отметку, я ударил по нему просто в поле. Мяч высоко взмыл и оттуда пулей влетел в ворота. Трюк объяснялся просто: мяч был на длинном нейлоновом шнуре. Мы тогда еле-еле сравняли счет благодаря одной «тактической новинке». Когда я овладел мячом, меня плотным кольцом окружили партнеры. Взявшись крепко за руки, кружась вокруг меня, они начали продвигаться к воротам. Нас тогда бы, наверное, не смогла остановить ни одна защита мира. Весело напевая «ладушки-ладушки», команда оперетты вместе с мячом вкатилась в ворота соперников.

— К слову, Михаил Григорьевич, я очевидец того матча, но это футбол комический, а как Вы относитесь к настоящему?

— Я рядовой болельщик,— ответил Водяной.— Люблю бывать на стадионе, иногда нравится находиться в самой гуще одесских болельщиков, где становишься свидетелем рождения анекдотов…

И Водяной рассказал одесскую «хохму» еще тех времен, когда он сидел на матче вместе с Юрием Тимошенко (увы, и этого актера уже нет среди нас).

— Было это еще в те времена, когда любимец одесситов Котя Фурс считался грозой вратарей, — рассказывал Водяной. — В один из моментов кумир трибун овладел мячом, прошел вперед, при этом потерял по дороге бутсу, в доли секунды обработал мяч и красивым ударом забил гол. Плотный мужчина, который сидел впереди нас, вскочил и стал кричать: «Проверьте паспорт! Паспорт проверьте!». Мы не понимали в чем дело. А он продолжал: «Паспорт проверьте! Это же бразилец!». Ну разве можно не любить такого болельщика?! Я иногда по-доброму завидовал футболистам, которые имеют многотысячную аудиторию сопережевающих.

Когда в киевском Дворце спорта Беланов вместе с товарищами получал свою вторую золотую медаль чемпиона Советского Союза и в этот вечер мастера искусств давали большое представление в честь динамовцев, я познакомил Игоря с Михаилом Водяным.

Потом провожал их в Одессу. А через несколько дней Водяной позвонил мне оттуда.

— Этот наш и ваш обладатель «Золотого мяча» отличный парень, — восторженно говорил актёр.— Я ещё не встречал в своей жизни футболиста, который был бы так скромен, как Игорь. Мне кажется, что даже не понимает, что с ним произошло. Думаю, от зазнайства Беланов застрахован: как и каждый одессит, он обладает достаточным чувством юмора.

Любопытно, что сам Беланов в одном из своих интервью на вопрос: «А какие интересные встречи вне футбольного поля подарил лично вам год мексиканского чемпионата мира?» ответил:

— Представляете, как раз за два дня до нового, 1987-го года в киевском Дворце спорта, где нас приветствовали мастера искусств, я познакомился с выдающимся мастером оперетты – своим земляком, народным артистом Советского Союза Михаилом Григорьевичем Водяным. Он мне посоветовал поскорее забыть о своём «высоком положении» обладателя «Золотого мяча» и предостерёг, что среди завсегдатаев трибун есть немало таких, которые с удовольствием наблюдают не столько за взлётом своих кумиров, сколько за их падением…

В июле 1987-го года Одесский театр оперетты был на гастролях в Киеве. Я в это время работал над рукописью книги о футболе, и когда мы с Водяным встречались или перезванивались, много на эту тему говорили. Иногда читал ему готовые отдельные фрагменты и с интересом выслушивал его мнение о прочитанном. Он любил бывать на футболе. Болел, естественно, за одесский «Черноморец» и симпатизировал киевскому «Динамо».

Однажды, прочитанный мною эпизод, рассказывал о матче в Одессе, на котором мы вместе с Михаилом Григорьевичем оказались свидетелями «договорной» игры. Даже весёлый счёт 3:3 не обманул тогда одесситов. Освистав обе команды задолго до финального свистка, они покидали трибуны. Был в том уже написанном набело фрагменте и наш диалог относительно увиденного.

— Это очень серьёзно,— с грустью в голосе сказал Михаил Григорьевич, когда я закончил читать отрывок из рукописи. – Поэтому, думаю, весь юмор и некоторые жаргонные словечки из репертуара Мишки Япончика, мне кажется, лучше убрать. Оставь только Водяного-человека, которого всё увиденное возмутило до глубины души. И это будет правда, которая очень нужна нам всем…

Он не кривил душой, когда говорил, что в любом спектакле настоящий актёр играет с полной отдачей, выкладываясь без остатка. Михаил Григорьевич Водяной сыграл более ста ролей и каждую из них (в любом спектакле или кинофильме!) на пределе. Так он играл и в июле 1987-го на гастролях в Киеве в мюзикле Джерри Бока «Скрипач на крыше» роль Тевье-молочника. По единодушному мнению критиков, эта роль была вершиной в творчестве актёра.

В Киеве за пятнадцать дней он сыграл в шести спектаклях (замечу, что после перенесенных им инфарктов врачи разрешили лишь четыре спектакля в месяц…). И сердце, частицу которого в каждом своём спектакле он щедро отдавал людям, не выдержало: в погожий сентябрьский день, когда он уже был в отпуске, случился третий инфаркт. 11-го сентября 1987-го года его не стало.

«Надо было себя поберечь!» — слышал я от многих в день похорон друга. А как? Не играть? Но ведь на сцене и была его жизнь! Так разве мог кто-то запретить ему жить?!

Когда М.Г.Водяного уже не было в живых, зритель Александр Антоновский прислал «Стихи приглашенного на «Бал в честь короля» в день открытия сезона 29 сентября 1995 года».

Они заканчиваются такими строками:

«…Вот кончен бал,
Погасли свечи…
Аплодисментов шум умолк.
А он остался вместе с нами,
Как будто вышел на часок…»

Остался вместе с нами…

Удивительно точно сказано! Перечитываю это в труднейшие для Украины дни, когда война на Донбассе, аннексирован Крым, тяжелейший экономический кризис, на украинцев свалились архитрудные  испытания… Но жизнь, слава Богу, продолжается и на официальном сайте Одесского академического театра музыкальной комедии имени Михаила Водяного я рад был увидеть красочную афишу на 22-е декабря 2014 — в канун 90-летия Мастера! — естественно, на государственном языке:
«БАЛ НА ЧЕСТЬ КОРОЛЯ» — У пам'ять великого артиста — народного артиста СРСР Михайла Водяного, ім'я якого носить театр…
8663

Комментировать: