Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +2 ... +5
днем +4 ... +7
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Стивен Фрирз: «Я - фривольный идиот»

Суббота, 15 ноября 2014, 18:15

Александр Левит

Окна, 31.07.2014

Один из мэтров мирового кинематографа Стивен Фрирз стал почетным гостем Пятого Одесского международного кинофестиваля. Семидесятитрехлетний британский мастер психологической драмы, известен публике по трем десяткам фильмов, в числе которых «Опасные связи», «Королева», «Филомена», «Моя прекрасная прачечная» и другие суперпопулярные ленты. Кинематографист неоднократно удостаивался самых престижных наград Берлинского и Венецианского кинофестивалей, премий «Гойя» и «Сезар», а также номинировался на «Оскар», «Золотой глобус» и «Золотую пальмовую ветвь» Канн.
В Одессу, где на торжественной церемонии ему вручили «Золотого Дюка» - за вклад в киноискусство, Фрирз приехал всего на три дня - лично представить свою ретроспективу и дать мастер-класс. «ФАКТАМ» повезло пообщаться с легендой.

Немного помятый и растрепанный, Стивен появился в любимой красной футболке с креманкой в руках. Буквально несколько минут спустя стало понятно: он – не только нарочито эпатажен, а и удивительно контактен (во всяком случае, для выходца с Туманного Альбиона), с отличным чувством юмора и самоиронии.

- Вчера вы представили свою «Филомену» (этот фильм номинирован в четырех категориях на премию Оскар, получил премию Британской киноакадемии «За лучший сценарий», а также приз Венецианского кинофестиваля «За лучший сценарий» - Авт.) и попросили многочисленных зрителей, собравшихся в кинотеатре «под открытым небом», на Ланжероновском спуске, быть осторожней…

- Да, я хорошо знаю о том, что происходит в Одессе на известных лестницах (намекает, таким образом, на сюжет из легендарного «Броненосца «Потемкин» Эйзенштейна – Авт.). Вообще же, Одесса меня просто потрясла!

- Учитывая последние события в Украине, не было ли страшно ехать сюда?

- Когда меня пригласили, я даже поверить не мог: та самая Одесса, в которой я еще никогда не был! Первый вопрос, который я задал: «Безопасно ли это?» Я знал, что у вас здесь беда творится. Не скрою, меня начали отговаривать. Тогда я прочел Исаака Бабеля и загорелся желанием приехать. Более того, пригласил своего друга, а моя бывшая жена обиделась на меня за то, что я ее с собой не взял…
И вот – я здесь. Прекрасный город, похожий на Париж! Красивая архитектура, широкие улицы. А главное – это суперромантичный город.

- На церемонии вручения «Золотого Дюка» вы назвали себя голливудским декадентом. Почему?

- Это просто так, по глупости. Разве у вас нет глупых людей (Смеется). Хотя я-то живу в Англии…
Вообще, нашли о чем спрашивать. У вас здесь просто великолепное банановое мороженое, еще и голубого цвета! Так что у капитализма есть и хорошие, и плохие стороны… (Улыбается, продолжая смаковать).
Вот у меня здесь интересовались, какая из моих наград наиболее ценна. «Естественно, та, которую только что получил в Одессе», - ответил я. Подумав, что это может быть своеобразной проверкой на лояльность, добавил: «На такие вопросы давно научился отвечать».

- Слишком много наград получали!

- И это – тоже. Нынешняя стала 56-й в личной коллекции международных трофеев. Год назад, получая на фестивале в Барии платиновую статуэтку – награду имени Федерико Феллини – я решил пошутить. Предположил возможность продажи этого куска платины с целью оказания финансовой помощи экономической отрасли своей Родины.

- У вас складывалась неплохая театральная карьера. Почему отдали предпочтение кино?

- Открою секрет: я никогда не стремился быть кинорежиссером, но хотел стать режиссером театральным. А начиналось все с поступления в 1960 году в Кембриджский университет, на юридический. Просто не чувствовал расположения к медицине - профессии отца, а для изучения других гуманитарных наук не считал себя достаточно подготовленным.
Изучая в университете законы, я загибался от скуки. По-настоящему же там я занимался театром, ставя различные студенческие спектакли. Потому, естественно, тянуло в режиссуру и… притянуло. В этом плане моя карьера началась в хорошем лондонском театре Ройал-Корт. Как-то встретил отличного кинорежиссера Райса, который предложил мне поработать над его фильмом, и я согласился. Затем мне предлагали еще и еще сценарии, работу. Я получал деньги, находил девчонок, все такое. Поэтому и остался в кинорежиссуре. Потому это нельзя назвать осознанным, продуманным решением. Хотя, с одной стороны, эти профессии очень тесно связаны, но с другой – абсолютно отдельные.
Начав снимать кино, убедился, что не стоит сравнивать театр и киноискусство. Драматургия и сценаристика - основополагающие вещи в обеих областях, но, в то же время, нельзя снимать фильмы, ничего не понимая в театре.
Пытаюсь донести это нашей завтрашней смене: я еще преподаю, и часто говорю своим студентам, что для того, чтобы научиться создавать достойные киноленты, следует пойти в театр. Не так давно один из них спросил меня: «Зачем туда ходить?» Я ответил: «Поскольку театр – это драматическое явление, начало начал…» Он парировал: «Зачем мне об этом знать?» Здесь подумалось: с такими учениками недолго и руки на себя наложить…
Знаю, что научиться снимать фильмы можно только снимая эти самые фильмы. Я не знаю, как научить этому людей, сидящих за учебными партами. Слава Богу, подбором студентов занимаюсь не я, а потому мне остается лишь преподавать.

- Еще, между лекциями, снимать понемногу…

- Пожалуй, вы – правы. Я обожаю свою работу и не понимаю, чем мог бы заняться помимо режиссуры. Вообще я счастлив, что могу работать в моем возрасте.

- Чем должен обладать человек, чтобы стать хорошим режиссером?

- Американский режиссер Билли Уайлдер сказал, что не нужно уметь писать, чтобы быть хорошим сценаристом, но нужно уметь читать, чтобы быть хорошим режиссером. Мне эта мысль нравится. Режиссер должен управлять коллективом из ста человек. Для этого понадобятся мудрость, доброта, зрелость, щедрость. И, безусловно, терпение.

- Кто из коллег-режиссеров вам нравится, сугубо профессионально?

- Кого-то назову, а спустя минуту – передумаю… Джон Форд, Эрнст Любич, Мартин Скорсезе, еще – один иранский режиссер. Естественно, нравится Хичкок, я им восхищаюсь. Если уж заимствовать, то, естественно, у лучших. (Улыбается).

- Насколько интересно смотреть фильмы коллег, нужно ли вам это?

- Естественно, есть режиссеры, которыми я восхищаюсь и считаю их работы очень интересными. Нередко смотрю фильм, и не понимаю, как его отсняли… Возможно, покажется странным, но с возрастом меня стали больше интересовать собственные фильмы.

- Какой из украинских фильмов вы смотрели, возможно, какой-то вам понравился?

- Скажу честно, не видел ни единого украинского фильма.

- А российские?

- Тоже. Я вырос на классическом советском кино. Можем говорить, например, о «Броненосце Потемкин», однако обычно при этом люди очень злятся. Что до постсоветского кино, то я его практически не знаю…

- Вы – создатель ряда нашумевших лент и, в частности, фильма «Королева». Как ее Величество, Королева Великобритании, отнеслась к этому фильму и воссозданному в нем ее образу?

- Думаю, что звонить она мне больше не будет (улыбается). Однако мне сказали, что ей понравился фильм. Говорят, она даже кое-что мне отправила…
В действительности, мне хотелось показать ее, как обычную женщину, простого человека. Странно, но до этого момента никто о чем-то подобном даже не подумал. Наверное, потому, что в Англии считается, что королева правит страной по праву Бога. То есть, ее власть напрямую проистекает прямо с небес. Любопытно и то, что кто-то из ее отдаленных пра-, пра- родственников, кажется, кто-то из детей королевы Виктории, были в родстве с российским царем. Королевские семьи, они все – в родстве. Потому с такими людьми, как я, они вообще не общаются.

- «Королеву», прежде всего, отличает то, что главные герои - могущественные и действующие политики: Елизавета II и Тони Блэр. Если взять, например, могущественный СССР, то подобной чести при жизни удостаивались только Сталин и Брежнев…

- В этом что-то есть: Сталин, Брежнев и королева! Весь интерес нашего фильма как раз и заключался в том, что его герои - живые политики, а Тони Блэр был еще и действующим премьер-министром. Снимать кино о мертвых лидерах - совсем другое, неувлекательное дело. А здесь – все живо, присутствует провоцирующий элемент…

- Кем вы себя ощущаете: великим режиссером либо великим провокатором?

- Действительно, я люблю провоцировать людей.

- На одном из предыдущих Одесских кинофестивалей другой великий британский провокатор Питер Гринуэй, утверждал, что кино мертво и перспективы у него нет. Действительно ли кино умирает?

- Он – очень серьезный человек, а я – фривольный идиот. Потому такими высокими вопросами голову себе не забиваю. Думаю: он куда больший провокатор, чем я.
Я вижу, что кино меняется и современное кино лично для меня не совсем интересно. Однако люди смотрят то, что им нравится. Я же, на самом деле, не так много думаю о кино. Мне нравится моя работа и то, что делаю именно я.

- Как реагируете на критику в прессе, читаете ли рецензии на свои фильмы? Смотрите ли свои фильмы, снятые ранее, анализируете ли их? Возможно, что-то хотелось бы сделать по-другому…

- Я не смотрю свои старые фильмы. Ведь, если они окажутся очень хорошими, то я подумаю, что утратил талант. Если же - плохими, то переживал бы по этому поводу. Я не читаю критику, поскольку это очень опасно. Скажу больше, в последнее время я не дочитываю до конца даже сценарии. Если «захватывает» в первые 10-15 минут, то дальше пойдет: можно все унюхать… На самом деле, секрет хорошего, сильного фильма –хорошая история, то есть, сценарий. Людей интересует история, актеры, а вот режиссер их уж точно не интересует. Ведь в любом случае сценарий – это все!

- Сейчас очень многое никого не интересует. Когда вышла ваша лента «Опасные связи» общество было другим. Не собираетесь ли вы снять сейчас что-то подобное, с поправкой на общество нынешнее?

- Я ведь не пишу сценарии к своим фильмам. Я сижу дома, а мне присылают эти самые истории. Мои друзья – классные сценаристы, потому, в любом случае, я работаю только под «вторым номером».
Касательно «Опасных связей». Не хочу забирать все лавры, поскольку сценарий этого фильма был выписан классно: Кристофер Хэмптон получил за него Оскар. Хотя, признаюсь, что я – умнее, добрее, смелее и лучше (Смеется). В придачу, актеры очень талантливые, они сами знают, что и как им делать. Я не гоняюсь за ними с ружьем либо с плеткой, хотя Джон Малкович, конечно же, сумасшедший…
Я все знаю, чем занят режиссер, что он делает. Больше этого не знает никто.

- Много ли изменений претерпевает изначальный сценарий при вашей работе над фильмом?

- Иногда говорю: «Напиши лучше». Либо: «Если история разворачивается вот так, не должен ли здесь быть вот такой вот сюжетный поворот?». То есть, задаю очень очевидные вопросы. Я заинтересован в том, чтобы снять фильм, который они хотят видеть, но… хороший. Нередко, заканчивая фильмы, понимают, как заполнить те или иные «дыры», и говорят: «Нужно переснять». Я отвечаю, что я не переснимаю, что нужно снимать «правильные сцены» сразу.

- Ваше отношение к «раскадровке», занимаетесь ли вы этим, либо перепоручаете своим помощникам?

- Ни я, ни кто-либо другой в группе этим не занимается. Это – удел ленивых, мне же нравится думать.

- Возможно, но как к этому относятся продюсеры, которым приходится нести большие траты?

- Они все равно сэкономят на наших зарплатах. Мы на Западе верим в свободу.

- Значит, у вас коммунистические отношения с продюсерами?

- Именно так. Я верю в свержение продюсеров, и уже сейчас просто врываюсь в их офисы (Смеется). Нужно быть независимым!

- Независимость – дело хорошее, но где доставать деньги на финансирование?

- Я иду в банк, достаю пистолет и… все – получаю деньги. Откуда еще деньги берутся?
Хотя сами фильмы собирают неплохую кассу – «Королева», «Филомена». Однако я живу в сугубо капиталистическом мире, где нужно выживать. Желательно цивилизованно. Если вы берете у кого-то деньги и пускаете их «на ветер», это расстраивает людей, им это, естественно, не нравится.
Признаюсь: у моих фильмов весьма редко бывают большие бюджеты, а молодые артисты стоят дешево. Другое дело, что потом они становятся звездами. Для фильма «Моя прекрасная прачечная» у нас был список из четырех актеров: Тим Рот, Гари Олдман, Кеннет Брана и Дэниэл Дэй -Льюис. Мне сказали, что Дэниэл - самый красивый. Но никто не знал тогда, что он станет звездой (трижды лауреат «Оскара» - Авт.).

- Как вы взаимодействуете с актерами? Указываете им, как и что надлежит делать « в кадре» либо позволяете действовать самостоятельно?

- Актеры кажутся мне очень умными людьми. Вообще есть мнение, что самый бесполезный человек на съемочной площадке – это режиссер. Потому что актеры и сами могут очень многое сделать. Они способны сделать то, что не делаю я: они оголяются перед камерой, влюбляются, выставляют себя на посмешище… Мне кажется, это куда более стоящие люди, чем я. Я испытываю к ним большое уважение.

- В повседневной режиссерской работе – масса проблем: малый бюджет, всевозможные запреты, например, в виде закона против гомосексуализма… Делает ли это режиссера более мудрым, умеренным либо это, скорее, убивает в нем творческое начало? Как часто следует идти на компромисс?

- Я против слова, понятия компромисс – оно какое-то некрасивое. Мне лично больше нравится, когда люди находят более интересные, нестандартные решения проблем. Никогда не думал, что можно снять нормальный фильм за небольшие деньги. А вот «Прачечную» сняли буквально за смешную сумму – мы были молоды и вышли из положения. Нужно быть изобретательным, включать воображение, обходить «острые углы». Возьмите того же Михаила Булгакова, который сумел, несмотря на все запреты, найти нужную форму и создать уникальные произведения.
Вообще-то, хорошо быть молодым, когда еще особо не задумываешься о подобных проблемах. И главное – все получается, в лучшем либо худшем виде.

- Чем намереваетесь заниматься в ближайшее время?

- Сейчас заканчиваю фильм об известном велогонщике Лэнсее Армстронге. Он выиграл «Тур де Франс» семь раз, но при этом вел себя не очень хорошо, принимал наркотики. Это действительно очень сложная, крайне интересная работа, ни с чем подобным раньше я не сталкивался. Это все равно, что ездить в Альпах на велосипеде. Я, например, не умею ездить на велосипеде, не вожу машину. Я ничего не знал об Армстронге, пришлось все начинать с «нуля», всему учиться. Еще ничего не знал о наркотиках. Вообще, я – человек скучный, поскольку стараюсь быть серьезным, а теперь понял, как нужно жить. Если у вас есть наркотики, можем поделиться (Смеется).

- Кто исполняет роль Армстронга?

- Бен Фостер – хороший американский актер, который в свои 34 года снялся уже более, чем в трех десятках только художественных полнометражных лентах. Он отлично справился и с ролью.
6377

Комментировать: