Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +5 ... +7
днем +6 ... +7
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Станислав Говорухин: «Высоцкий совершенно не переносил второй дубль»

Вторник, 4 июня 2013, 13:19

Александр Левит

Факты, 15.05.2013

Тридцать пять лет назад начались съемки фильма «Место встречи изменить нельзя»

Фильм «Место встречи изменить нельзя» стал бестселлером. Может быть, потому, что его создатели — режиссер Станислав Говорухин, главный оператор Леонид Бурлака, художник-постановщик Валентин Гидулянов и, конечно же, Владимир Высоцкий — были детьми войны. Они сумели передать то время, которое в конце 80-х было уже таким далеким для большинства зрителей. Когда по телевизору показывали этот фильм, улицы пустели. В этом году картине исполняется 35 лет, но она не потеряла своей остроты.

«ВЫСОЦКИЙ ЧРЕЗВЫЧАЙНО НЕУДОБНЫЙ АКТЕР ДЛЯ РЕЖИССЕРА»

— Дату и место начала съемок «Места встречи» изменить никак нельзя, — улыбается режиссер Станислав Говорухин. — Все началось 10 мая 1978 года в Одессе, в бильярдной, там мы сняли первые кадры будущей картины. Можно сказать, что не я пригласил на роль Жеглова Владимира Высоцкого, а он — меня. Однажды говорит: «Вайнеры сказали, что у них для меня есть хорошая роль. Ты почитай роман, мне сейчас некогда...» Я взял у него «Эру милосердия», прочел и просто обалдел. Когда Володя приехал, я сказал: «Роман действительно классный, и роль потрясающая. Ты ничего похожего еще не играл...»

Володю я мог бы утвердить и без проб, потому что и так было ясно, что эту роль должен играть только он. Однако в те времена кандидатуру Высоцкого пришлось «пробивать». Я пошел на хитрость: сделал на Жеглова несколько проб других актеров, которые заведомо не могли тягаться с Высоцким. Начальство это убедило. «Конечно, только Высоцкий!» — сказало руководство. Володя сразу вошел не только в образ, а и в мозговой штаб картины. Хотя работать с Высоцким было непросто, он чрезвычайно неудобный актер для режиссера. Никогда не приходил в кадр просто так, не умел выполнять формальные задачи. Всегда привносил свое. При этом артист был какой-то... торопящийся. Совершенно не переносил второй дубль. Просто не любил повторяться. Он уже прожил это, и ему хотелось чего-то нового, нестись дальше. Он и партнера заводил так, что тот в первом дубле выкладывался, чтобы второго не случилось. Так Высоцкий играл и снимал «Место встречи», когда я ему доверил работать вместо себя, на время командировки. Столько всего придумал он вне сценария! И снял с первого дубля. По жизни Володя оказал на меня большое влияние, научил быть сильным. Он из небольшой когорты тех, кого я могу назвать своими духовными учителями.

— Отлично помню, как снимали первый эпизод нового фильма, — говорит бильярдист Владимир Иванов, руками которого «играли» в ленте Жеглов и Копченый. — Киногруппа арендовала тогда бильярдную в Центральном парке, сейчас ее уже нет. Изначально мне предложили роль в массовке, за что пообещали в день шесть рублей с полтиной. Потом задействовали в эпизоде. В фильме есть момент, когда мельком показывают общий вид бильярдной, где я лихо «заворачиваю» шар. Затем входит Жеглов, здоровается со мной и начинает «раскручивать» Копченого.

На съемках выдалось свободное время, и мы решили сыграть с товарищем в карты, в клабр. Помню, я выиграл 50 рублей. Товарищ захотел сыграть на «расчет»: либо он отыгрывается, либо проигрывает сотню. Только начали, подходит помощник режиссера, требует нас на площадку. Я говорю, мол, сейчас быстро закончим и пойдем. Она побежала жаловаться. Приходят Говорухин и Высоцкий, спрашивают, в чем дело. Я рассказываю, не отрывая глаз от игры, что как раз карта пошла. Выигрываю, получаю 100 рублей и иду сниматься.

Высоцкий настолько вошел в роль, что удар, который я показывал, абриколь (шар сначала ударяется об один или несколько бортов и лишь затем — в прицельный шар), вскорости повторил, и это удачно засняли. Сейчас в Одессе есть бильярдная «Место встречи», где собираются любители легендарного барда и актера.

После выхода фильма зрители были убеждены в том, что у Станислава Садальского, сыгравшего вора-карманника Кирпича, дефект речи. А ведь это — «эффект Высоцкого». Когда снимали эпизод с допросом Кирпича, получалось не смешно, и Говорухин попросил Высоцкого рассказать пару баек от имени придурковатого персонажа, у него это здорово получалось. Вся съемочная группа по полу каталась от смеха, слушая «шепелявые» истории. Садальский послушал, поупражнялся и стал говорить аналогично.

«УМНЫЙ И ИНТЕЛЛИГЕНТНЫЙ АЛЕКСЕЙ БАТАЛОВ ДОБРОВОЛЬНО ОТКАЗАЛСЯ СНИМАТЬ КАРТИНУ»

— Представьте себе, в фильме могли быть не только другие артисты, но и иной режиссер-постановщик, — рассказывает Галина Лазарева, многие годы работавшая главным редактором Одесской киностудии. — Во времена СССР все делалось по заранее утвержденному плану. Нашей киностудии, с которой уже был заключен договор на съемку, предложили в режиссеры Алексея Баталова. Телефильм был снят по сценарию братьев Вайнер, в основе которого их роман «Эра милосердия». Авторам неоднократно намекали на невозможность участия Владимира Высоцкого в данной ленте даже в эпизодической роли.

Еще в 1975-м журнал «Смена» опубликовал главы из этого романа под названием «Место встречи изменить нельзя». Как утверждали сами Вайнеры, заголовок придумал литературный редактор «Смены» Кирилл Замошкин, поскольку в ЦК ВЛКСМ забраковали «Эру милосердия», сославшись на «поповские слова». Умный и интеллигентный Баталов, к счастью, почувствовал, что фильму все-таки нужен не актер, а режиссер, и сообщил в Госкино, что в данный момент очень занят. О том, что занят он у себя на даче, в главном киноведомстве, естественно, не знали. Кандидатуру Говорухина Высоцкий всячески отстаивал перед авторами романа.

На роль Горбатого в последний момент был назначен Армен Джигарханян. По замыслу режиссера, его должен был играть Ролан Быков, но что-то не сложилось, и буквально за день до начала съемок на площадку вызвали Армена Борисовича.

Промокашку сыграл Иван Бортник — друг и коллега Высоцкого по Театру на Таганке. По сценарию у Промокашки не было ни одной реплики. Так что все фразы — плод фантазии Бортника. Во время съемок ареста банды Горбатого к Бортнику подошел Говорухин и попросил как-то обыграть сдачу в плен Промокашки. Экспромтом актер придумал гениальный ход — выходя из подвала, его герой вдруг начинает петь: «И на черной скамье, на скамье подсудимых». Съемочная группа была сражена. Мало кому известно, что именно Бортник должен был исполнять роль Шарапова. Его кандидатура нравилась и Высоцкому, и Говорухину, но худсовет был другого мнения.

НЕПРОСТО БЫЛО И С НАТАЛЬЕЙ ДАНИЛОВОЙ, СЫГРАВШЕЙ ВАРЮ СИНИЧКИНУ.

— Эта роль мне очень не нравилась, — признается актриса. — Уговорил Владислав Стржельчик: «Давай, Наташка! Там все наши». Изначально в фильме должны были играть актеры нашего питерского Большого драмтеатра: Юра Демич — Шарапова, Стржельчик с женой — пару Гвоздевых, но потом...

В эпизоде с подкидышем (он, по мнению Говорухина, был самым легким) моя героиня должна была перепеленать ребенка и взять его на руки. Когда, приблизившись к столу, на котором лежал малыш, я разрыдалась и выскочила из павильона, Говорухин вышел из себя. Но как признаться, что я совсем недавно лишилась ребенка и не могу без слез проходить мимо витрин с детским бельем. За мной вышел Володя Высоцкий: «Выпей!» — и я хлебнула коньяку. Рассказала ему и про раннее замужество, и про криминальный аборт. Он научил меня, как сосредоточиться и взять себя в руки. Высоцкий был настоящим мужиком. А я привыкла к сильным мужчинам, поскольку ушедший в 45 лет из жизни мой муж Сергей был для меня всем: нянькой, мужем, любовником, другом. Высокий, красивый, сильный. На лобовом стекле его машины висела бумажка-памятка: «Правило номер один: Наташа всегда права. Правило номер два: смотри номер один». Когда его останавливала ГАИ за превышение скорости, он показывал на букет цветов, лежавший на переднем сиденье, и говорил: «Вы знаете, к кому я еду? К Варе из „Места встречи“!» И его отпускали...

«ВО ВРЕМЯ ПАДЕНИЯ В РЕКУ МАШИНЫ ФОКСА КАСКАДЕРОВ СПАСЛО ТО, ЧТО ОДИН ИЗ НИХ УСПЕЛ ОТКРЫТЬ ДВЕРЦУ КАБИНЫ»

От роли Фокса отказался Вячеслав Шалевич. Стали пробовать Бориса Химичева, но его внешность Говорухину казалась не из послевоенного времени. С подачи Высоцкого задействовали Александра Белявского. Много лет спустя он говорил: «Если бы я знал тогда, что фильму уготована такая слава... Считал это обычной работой. Например, в сценарии было написано: Фокс входит в ресторан и звериным чутьем понимает, что здесь ловушка. А как сыграть это звериное чутье? Но Говорухин меня быстро успокоил: «Саша, ну что ты? Уйдешь в окно, и все поймут, что у тебя звериное чутье».

— Самый драматичный момент произошел во время съемок погони, когда машина Фокса, сбивая парапет, должна падать в Яузу, — вспоминает главный оператор Леонид Бурлака. — Никакого монтажа быть не могло, поэтому приспособили два «Студебекера», один из которых был без мотора. Сцену снимали одновременно тремя камерами, так как дубль был только один. Первая машина промчалась на сумасшедшей скорости, а в кабину второй посадили каскадеров и стали ее толкать в воду. «Студебекер», сделав в воздухе кульбит, перевернулся и упал в воду вверх колесами. Вынырнул каскадер, изображавший «голову» Белявского и сидевший в воде, а остальные не появляются. От жуткой паники директор картины даже потерял сознание. Но спустя какое-то время каскадеры все же вынырнули. Их спасло то, что во время падения один из них успел открыть дверцу. Иначе бы кабину сплющило и дверь заклинило. Этот эпизод получил несколько международных призов как лучший каскадерский трюк.

— За трюк со «Студебекером» мне заплатили 50 рублей, — говорит каскадер Владимир Жариков (в фильме он летел в машине с берега в реку вместо Фокса). — Если бы снимали в Голливуде, получил бы раз в сто больше. Однако суть не в деньгах, а в работе с прекрасным режиссером и актерами. Об этом я сказал Владимиру Высоцкому, когда он поинтересовался, за что я так рисковал жизнью.

Замечу, что среди «ляпов» картины внимательные зрители могли заметить появление в кадре погони за Фоксом «ГАЗ-24», которая никак не могла быть в Москве 1945 года. Бросается в глаза и силуэт черной кошки, которую рисует «бычком» от сигареты на стене ограбленного магазина один из членов банды. На самом деле актер лишь обводит уже нанесенный на стену контур, предварительно выполненный самим Говорухиным.

— Особую помощь при съемках оказывала московская милиция и лично заместитель министра МВД Никитин, — вспоминает директор фильма Джемила Панибрат. — Он сказал своим подчиненным: «Помочь киношникам — наша святая обязанность. Ведь фильм рассказывает о наших людях». Помощь была действенной, и не только, когда приходилось в столичный час пик перекрывать Манежную площадь и пускать по ней транспорт 40-х годов. Чиновнику пришлось морально давить на дирекцию Большого театра. После этого администратор Большого на целые сутки пустил съемочную группу в театр, чтобы снять эпизод.

— Создатели картины даже мысли не допускали обойтись в ней без новых авторских песен Высоцкого, — рассказала «ФАКТАМ» заведующая отделом Одесского литературного музея Лилия Мельниченко. — Предполагалось пять песен (по одной на серию), но потом отказались от этой идеи. «Я боюсь, что люди могут воспринять мои песни как концертный номер, — сказал братьям Вайнер Высоцкий. — Мой персонаж раздвоится». После бурного обсуждения пришлось с ним согласиться.
4576

Комментировать: